Очевидный, невероятный

Сергей Капица: “Дураков мне жалко. Но стараюсь от них освобождаться”

13 февраля 2008 в 18:24, просмотров: 845

И академик, и герой, телеведущий и демограф. А еще физик-математик и даже немного лирик. Это очевидно. Невероятно то, что все эти определения принадлежат одному человеку — Сергею Петровичу Капице. Но за всеми регалиями хочется увидеть именно человека, пусть не совсем обычного. Давайте же сделаем попытку прорваться через ограждения. Хотя двери на даче у Сергея Петровича открыты всегда. Тем более в день его 80-летия.

— Сергей Петрович, что для вас значит юбилей — 80 лет?

— Просто цифры — и все.

— Вы ко всем юбилеям так легко относитесь?

— Да, ко всем.

— Недавно беседовал с Вячеславом Васильевичем Тихоновым, ему тоже исполнилось 80. Как-то все у него в жизни непросто — и в семье, и со здоровьем, поэтому многие сейчас относятся к нему с жалостью. Вы чувствуете, что со временем и к вам меняется отношение?

— У меня все упорядоченно, поэтому мне интересно жить. Артистам тяжелее, ведь раньше они были молоды и красивы.

— Сергей Владимирович Образцов на вопрос: “Как вы ощущаете старость?” — ответил, что становится трудно искать тапки под кроватью.

— По-моему, об этом не надо задумываться, да и к тому же я еще не в таком возрасте, как Образцов.

— Да, по сравнению с Борисом Ефимовым вы еще мальчик!

— Я недавно видел его во французском посольстве, он в бодром состоянии.

— По-моему, вы серьезно относитесь к своему здоровью. Вот Эльдар Рязанов сказал, что он ежедневно обливается холодной водой.

— Вы это видели?

— Нет, хотя понимаю, что это зрелище не для слабонервных.

— Некоторые люди очень любят создавать о себе какие-то истории. Я вот не бегаю по утрам и зарядкой не занимаюсь.

— А какой ваш обычный распорядок дня?

— Обычно встаю рано, в 8, а моя Таня вообще встает в 7. Потом я завтракаю и принимаюсь за работу. Важно, что вы делаете. Сейчас я заканчиваю писать две книги. А если бы этого не было, мне было бы тяжело. Ну а спать ложусь около 12 ночи.

— У вас бывают депрессии, стресс?

— Что такое депрессия — я не знаю. А стресса у меня в работе было сколько угодно. Особенно в перестройку, когда рушилось все связанное с наукой, с высшим образованием.

— Ну, как поется в песне: “Важней всего погода в доме”. В вашем доме погода все время хорошая?

— По-моему, да. Может, я и не простой человек в жизни, но мы живем с Таней вместе уже почти 60 лет, а это многого стоит. Впервые мы с ней познакомились на даче моего отца, что в 2 км отсюда. У нее тоже дача была на Николиной Горе.

— Но это большая редкость — 60 лет вместе!

— Так и мои мать с отцом тоже прожили вместе примерно столько же.

— Вы родились в Англии, 7 лет прожили там. Эти 7 лет как-то повлияли на ваше мировоззрение?

— Англичане любят упорядоченную жизнь. И мои родители это у них взяли для примера. Ну и потом мы с Таней стали так жить. Это очень важно.

— Вы с Татьяной Алимовной — как гоголевские старосветские помещики. В советское время их отношения нам подавали как мещанские, а ведь это была самая настоящая любовь.

— Да, у нас с Таней всегда была регулярная и ритмичная жизнь.

— А я вспоминаю рефрен песни Рязанова из фильма “Вокзал для двоих”: “Не бойтесь бросить все на карту и жизнь переломить свою”.

— Если жизнь моя отличается постоянством, то моя научная карьера не раз была поставлена на карту. После окончания МАИ я работал в этом институте, занимался научной деятельностью, но потом меня оттуда уволили из-за отца. Такие потрясения были у меня неоднократно, поэтому часто приходилось менять род деятельности. Долгое время я занимался математической физикой, но когда в перестройку все это ушло, переключился на демографию.

— Когда вы видите своих коллег, десятилетиями сидящих в институтах, не перестроившихся, как к ним относитесь?

— Это их выбор. Я вообще никогда никого стараюсь не осуждать.

— Ваш папа, знаменитый физик, лауреат Нобелевской премии Петр Леонидович Капица был героическим человеком: писал гневные письма Сталину, заступаясь за своих посаженных в тюрьму друзей.

— А вы знаете, что он никогда Сталина не видел?

— Но на письма-то Иосиф Виссарионович отвечал, а значит, уважал вашего отца.

— Да, эта переписка опубликована. Но у отца все равно был лозунг, как у солдата Швейка, — подальше от начальства, поближе к кухне. Ну а если приближаться к начальству, то могло получиться, как в фильме “Утомленные солнцем”, который снимался здесь, неподалеку.

— А у вас какие взаимоотношения с властью?

— Я от нее достаточно далек. У нее свои проблемы, у меня свои.

— Ну а вам в советское время не предлагали подписывать письма против Сахарова, Солженицына?

— Никогда.

— А если бы предложили?

— Зачем говорить “если бы”? Но я никогда не вступал в партию.

— Вы когда-нибудь нуждались?

— Да нет, особенно никогда не нуждался. Уже самая первая моя зарплата была настолько приличной, что мы могли нянечку содержать. Никакого обогащения не было, но все необходимое для жизни мы имели. Единственно, был непростой момент в конце 80-х.

— У вас дача старенькая, но очень уютная. А глядя на дворцы соседствующих на Николиной Горе новых русских, вам за себя не обидно?

— Да, сейчас для многих главное в жизни — это деньги. Но, знаете, у нынешних богатых очень холодные дома, неуютные.

— Ваши две дочери и сын все как один пошли в науку?

— Да, старший сын — филолог, ему уже 57 лет. Потом Маша, средняя, работает на факультете психологии МГУ. А младшая работает в консалтинговой фирме, но тоже связанной с наукой. Да и внуки все пошли по этой стезе.

— Чувствуете себя патриархом в своей семье?

— Я просто старший.

— Вы знаете, какой у вас IQ?

— Однажды меня пригласили на встречу с молодыми людьми с повышенным IQ. Это оказались довольно нахальные, наглые ребята. Я им задавал вопросы, а они спрашивали: “Откуда вы это взяли?”

— Вот про американского президента Буша говорят, что у него коэффициент интеллекта меньше, чем у среднего американца.

— Так это по нему видно!

— Разве по внешности можно судить?

— Помните, как писал Бернс: “Нет, у него не лживый взгляд. Его глаза не лгут. Они правдиво говорят, что их владелец — плут”? Так что облик Буша меня не вдохновляет. Вы обратили внимание, как у него глубоко посажены глаза?

— А как вам наш президент?

— Он умен и мне очень интересен.

— А к дуракам как вы относитесь? Вы их боитесь?

— Мне их жалко. Но в своей работе я стараюсь от дураков освобождаться.



    Партнеры