Мигрант на своем поле

Судьбу гастарбайтеров могут решать у них на родине

29 октября 2007 в 17:28, просмотров: 918

Госдума, похоже, закрыла тему мигрантов и больше к ней возвращаться не будет. Во всяком случае в этом году и в этом составе. На днях в законодательном собрании страны прошел “круглый стол” “Актуальные проблемы правового обеспечения противодействия нелегальной миграции”. Собравшиеся подвели итоги работы с гостями страны и попытались определиться — что предстоит делать будущим законодателям.

Общий настрой встречи был позитивный. Миграция в России наконец-то контролируется. Служба миграционного контроля расширяет свои ряды (с января 2008-го — в 4 раза!) и усиливает работу. По словам руководителя ФМС России Константина Ромодановского, в 2007 году на учет в органы ФМС поставлено почти 6 миллионов 300 тысяч человек. А штрафов на “эксплуататоров” гастарбайтеров наложено на 3 миллиарда рублей, на отдельных работодателей — до 50 миллионов руб.

— Мы вынудим крупных работодателей соблюдать миграционное законодательство, — пообещал г-н Ромодановский.

Поможет в борьбе за “чистую миграцию” и государственная система миграционного учета, которая начнет действовать с 2008 года. В нее входит Центральный банк данных по учету иностранных граждан и лиц без гражданства. Согласно сведениям Федеральной миграционной службы России, в настоящее время банк данных включает в себя информацию о 51 миллионе иностранных граждан.

Одним словом, учет ведется, нарушения выявляются. И можно подумать о более глобальных вещах. Например, о противодействии работорговле.

— По данным экспертов Организации объединенных наций и Международной организации по миграции, число жертв торговли людьми по всему миру исчисляется сотнями тысяч и даже миллионами, — сказал на “круглом столе” зампредседателя Комитета Госдумы по безопасности Валентин Бобырев. — Отдельные специалисты указывают, что ежегодно количество несчастных составляет от 700 тысяч до 2 миллионов человек. По некоторым данным — до 4 миллионов человек.

А бороться с этим трудно. Базовый закон, направленный на противодействие торговле людьми, отсутствует. И это чрезвычайно мешает следователям. Так что законодателям еще предстоит ужесточить уголовную ответственность за преступления, связанные с использованием рабского труда, например перевести их в категорию тяжких.

Но самая главная проблема состоит в том, что мигрантов будет становиться все больше и больше. И уже стоит говорить не просто о квотах на использование рабочей силы, а о “селективном наборе” — целенаправленном перемещении миграционных потоков в регионы России, которые особенно в них нуждаются. Решение этой проблемы сможет снять и то противоречие, которое существует между Москвой и всей Россией.

Точка зрения столичных властей уже неоднократно озвучивалась — в Москве мигрантов слишком много. Они регистрируются в городе, но зачастую нигде не работают и никому не подконтрольны. Стало быть, следует как минимум резко сократить их количество в столице. А для того отказаться от уведомительного характера регистрации мигрантов. То есть от того, чем больше всего гордятся федеральные структуры. Ведь по мнению госчиновников, такая форма регистрации обеспечивает большую прозрачность миграционной политики и помогает бороться с коррупцией.

Столичные предложения, кстати, вызвали бурю критики. Некоторые правозащитники так вообще объявили, что “Москва начала открытую войну с мигрантами”. Представители государственных структур не были столь категоричны в выводах. Но не спешили всецело поддерживать точку зрения Москвы.

— Позиция отдельных московских руководителей всегда была достаточно жесткой, — заметил по этому поводу первый зам председателя Комитета по безопасности Думы Михаил Гришанков, — но я не думаю, что это будет государственной политикой. Я не просто не думаю, я уверен, что это не будет государственной политикой.
Но все понимают, что спор должен быть улажен. И примирение пока ищут за пределами России.

— Ситуацию по набору иностранной рабочей силы надо перенести с территории Москвы на территорию государств, откуда исходят иностранные рабочие силы, — заявил председатель Комитета межрегиональных связей и национальной политики Москвы Алексей Александров. — Такие соглашения сегодня уже подписаны с Таджикистаном, и такое соглашение готовится к подписанию с Киргизской Республикой.

В идеале работодатели подают заявки в миграционный терминал в России. Их обрабатывают по определенным критериям: специализация, квалификация, пол, возраст, знание русского языка и так далее. А уже в соответствии с ними набор происходит на территории той республики, которая является донором иностранной рабочей силы. И людей уже отправляют работать по конкретным адресам.

С такой формой работы с мигрантами в принципе согласны многие государственные мужи. Как и с тем, что помощь гастарбайтерам зачастую должна быть делом рук самих гастарбайтеров. Сами представители диаспор предлагают законодателям подумать о создании обучающих центров, где мигрант в течение месяца мог бы пройти определенный курс адаптации, включающий базисные знания по русскому языку и нормы поведения в России. Такие инициативы тоже особых возражений не вызывают, спор ведется о том, где такие центры должны находиться — тоже за СНГ-шным бугром, или Россия будет организовывать обучение за свой счет.

В любом случае — у законодателей впереди много работы. Хотя и хаотичной ситуацию в миграционной политике больше не назовешь.



    Партнеры