Не нулем, а единицей

Станет село, если придумает, где собирать налоги

22 января 2008 в 17:37, просмотров: 196

Завтра, 24 января, в подмосковном Красногорске начинает свою работу ежегодное Собрание глав муниципальных образований Московской области. Повестка дня форума на первый взгляд звучит достаточно обыденно. Участники собрания наряду с прочим намерены “подвести итоги деятельности Совета в 2007 году, поставить задачи на 2008 год…”.

Так совпало, что и российское правительство завтрашнее заседание посвящает вопросам функционирования муниципальных образований. В частности, кабинет министров намерен обсудить проблемы их территориального планирования.

То, что муниципальным образованиям уделяется столько внимания со стороны и областного, и федерального руководства, — не случайно. Ведь реализация 131-го федерального закона, знаменующего собой реформу местного самоуправления, вышла на финишную прямую. И уже с 1 января 2009 года российская глубинка должна будет начать новую жизнь — самостоятельную, без оглядки на районное и даже, представьте, областное начальство. Пожалуй, самое время поразмышлять и о плюсах, и о минусах очередной реформы.

Начнем с главного: чем и какими выгодами в итоге обернется реализация федерального закона для российского села?

Предполагается, что, став вполне самостоятельной административной единицей, сельское поселение обретет реальную самостоятельность, начнет само решать судьбу местных налогов, а значит, процветать и богатеть. Об этом разработчики реформы, что называется, трубят на всех углах. Правда, гораздо реже говорят о том, что вожделенная самостоятельность означает и прибавление весьма существенных хлопот. Уже в будущем году на администрации сельских поселений всем своим немалым весом лягут заботы о строительстве жилья для селян, бесперебойном их обеспечении электричеством, газом, водой. Прибавьте сюда также содержание очагов культуры, местных дорог и общественного транспорта, ведение давно изношенного жилищно-коммунального хозяйства. Готово ли село к такому прессу жизненно важных проблем? Не получится ли так, что государство попросту сбросит все эти проблемы на плечи рядового сельского жителя?

Давайте рассуждать.

Прежде всего — финансовый ресурс. Ясно как день, что, не имея рубля за душой, ни о каких позитивных изменениях в селе и деревне говорить не приходится. Закон предполагает, что копилку сельской администрации будут пополнять налоги, сбор которых ей же и доверят. Но что это за налоги? Добро, если на территории сельского поселения располагается крупное промышленное или сельскохозяйственное предприятие. А если его нет? Возьмем, к примеру, Одинцовский район. Слов нет, на территории здешних сельских поселений фирм и заводиков, образно говоря, несущих золотые яйца, — хоть отбавляй. И если им помимо имеющихся еще добавят налоговых ресурсов — будет не жизнь, а малина.

Но ведь в области есть Лотошино, Серебряные Пруды и прочие дальние районы, в сельских поселениях которых, кроме небогатых ферм, собственно селян и дачников, никого и ничего нет. Из чего формировать бюджет?

Закон рекомендует подналечь на земельный налог и налог на имущество физических лиц. Но это как раз те налоги, что труднее всего собирать. К тому же, это, по сути, копейки, которых не хватит даже на содержание аппарата администрации. Даже если вовремя и в полном объеме бедное село будет получать областные и районные субвенции и субсидии — денег для нормальной жизни и развития все равно не хватит. По самым скромным подсчетам, среднему муниципальному образованию на неотложные нужды необходимо как минимум 100 миллионов рублей. Но такие деньжищи для сельского поселения — из области фантастики.

Не так давно довелось побывать в селе Лужники Ступинского района. Тысяча жителей, из которых большая часть пенсионеры. Градообразующего предприятия нет. Глава местной администрации Григорий Табулин из кожи вон лезет, чтобы жизнь на селе была пристойной. Но что он сделает, если более или менее крупные предприятия расположились за границей сельской территории? Да, в его епархии поддерживается добрый порядок. Но новый клуб взамен обветшавшего он построить не в силах. А тот же жилищный фонд? Пока что содержать его помогают районные власти. А когда в этой поддержке силой федерального закона будет отказано? Как тогда жить? Получается, что при буквальном исполнении задуманной реформы богатые районы станут еще богаче, а бедные попросту обнищают?

Стоит также заметить, что в Подмосковье имеется более трех тысяч сел и деревень, в которых осталось всего-то по пять-шесть дворов, где проживают практически одни пенсионеры. Какой с них налог собирать?

Самое грустное, что с победой этой управленческой реформы уже и сама область не сможет помогать низовым административным единицам так, как раньше. Возьмите совсем недавний случай — разлив мазута в подмосковном Королеве. Сегодня по привычке на ликвидацию последствий аварии, что называется, брошены все областные силы — спасатели, экологи, административный ресурс. Случись подобное в январе следующего года — о подобном сосредоточении усилий придется только мечтать. Потому что по новому закону Королев или любое другое городское или сельское административное образование обязано будет самостоятельно решать подобные проблемы.

Особый разговор — будущие главы администраций сельских поселений. Уже сегодня это выборная должность, а с 1 января 2009 года это положение будет закреплено законом. Но будем откровенны: выбирать вожака мы до сих пор толком не научились. Это неудивительно. Ведь всю жизнь и сельская, и иная община принимала назначенца. Кому-то это не нравилось. Однако назначенный руководитель, как правило, был профессиональным администратором, а те, кто рекомендовал его на должность, несли ответственность за результаты работы. еперь же управляемость — под большим вопросом. Причины разные — и личные амбиции новоявленных сельских начальников, и их некомпетентность. Откуда берутся горе-руководители? Ответ простой. С одной стороны, в сельское начальство рвутся местные амбициозные наполеончики — здравомыслящий-то человек при такой “поддержке” села взяться за гуж не рискнет. С другого бока — Московская область сегодня находится в сфере самого жгучего интереса самых различных финансово-экономических групп. Точнее — земля Подмосковья. И то, что эти группы стремятся поставить своих людей непосредственно на землю, — давно ни для кого не секрет. А уж имея добрый финансовый ресурс, провести “правильные” выборы — не большая проблема. И кому, спрашивается, будет служить такой вот выбранный голова? Правильно, либо своим нездоровым амбициям, либо тем, кто деньги на выборы дал.

В редакцию приходит немало писем, в которых жители подмосковных сел рассказывают о подвигах таких вот выбранных руководителей. Вот пишут из села Подосинки Дмитровского района. Жители утверждают, что их глава администрации Кузнецов С.Н. привел село в полнейшее запустение. “В поселке грязь, нет света на улице, — пишут они. — Нет никакой помощи ветеранам и многодетным семьям… А у администрации всегда один ответ — денег нет”.

Зато себя Кузнецов не забывает — оформил землю в собственность, ремонтирует квартиру, по версии селян — за общественные деньги.

Как же повело себя в этой непростой ситуации Подмосковье? Здесь надо сразу отдать должное принципиальной и честной позиции губернатора области Бориса Громова. Окажись на его месте человек, чуть что берущий под козырек, вся экономическая и социальная махина губернии рухнула бы в одночасье. А на всякий случай замечу, что бюджет региона превышает 350 миллиардов рублей, в то время как иная российская область не располагает и 12 миллиардами.

Так вот. С самого начала реализации закона о реформе местного самоуправления руководство области предложило свой план постепенного, поэтапного перехода к новой управленческой модели. Сегодня команда Громова совместно с маститыми экономистами, хозяйственниками активно разрабатывает формулы новых межбюджетных отношений. Не исключено, что станет доброй практикой, когда часть своих полномочий неглупый сельский голова добровольно делегирует районному руководству. Наверняка хорошим подспорьем здесь станет создание действенного Совета глав администраций сельских поселений.

Только в минувшем году в общественную приемную губернатора от жителей области поступило свыше трех тысяч обращений, в которых неравнодушные люди прямо, а порой и резко говорят о том, что многие положения закона нуждаются в корректировке. В любом случае очевидно одно: в таком сложном деле, как реализация реформы местного самоуправления, не обойтись без компромиссов.



Партнеры