Владимир Познер: “И что теперь, академиков расстреливать?”

20 сентября 2007 в 16:15, просмотров: 575

Президент Академии ТЭФИ Владимир Познер — мастер телевизионной политики. Он может пройти “между струйками” как никто другой. А еще Познер любит бокс. Вот и посмотрим, как он умеет отражать удары перед вручением главной телевизионной премии года.

— После того как из состава учредителей ТЭФИ вышли НТВ и ТНТ, вы не считаете, что академия, как “Титаник”, дала течь и может пойти ко дну?

— Они вышли много месяцев назад, и, по вашей логике, мы должны были давно потонуть. Но академия не потонула, напротив, она вобрала в себя еще целый ряд членов и увеличилась более чем в два раза. Количество работ, присланных на наш конкурс, даже больше, чем в прошлом году. Можно говорить о причинах, по которым НТВ и ТНТ вышли из состава учредителей, но это не принципиальная вещь. На мой взгляд, гораздо важнее, что руководство НТВ довольно прозрачно дало понять своим сотрудникам, что они не должны становиться членами академии и их работы не должны участвовать в ТЭФИ. Я это знаю точно. Так что не академия дала течь...

— Но дело ведь не в отдельных начальниках, а в том, что из числа соискателей премии ТЭФИ выбыла целая федеральная телекомпания и канал ТНТ, динамично развивающийся.

— Да ТНТ ни разу не выиграл ни одного ТЭФИ! Может быть, в этом причина того, почему они решили выйти. Что касается НТВ, то если этот канал теперь не является учредителем ТЭФИ, почему же его сотрудники не могут быть рядовыми членами академии и их работы не могут быть представлены на конкурсе?

— Теперь в информационной номинации забавно выглядит борьба программы “Время” против программы “Вести”, то есть конфликт хорошего с лучшим...

— А вы хотите мне сказать, что канал НТВ по своим новостям отличается от каналов первого или второго? Здесь только один вопрос: кто более профессионально подает эти новости.

— Теперь в связи с расколом ТЭФИ уже все знают, что академики голосуют так, как им скажет их телевизионное начальство...

— Голосование было корпоративным с первого дня. И что теперь с этим поделать, академиков, что ли, расстреливать? В этом смысле расширение академии за счет людей, не работающих на федеральных каналах, — один из способов что-то изменить. Да, теоретически можно представить, что руководство каналов говорит своим сотрудникам: “Смотрите у меня, голосуйте за своих!” Это, безусловно, так, но пока никто еще не придумал, как от этого уйти. Изменить что-то можно только личной решительностью того человека, который голосует.

— А как насчет того, что голосовавшие часто вообще не смотрят передачи тех, за и против кого они голосуют?

— Ну и что тут делать? Поставить солдата с винтовкой, чтобы все до конца смотрели? Это вопрос личного отношения к тому, что ты делаешь.

— Просто Татьяна Миткова сказала об этом публично, как о причине своего выхода из академии.

— Когда это все только затевалось, мы встретились с Митковой в кафе, и я ее спросил: “Таня, почему вы уходите?”. Она мне рассказала, что, когда готовилась к заседанию секции Академии ТЭФИ, DVD с репортажами у нее был испорчен. Она позвонила в академию, чтобы ей дали новый диск, а потом стала обзванивать коллег из секции, спрашивая их, был ли у них тоже испорчен DVD. И, к своему удивлению, услышала от некоторых людей: “Мол, какая разница, я ведь все равно смотреть ничего не буду”. А потом, когда она пришла на официальное заседание секции, то увидела, как они голосуют. Ее это возмутило. Но разве ее выход из академии способствует улучшению положения? Может быть, лучше было бы Татьяне на этой секции встать и сказать: “Вы что себе позволяете?”.

— Недавно вы заявили, что в новом сезоне будете приглашать к себе людей и разговаривать с ними на темы, которые вам интересны, и ничьему давлению не подчинитесь...

— Я не могу согласиться с вашей оценкой моей работы в прошлом сезоне, хотя и не могу сказать, что сам собой очень доволен. Просто я не понимаю, что такое оппозиционное телевидение, и считаю, что его быть не должно.

Я не оппозиция, а журналист, который пытается добраться до истины. И в этом моя программа отличается от других, потому что все политические программы, которые я вижу и слышу, предвзяты. Хотя подтверждаю, что на протяжении последних лет был ряд людей, которых не рекомендовалось приглашать на ТВ, и ряд тем, которые не обсуждались. Я же заявил, что буду приглашать всех, кто, с моей точки зрения, важен для предстоящих выборов в Госдуму. Если мне позволят это сделать — хорошо, а если нет, то я просто могу закрыть программу. 



Партнеры