Фигурное гадание

Вернутся ли в большой спорт Ягудин и Плющенко?

22 октября 2007 в 18:04, просмотров: 429

...Мы с вами обречены — и этот сезон, который уже у фигуристов начался, и следующий задаваться одним и тем же вопросом: а вернутся ли на лед олимпийские чемпионы Ягудин и Плющенко? А взмахнут ли они волшебными рукавами, чтобы вернуть победные позиции, утерянные всего лишь за год? А как вернутся: сразу оба или друг за другом? Кто первый? Или — вообще никто? Какова роль во всем этом пиара, а какова — порыва души и тела? И кому из них на сей раз повезет на пьедестале больше?

Вопросов — уйма. Ответить на них попыталась обозреватель “МК” Ирина СТЕПАНЦЕВА.

Разговоров на эту тему — бесконечность. И самое смешное в том, что, даже если один из них решительно откажет любительскому спорту и повернется к нему выразительной спиной, а передом к привычной уже шоу-избушке, мы все равно будем ждать. Потому что они ярчайшие олимпийские чемпионы и других таких действительно нет. Потому что их дуэль — космического размаха. И потому что и они, и мы теперь — заложники ситуации.

Впрочем, на самом деле смешно было лишь в самом начале весны, когда неведомо с чего все газеты вдруг дружно запестрели сообщениями: Ягудин вернулся на любительский лед! (Не хочет, не попробует, а вернулся!)

Олимпийский чемпион закончил карьеру любителя так рано и на такой высокой ноте, что возможность вновь увидеть его на льду чемпионатов мира и Игр показалась просто аховой и вожделенной. И все было бы здорово, если бы можно было забыть о травме бедра, из-за которой Алексей и покинул большой лед со слезами на глазах.

О пяти годах, в течение которых подрастали соперники, а его мышцы теряли боевую форму. И о поведении ИСУ (Международный союз конькобежцев) — именно его разрешение необходимо для того, чтобы Леша вышел на лед.

По правилам ИСУ, спортсмен, приняв статус профессионала, теряет право выступать на любительском льду. В 1994 году в Лиллехаммере была сделана попытка отойти от этого жесткого правила — тогда на лед вышли Гордеева—Гриньков, Витт, Торвилл—Дин, — но повторить возвращение никто уже не пытался.

Пойдет ли ИСУ вновь на создание прецедента в угоду пусть ярчайшему, но все же одному из многих олимпийских чемпионов? Захотят ли страны-конкуренты России вновь увидеть на льду человека, способного даже в экстремальных условиях на “шестерочное” выступление? Пока даже национальная федерация о планах Ягудина не уведомлена.

Но хотя и значительно позднее информации о возвращении, Ягудин был прооперирован в Америке. Заглянул в свое бедро изнутри, попросил на память старый сустав, оценил титановую красоту нового и — заговорил о возвращении в полный голос. Так же убедительно, как прошлой осенью убеждал в том, что сыт фигурным катанием по горло.

— Да олимпийских чемпионов на этом свете — пруд пруди. Первая часть сделана, началась вторая моя жизнь.

Медаль дала классный толчок в будущее. Сегодня я хочу создать что-то такое, что мне будет интересно. Плюс семья огромное значение имеет. Для меня самое главное — найти самого себя. Спорт — ну что спорт? Мне вообще это уже не интересно. Конечно, я не старенький. Но на самом деле сил уже нет. Уже хочется потихонечку завязывать с разъездами. В спорте ты — как в зоопарке: тебя накормили, отдрессировали, и ты пошел выступать. Все предсказуемо. Единственное, что не предсказуемо, — выиграл или проиграл. Жизнь, я считаю, гораздо больший стресс, чем лед. Но нужно идти вперед. Я живу, что мне нравится, то и делаю. Я никому ничего не хочу доказывать. Надо было доказать — я на Олимпиаде это сделал. А вообще, конечно, всегда проще быть наемным работником, нежели создателем чего-то.

* * *

Что и кому доказывает Алексей сегодня? Самое уязвимое место, если возвращение Ягудин все-таки планирует, — это прооперированное бедро. Когда-то специалист, занимающийся с Лешей физической подготовкой, рассказал мне, что фигурист начинает отчаянно работать, когда его ставят уже перед расстрельной стеной выбора: или — или. Но новый путь на большой лед может превратиться в ежедневную казнь самого себя: вернуться без четверных прыжков Ягудин не может. Просто попытаться выглядеть достойно в группе сильнейших, без цели обыгрывать, — зачем? Значит, тренировки должны превратиться в ежедневную пахоту. С ногой, которая неизвестно как это выдержит. А как же шоу, да съемки в фильме, да вообще привычка к жизни иной, за рамками катка?

Пиар или действительно желание вернуться в жесткий, но столь желанный мир большого спорта? Ответ, вполне допускаю, не знает наверняка сегодня и сам Ягудин — не раз и не зря он сравнивал себя с кисло-сладким соусом: вчера я такой, а сегодня — вот такой! С прошлой осени благодаря телевидению он вновь окунулся в море людского обожания. Готовил к публикации книгу, которая вот-вот выходит у нас в печать, — и вновь будоражил себя триумфальными минутами. Раздумал в очередной раз жениться — а значит, тихую жизнь, о которой было заговорил, можно отодвинуть…

Нетрудно догадаться, что все же ни обитателем зоопарка, ни наемным работником в большом спорте Ягудин себя никогда не считал. “Слушайте его больше, выпендрился! — так прокомментировала слова любимого ученика Татьяна Тарасова. — Хотя если олимпийский чемпион так считает, значит, сверххорошие дрессировщики ему попались…” Но могу предположить и другое — что выращенный, как он говорит, в “предсказуемости”, он именно без этого четкого разделения “выиграл — проиграл” и страдает. А победивший в яростной битве Солт-Лейк-Сити именно по битвам и тоскует. Посему — пойдет на все, чтобы хоть на какое-то время вернуть былые ощущения. И Тарасова пойдет на все, чтобы ему помочь, потому что считает: Ягудин — уникален, обычные мерки “сможет — не сможет” совсем не для него.

* * *

— Вы не хотите на время уйти из фигурного катания, чтобы затем вернуться, но основательно соскучившись? — на этот вопрос Плющенко отвечал через две недели после Турина. Беседовали мы, правда, через полчаса после его встречи с Путиным, и, наверное, слушал меня Женя все-таки вполуха. Но ответ оказался четким.

— Я об этом думаю. Может быть, правда, надо соскучиться — по спорту, по лучшим своим прокатам. Хуже кататься я не готов. И если выходить на лед вновь, то с новыми идеями фигурного катания. Иначе бессмысленно. А отдохнуть, конечно, надо. Эмоциональный барьер передавливает. Нужно доказывать, что я лидер, потому что люди ждут: ага, Плющенко на таких-то соревнованиях упал, ай-ай, нехорошо. Они не готовы к этому, я их к этому приучил. Может, и надо уйти на время, но жизнь, уверен, пресной не покажется. Я азартный человек, играю в хоккей, теннис, футбол. Все равно адреналин будет. Конечно, не такой, как на соревнованиях, но какой-нибудь да будет. Я люблю бороться, так что остроту найдем.

И, как все видели, искал и находил. Топовая фигура светской жизни. Персонаж скандалов и просто каких-то стычек, которые тем не менее преподносились как “нечто”. Один из борцов за олимпийский Сочи. Начинающий политический деятель, утверждающий, что он хочет и будет заниматься политикой всерьез. Удобно вжившийся в роль человека, от которого все требуют эксклюзив. И — научившийся выдавать быстро тиражируемое: “Я подумываю открыть в Гватемале школу фигурного катания для детей”…

* * *

Плющенко отделяют от Ягудина три года реального спорта (Алексей закончил выступать в 2003-м) и отличает не утерянный статус любителя. А размышления над их судьбами — похожи, потому что гора за их плечами одна, олимпийская. И амбиции одни. И дуэль их на льду — вновь мечта болельщиков. И — повод для гаданий не только зрителей, но и профессионалов.

— Я себя тоже спрашиваю, вернутся или нет: ты специалист, угадай, сделай прогноз, — размышляет легендарный тренер Тамара Москвина. — Плющенко: может, да, а может — нет. Потому что в течение полутора лет он вел жизнь, которая потребовала от него полного отказа от тренировочного режима. А для того чтобы спортсмену взбираться на очередную вершину, нужно огромное самопожертвование. На одну горку даже из впадины или низины сложно забираться, но все равно легче, чем потом спуститься вниз и опять переть наверх.

Необходимо ограничение режима, поведения, агентов нужно всех отодвинуть в сторону, рекламу, выступления в прессе... Мне кажется, это будет для Жени крайне сложно. Потому что он стал очень популярной личностью. И это состояние требует постоянного выплескивания эмоций и полного срыва режима. А спортсмены, с которыми он соревновался, не праздновали каждый день уход Плющенко. Они соревновались и шли дальше.

Что еще против? У него появилась какая-то комфортность состояния. Иные психологические приемы поведения, что тоже не способствует работе: да, понял, пошел на четверной, и так далее… Как он справится с двумя операциями? К тому же в спорте он уже долго, и как организм, его спортивная машина, которая постояла в гараже, заработает снова? А вдруг она проржавела? И наконец, риск проигрыша. Это мы думаем: Плющенко вернется и завтра у нас — золотая медаль! А спорт — вещь рискованная. Ему же нужно повторение результата, а не просто соревнование, и для него каждое поражение будет трагедией.

Ради чего он может вернуться? Он выступал где только можно: гостиница, каток, самолет, автобус, поезд, Америка, Япония, Самара, Новосибирск… И везде — одно и то же; еще — сходил в бухгалтерию, подписал контракт. А где же энтузиазм, достижение, самоограничение, доказательство: все думают, я уже умер, а я хочу и еще сделаю! Вот этот запал он, возможно, и захотел сохранить. И думает: “Ну, не заработаю определенную сумму, зато я сделаю то, что хочу сделать. Имею я право заниматься тем, чем я хочу? Ну не десять пар у меня часов будет — да хватит двух, лучше я займусь тем, что интересно. Проиграю? Может быть. Не смогу? Может быть. А мне это интересно”. Может, он так решил? В чем сложность — раньше не было такой публичности, и Женя все бы спокойно решил, сегодня — каждый шаг проходит под колпаком, и это мешает.

Ягудин: я думаю, не вернется. Прежде всего потому, что у него серьезная операция, он практически инвалид, если так позволительно сказать. Конечно, все возможно. Но есть ли смысл? Он убедительно победил своего конкурента на Играх. Имел и имеет прекрасную профессиональную карьеру. К сожалению, сейчас не устраивают чемпионатов мира среди профессионалов. Но Леша не только катается, но и начинает заниматься чем-то другим в жизни. То есть совершает спокойный переход. Его мотивации я не вижу никакой. Вот если продюсеры какие-нибудь возьмутся и устроят Матч за большие деньги — Ягудин против Плющенко! Вот это да! Так, если это сделают, я — автор идеи.

…Тогда мне — как передавшей эту информацию в массы — процент. А дискуссия до выхода кого-нибудь из них на официальный старт (Ягудин сразу сказал, что возможен только следующий сезон, а Плющенко пока еще оставляет до предела робкую надежду на то, что появится на чемпионате России в январе) временно закрыта.

Если сдержать это слово будет, конечно, в наших силах…



    Партнеры