Комикс об административных правонарушениях

Репортеры “МК” легко и безнаказанно нарушили новый закон Москвы

13 января 2008 в 17:21, просмотров: 1373

Мосгордума решила: хватит! С наступлением 2008 года вольготно-хулиганская жизнь москвичей закончилась. С 1 января вступил в силу городской Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) с внушительным списком штрафов за самые разные, в том числе доселе “неподсудные”, деяния.

Спустя почти две недели после Нового года репортеры “МК” решили проверить, соблюдают ли его москвичи. Точнее, следят ли за его соблюдением стражи правопорядка.

Совсем уж беспредельничать мы не стали. Не стали несанкционированно вскрывать люки канализации и писать матерные слова на заборах; выкидывать снег в реки и жечь мусор во дворах; возить лошадей ночами в автомобилях и кидать в артистов помидорами-огурцами (такие статьи в КоАП тоже есть). Решили лишь слегка пошалить.

Итак, несколько корреспондентов “МК” отправились в разные точки Москвы с одной провокационной целью — нарушить ряд статей нового городского Кодекса об административных правонарушениях.

Две девушки поехали играть в карты по вокзалам. А молодые люди взялись за более грязную работу: они разрешали своим собакам гадить в общественных местах; торговали часами с рук; пытались взорвать петарду у здания ФСБ на Лубянке и даже обнаглели до того, что требовали у водителя маршрутки талончик за проезд.

Гадание в людской гуще


Статья 3.9. “Гадание за деньги, вещи и иные ценности на улицах или в других общественных местах”, штраф 100—500 рублей. Ст. 3.10. “Игра в карты или иные азартные игры на деньги, вещи и иные ценности в общественных местах”, штраф 100—500 рублей.

Вокзал — место общественное, там тепло, многолюдно и можно перекинуться в картишки или погадать доверчивому населению. Первым нашим пунктом стал Павелецкий вокзал. Мы расположились в вестибюле, на газетку выложили карты, а рядом поставили таблички: “Играем в карты на деньги! Выигрыш гарантирован!” и “Гадаем на картах! Предсказываем будущее и рассказываем о прошлом. Цены разумные!”

Заметили нас не быстро, а очень быстро — после первого же кона в дурачка. Отреагировала… нет, не милиция, а местная вокзальная братва. Сначала нас подозрительно оглядел молодой человек бандитской наружности. Потом привел похожего на него друга. Сев напротив, они начали сверлить нас недобрыми взглядами. Затем из-за угла вырулил третий, и нас взяли в кольцо… Но тут вдруг свершилось чудо. К нам подскочила элегантная дежурная по залу — судя по надписи на бейджике, гражданка Орлова, со словами:

— Встаем, собираем вещи и покидаем помещение!

— Интересно, на каком основании? — возмутились мы.

— Не положено! У вас вот разрешение на гадание есть? — этим вопросом дама поставила нас в тупик. Интересно, кто-то в Москве выдает такие разрешения? Уж не те ли мужики, что нас окружили?

Поняв, что наглые девицы уходить и не думают, гражданка Орлова припугнула:

— Милицию позову!

— Зовите! — обрадовались мы, еще больше смутив дежурную.

Материализовавшийся будто из воздуха лейтенантик предъявить удостоверение отказался (“Щас вам в отделении все покажут и про законы все расскажут!”). По дороге нас перехватил командир взвода отдельной роты товарищ Дедерер. Но вопрос, за что же нас повязали, так и остался без ответа. Зато командир дал весьма оригинальный совет: “На вокзале запрещено! Идите в метро!”

Мы еще раз восемь переспросили, где написано, что играть в карты на вокзале нельзя. И раз восемь услышали философское: “А где написано, что можно?”. При этом новый КоАП, где запрет прописан черным по белому, милиционер даже не упомянул.

В отделении, куда нас препроводили, тоже никто не смог внятно объяснить, что мы нарушили. Пришлось раскрываться и рассказывать милиции (!) о Кодексе.

— Вот это да! За гадание теперь штраф 500 рублей! — обрадовались “дяди Степы”. И сразу же заговорили про промышляющий на вокзале цыганский табор.

…А вот на Ярославском вокзале никаких табличек мы доставать не стали. Просто в течение часа бурно изображали игру в карты на деньги и пытались привлечь к этому процессу окружающих. Ни один милиционер в нашу сторону даже не посмотрел. Да что там — даже не появился в поле нашего зрения.

Гадить на улицах — дело собачье

Ст. 5.1.2. “Допущение загрязнения домашними животными (…) общественных мест”, штраф — 500—1000 рублей.

Еще не до конца проснувшийся, впотьмах пытаюсь закрепить ошейник на шее крутящейся от нетерпения собаки. В 6 утра мы вряд ли встретим кого-нибудь в подъезде, но нужно быть готовым ко всему. Выходим (а скорее выбегаем) из подъезда — Сократ тут же пристраивается к колесу ближайшей машины и обдает колпак обильной струей. К парку идем уже не настолько поспешно. Как и ожидалось, большая часть собачников еще спит — по пути сталкиваемся только с одним лабрадором. Его хозяин сонно поднимает руку в знак приветствия. Лабр идеально выдрессирован и бегает без поводка, который болтается на шее хозяина. С ехидной усмешкой подмечаю, что наличием пакетов и совочков для сбора фекалий не могу похвастаться не только я. Бурчу про себя, что всю эту европейскую чистоплотность нашим собачникам не привьют никакими правдами и неправдами.

Парк окружен высокой оградой. И тут Сократа наконец можно спустить с поводка (это — нарушение еще одной статьи КоАП). Правда, с другими собаками мы не дружим, поэтому я вынужден заковать пасть в тиски намордника. С радостным повизгиванием Сократ уносится в ближайшие кусты делать свое черное, противозаконное дело. Парк-то — место общественное…

Понимаю, что дважды в день нарушаю по крайней мере пару пунктов нового Кодекса, но лень-матушка берет верх над гражданской ответственностью. К тому же выхода у меня нет — специальной площадки для выгула в наших окрестностях не наблюдается, а до ближайшей никакая собака не дотерпит.

Радует одно: наши блюстители закона во время выгула собак или еще спят, или уже спят. Так что пока, похоже, собачьи вольности нам ничем, кроме легкого волнения, не грозят.

Раскрутка в маршрутке

Ст. 10.2. “Невыдача проездных билетов пассажирам водителем или иным лицом, ответственным за выдачу проездных билетов”, штраф 300—1000 рублей.

Ежедневно в московских маршрутках можно наблюдать одну и ту же картину. В салон, где все свободное от сидений пространство занято многочисленными коленями, упорно лезут новые люди. И хотя водитель неустанно предупреждает, что “стоячих перевозить строго запрещено”, они буквально умоляют об одолжении. И платят деньги, и едут буквально на четвереньках, чтобы в окно их не заметил гаишник. Ну и как при подобном положении вещей можно говорить о таких пустяках, как “штрафы за невыдачу билетов пассажирам”?

Нет, я, конечно, у водителя одной из “Газелей” свой талончик потребовал. Он поморщился, извлек из-под кучи мелочи на приборной доске занюханный рулончик, оторвал билет и отдал его.

В другой маршрутке сей процесс выглядел веселее.

— Давайте талончик, — попросил я водителя.

— Возьми и оторви! — кивнул он на рулон, болтающийся на закрепленной под потолком проволоке.

— Вообще-то это ваше дело.

— Мне за дорогой следить надо, — раздраженно пояснил шофер.

— А вы о новых штрафах слышали?

— Да плевать мне на эти штрафы! Пусть хоть все возьмут! — уже взорвался водила. По ходу речи он патетично вскидывал руки. Руль при этом оставался в свободном плавании, и все шло к тому, что штрафовать скоро может стать некого.

В дискуссию вступили другие пассажиры, причем большинство взяло сторону водителя. Зато все как один выразили неодобрение теми умниками, что заводят речи о “правах и обязанностях” во время движения.

Но некоторые перевозчики к новым карательным мерам все же подготовились. Так, еще в одной маршрутке рядом с пресловутым рулончиком было вывешено объявление. “Уважаемые пассажиры! В целях собственной безопасности после оплаты проезда отрывайте билеты самостоятельно”, — гласило оно. Особенно умиляла приведенная ниже выдержка из федерального закона, которая говорила о “приоритете жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности”. Сразу становилось неловко перед этими милыми людьми, которые рискуют доходами, выложив так много билетов на неподконтрольное расхватывание алчными пассажирами. Правда, желающих оторвать талончик так и не нашлось.

С петардами — на Лубянку

Статья 3.4. “Использование пиротехнических средств в общественных местах”, штраф — 1000—1500 рублей.

Самым сложным в предстоящем пиротехническом мероприятии было купить нечто взрывающееся. Объехал несколько рынков — везде облом. Продавцы боятся связываться с этим товаром. Наконец в одном магазине прикупил китайских петард. Продавец заверил: взрываться будут — только в путь.

Мы решили поехать не к обычному отделению милиции, а сразу к святая святых социалистической законности — на Лубянку. Шагом отчаявшегося смертника-камикадзе иду мимо здания ФСБ и милиционеров, которые его охраняют.

Петарды выглядят устрашающе — миниатюрное подобие гранаты “лимонка”. В инструкции написано, что надо потянуть за веревочку, повернуть колпачок и бросить. Потянул, повернул. Зашипело, бросил. Не сработало…

Лезу за пазуху и достаю коробку с остальными петардами. Опять тяну, поворачиваю и бросаю. Фигушки! С досады я даже наступил ногой на невзорвавшуюся петарду. Опять изучаю инструкцию и слышу деликатное покашливание за спиной. Милиционер-старлей вежливо спрашивает, чем я тут занимаюсь. Отвечаю, что хочу в честь Старого Нового года жахнуть петарду.

— Вы бы поосторожней себя вели. Тут ведь если заберут для выяснения, то в лучшем случае дня через три выпустят. Шли бы вы куда-нибудь еще праздник отмечать, — советует интеллигент-милиционер.

Напоследок прошу его изучить инструкцию и дать мне квалифицированную консультацию — все же военный человек. Отказался… Про новый КоАП он, естественно, ничего не слышал.

Разрешите, граждане, к вам поприставать?

Статья 3.8. “Приставание к гражданам в общественных местах, выразившееся в навязчивых действиях гражданина, осуществляемых в отношении других граждан против их воли, в целях купли-продажи...”, штраф 100—500 рублей.

У станции метро “Баррикадная” начинаю “торговлю” часами, раздобытыми у коллеги из редакции. Пикантности ситуации добавляет то обстоятельство, что часы не ходят.

Никто не “клюет”. Тогда беру быка за рога. Мимо следует наряд милиции. Догоняю служивых и решительно предлагаю товар. Ребята дернули от меня, как от своего начальства. Даже обидно стало. Милиционеры — и испугались?..

Перебираюсь к метро “Улица 1905 года”. Ходят прохожие, ходит милиция — и никому нет дела до нелегальной торговли. Наконец, минут через 15, один из прохожих заинтересовался моим “гешефтом”.

— Что продаешь? Почем?

— Да вот — с утреца “починиться” надо... 5 рублей не хватает, вот и продаю часы. Неработающие…
Сжалился надо мной прохожий. Дал мне даже не 5, а 10 рублей. А часы так и не взял.

Щедры и отзывчивы наши люди. И милиция наша тоже вполне себе толерантна. Законов она, правда, не знает. И исполнять их, соответственно, не торопится. Впрочем, что-то все же подсказывает: такой либерализм в Москве продлится недолго. Слишком уж лакомые для простых постовых милиционеров штрафы прописаны в новом КоАП. Да и поводов наложить взыскания на граждан теперь появилась масса. А значит, за некоторую сумму в отдельных случаях можно будет обойтись и предупреждением… Не одни же гаишники, в самом деле, должны на Руси жить хорошо.

Скорее всего осознают-таки наши постовые-городовые всю мудрость городской власти, стремящейся сделать жизнь москвичей правильной и законопослушной. А там — поживем, увидим.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТОВ

Владимир ПЛАТОНОВ, председатель Московской городской думы:

— Ваши представления о том, что принят закон — и сразу все изменилось, не соответствуют реальности. Вот ограничения по курению табака тоже не исполняют! Только у прапорщика из анекдота получилось остановить поезд по команде “Раз, два!”.

Мы будем постепенно приучать людей жить по закону — в том числе и милицию. Но закон уже вступил в силу, так что все ответственные за него службы должны принять меры для его исполнения. А мы, в свою очередь, будем проводить мониторинг — скоро запросим статистику у милиции и вас проинформируем.

* * *

Николай С., участковый одного из ОВД Восточного округа (фамилию просил не называть, опасаясь гнева руководства):

— Новый административный кодекс у нас в отделе есть — начальник дал на компьютерной флэшке. Но работаем мы пока так же, как раньше. Я его, честно говоря, еще не читал. Через недельку соберусь, наверное. Тогда и будем думать, как нам дальше работать.



Партнеры