Бензиновый контрафакт

Торговля “паленым” топливом портит имидж нефтяным компаниям

27 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 386
  Несмотря на обострившуюся конкуренцию на топливном рынке, ужесточение контроля и взлет цен, качество российского бензина по-прежнему развивает ненормативную игру слов среди заядлых автолюбителей после посещения заправок.
     
     Недавно мэр Москвы Юрий Лужков внес некоторую сумятицу в умы местных владельцев транспорта. Как заявил градоначальник, каждый четвертый литр бензина, реализуемый в столице, является фальсифицированным. Эксперты Московской топливной ассоциации, правда, через некоторое время попытались смягчить взрывоопасную информацию — по их подсчетам, доля подделки на местном рынке оставляет всего лишь 4,3%. Однако при среднем ежемесячном объеме московских продаж топлива в 300 тыс. тонн и четыре процента не прибавляет спокойствия.
     В таких условиях потребителю расслабляться нельзя. Иначе сердце машины — двигатель — может получить “инфаркт”. Поэтому и молодые лихачи, и дисциплинированные пенсионеры стараются от греха подальше заправляться на проверенных АЗС. Но а если стальной конь вдруг “проголодался”, то на незнакомой заправке ему “светит” в бак не более 10 л топлива. Основным потребителем фальсифицированного бензина и дизель-топлива является транзитный транспорт. Его водителям некогда даже вернуться на АЗС, чтобы после “чихов” в моторе сказать пару ласковых слов заправщику, чего уж там говорить об официальных жалобах.
     Страдают от подделки топлива не только бюджет, автолюбители и экология, за которой надзирает Департамент природопользования и окружающей среды. Бензиновый контрафакт наносит болезненный удар по репутации нефтяных компаний, которые тратят на раскрутку своего имиджа огромные деньги. Чаще всего камни летят в огород джобберов — владельцев небольших сетей и заправок, торгующих бензином под брендом крупной компании. Не секрет, что некоторые джобберы торгуют продукцией “левого” происхождения.
     Торговать поддельным топливом очень выгодно. Ведь на “паленый” бензин не выплачивается акциз, составляющий на данный момент 20—25% от конечной цены. Акциз на самые популярные, а значит, и самые контрафактные марки бензина АИ 92 и АИ 95 составляет 3,6 тыс. рублей на тонну. Большинство компаний получают бензин на АЗС с Московского нефтеперерабатывающего завода, который из-за затяжного конфликта между акционерами никак не начнет модернизацию производства.
     Торговать бензиновым контрафактом очень удобно. Ведь жалобы на низкое качество топлива идут косяком не в офис продавца, а в штаб-квартиру крупной компании, под чьими знаменами работает джоббер. Естественно, нефтяники своими силами борются за чистоту своего продукта. Все участники топливного рынка столицы так или иначе проводят мониторинг качества своего бензина. Как пояснили в “Русснефти”, выездные проверки соответствия топлива ГОСТу проводятся ежедневно, к рейдам привлекается мобильная лаборатория. “Если выявляются нарушения качества, мы их устраняем в кратчайшие сроки”, заявили в “Русснефти”. Есть подразделения контроля качества, свои лаборатории и у “Татнефти”, “Лукойла”, ТНК-ВР.
     Сами джобберы заявляют, что качество их работы во многом зависит от партнера-нефтяника. “У каждой нефтяной компании свои графики проверок, — говорит Владимир Шендриков, гендиректор “ЕКА АЗС”, — учитывая то, что мы работаем с “Роснефтью”, мы вынуждены выполнять все ее жесткие требования”.
     Если контролеры поймали джоббера за руку — с ним разрывается договор франчайзинга. В частности, так поступил “Лукойл” в Нижегородской области, когда специалисты компании выяснили, что под ее брендом продается некондиционный бензин. Проблема состоит в том, что после разрыва договора далеко не все джобберы спешат “поменять вывеску” — находится немало хитрецов, которые, не моргнув глазом, продолжают продавать “паленое” топливо под маркой известных производителей. Особо изобретательные владельцы АЗС работают под брендами, которые можно легко перепутать с крупным игроком. В связи с этим для борьбы с “самозванцами” и повышения продаж нефтяные компании вынуждены проводить ребрендинг марки. Так, например, прошлым летом поступила ТНК-ВР. “Некоторые заправки торговали не нашим бензином, неизвестно какого качества, а клиент видит знакомый бренд, как правило, не обращая внимания на его нюансы”, — объяснил причины ребрендинга вице-президент ТНК-ВР по маркетинговым операциям Александр Каплан.
     Некоторые участники столичного топливного рынка, отказались от розничных посредников. “На данный момент мы прекратили все джобберские программы как в Московском регионе, так и в других областях. Эти программы показали себя неэффективными, — объяснили в “Газпром нефти”. По словам представителей “Газпром нефти”, на собственных заправках компания имеет возможность контролировать качество топлива на всей цепочке — от завода до АЗС, чего джобберская сеть не позволяет. Такого же мнения придерживаются и в Московской топливной компани (МТК). Если бензин хоть по одному параметру не соответствует ГОСТу, на АЗС он просто не принимается, подчеркнули в МТК.


Партнеры