Выше гор могут быть только горцы

Отдых у Монблана: от печки до хай-тека

15 февраля 2008 в 17:04, просмотров: 503

Смотришь спереди — ну комбинезон. Летный. Зато на спине — игривая мадемуазель в юбке, развевающейся на ветру. Пилот Паскаль подмигивает мадемуазелям из Москвы: держитесь, мол, девчонки! Вертолет, как в голливудских фильмах, несется по ущелью. Выше, выше — теперь внизу ледники. Горы. Монблан...
Паскаль не только катает туристов. Еще возит припасы в горные приюты и детали для канаток, борется с лавинами, снимает фильмы и спасает неудачливых горнолыжников. Все они тут такие, в Шамони и окрестностях, — крутые горцы. Каждый со своим “подвыподвертом”.

Когда раз в году выбираешь место для катания на горных лыжах, хочется чего-то особенного, правда? Чтоб красоты, история, нескучные вечера...  И чтобы добираться удобно...

После того как в этом году запустили регулярный рейс Москва—Лион, путь до французского “примонбланья” стал проще. Вообще, когда смотришь картинки в местном музее — вот Наполеона III тащит на ледник процессия из 60 граждан, а вот ученого несут вверх по склону на особых носилках (двое потеющих крестьян спереди, двое сзади), — лишний раз думаешь о том, как далеко простер прогресс руки свои в дела человеческие. Хочешь, к примеру, спуститься по легендарной Белой долине — 23 километра среди потрясающих пейзажей — вперед, к старту, на подъемниках на высоту 3800! Прелесть местных трасс в том, что они расположены выше 2000 метров. Виды соответствующие...

Для местных династий путь от носилок с крестьянской рабсилой до кабинок с панорамными стеклами кажется вполне естественным. Взять хотя бы семейство Каррье: пращуры таскали те самые носилки и гибли под лавинами, их потомки держали станцию дилижансов, потом — постоялый двор... Итог: нынешнее поколение владеет в Шамони роскошной гостиницей Albert I. У хозяина, Пьера, — свой “подвыподверт”: он скупил 14 старых ферм, которые самолично разыскивал по всей округе. И теперь в номерах его отеля с хайтеком соседствуют старые деревянные балки, двери, столы, сундуки... 

А у ресторана Каррье — аж две звезды Michelin (всемирно известного ресторанного гида). Даже за одну мишленовскую звездочку любой шеф-повар готов отдать душу, три же звезды — высшая степень признания в кулинарном мире. “Думаете, они просто пробуют блюда? Инспектора, — говорит Пьер о “разведчиках” Michelin, которые решают, быть звездопаду или нет, — приходят инкогнито несколько раз. Когда зал забит клиентами и когда их нет совсем. И сравнивают качество обслуживания. Оно всегда должно быть безупречным. Могут даже нюхать пустые бокалы — нет ли запаха стирального порошка, который может “перейти” со скатерти!” Так что рыбное филе с кумкватом и тающие во рту стейки — далеко не все ингредиенты кулинарной славы...

Нынче на улочках Шамони вечерами гремят рок-концерты и устраивают показы горнолыжных мод — в честь очередного этапа Кубка мира. А в соседней деревушке Лез-Уш можно повстречать делегацию из... Красной Поляны — потому как побратимы. Намерены “обменяться” представительствами перед Играми в Сочи: чтобы лезушцы заимели краснополянский офис и наоборот. У наших в планах — пристроить к офису настоящую русскую баню.

Лыжные инструкторы-французы потихоньку учат наш язык — пригодится. Впрочем, туристам из России вполне достаточно и английского.

К слову, на компанию человек так из 8—10 можно снять шале начала прошлого века — с камином, видом на горы и сауной в подвальчике. К шале прилагаются два “эльфа” — симпатичные мисс, которые наводят порядок, сервируют завтрак и вечерний чай. Одна из наших мисс оказалась уроженкой ЮАР, другая — Новой Зеландии. По-французски девушки знали пару слов, зато нашего инглиша хватило, чтобы обсудить с ними мировую политику и союз Саркози с Карлой Бруни.

Посидев у камина и перелистав неведомым образом оказавшиеся в шкафу воспоминания Анастасии Цветаевой (“К белому великану, высящемуся над всем хором одиночек и горных цепей, — к Монблану. Раскаленная синева. Ослепительный блеск снегов, такого множества его, что он не растает от летнего солнца!”), можно запланировать маленькую эскападу — поездку в Италию. До нее — 25 километров через туннель. Дальше — Валле-д’Аоста, трассы Курмайора и Червинии. Климат в Аосте гораздо мягче (летом, говорят, вообще стоит страшная жара — одно из местных вин “в честь погодных условий” назвали Enfer — “Ад”). И для тех, кто не готов кататься целыми днями, там найдется масса развлечений — от купания в симпатичном спа-комплексе до карнавального (если попадете в нужные даты) разгуляя. Все жители городка высыпают на улицы в костюмах: даже младенцы наряжены божьими коровками, старики и старушки надевают костюмы своих прапра, а синего неба почти не видно за облачками конфетти...

...На подъемнике в Лез-Уше мы разговорились со старичком французом. Бывшим учителем. “Три месяца зимой снимаю тут комнату — катаюсь, гуляю на снегоступах... Вчера лань увидел — в ограждении запуталась. Освободил! И на Кубок мира записался волонтером, следил, чтобы фотографы за линию не заступали. Хорошая у меня пенсия, правда?” Подумавши о своей будущей пенсии, я помрачнела. Хотя, кто знает, может, и удастся снять закуток недельки на две в Красной Поляне.

* * *

Если Шамони — название россиянам в общем-то известное, то деревушку Ле Контамин наши соотечественники еще не “распробовали”. А зря — на местных склонах за неделю не заскучает никто. Огромные горные “цирки”, трассы на любой вкус — от широких синих и красных, идеальных для начинающих и “спокойных” лыжников, до крутых несглаженных спусков, которым порадуются любители фрирайда.

Здесь катается очень много детей — в школах уроки физкультуры проводят в горах. А своего малыша, которого хочется поставить на лыжи, можно отдать в горнолыжный “детский садик”.

Этот курорт можно назвать семейным: цены вполне доступны, отели небольшие, уютные и “домашние”, а отдых можно разнообразить прогулками: здесь расположен большой природный заповедник (5500 гектаров).

Если хочется вспомнить уроки физкультуры в родной школе — добро пожаловать на беговые трассы. Они освещены вечером, лыжни прекрасные: рядом идут пешеходные дорожки, но везде установлены специальные знаки: не наступайте, мол, на лыжню — не дай бог, ботинок отпечатается и помешает спортсменам!

...Местный гид с большим рюкзаком ведет нас вверх по склону — в прокате мы даже взяли специальные ботинки. Шагаем след в след. Пот катит градом, но надо же как-то изгонять последствия походов в рестораны!

Впрочем, наш сопровождающий человеколюбив — по дороге делаем остановки и успеваем узнать, что когда-то тут не было деревьев: всю поросль подъедали многочисленные коровы. Теперь домики пастухов стоят заброшенными — не прибыльное это дело. А свою энергию контаминские горцы направили в другое русло: гид, к примеру, каждый год участвует в пробеге вокруг Монблана. Его личный рекорд — 36 часов без перерыва. Ну разве что попить-поесть.

И вот добрались до “точки Ч” — вся долина как на ладони, череда горных пиков уходит в бесконечность... Наконец гид открывает тайну своего рюкзака: извлекает оттуда подзорную трубу на треноге. Долго наводит куда-то... На его загорелом лице расцветает улыбка: “Есть! Поймал!” В смысле — поймал в объектив дикое животное. Горного козла. Козел невозмутимо лежит в снегу и не шевелится. Уж не муляж ли для туристов? Нет, повернул голову. Все без обмана!

Вечером в маленьком ресторанчике с деревенской печкой дым коромыслом — но не от печи, а от жаровен с углями, на которых каждый сам подрумянивает кусочки мяса. Этому занятию с одинаковым рвением предаются бебешки и старички, гламурные дамы и британские джентльмены, поклонники “примонбланья”. У всех одинаково розовые щеки — в том числе и у нас. И так ли уж отличаемся мы от Наполеона III, который некогда после нетехнологичного похода в горы наверняка с таким же аппетитом уплетал ужин и делился со свитой впечатлениями от сияющих снегов?

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Дом Франции — Национальный французский офис по туризму, а также офисы по туризму Шамони, Лез Уш и Ле Контамин.

ЧТО ПРИВЕЗТИ

Ликер “Genepi” из горной полыни — 4 евро

Местные колбасы с орехами или грибами — 4 евро

Дверной колокольчик в “монбланском” стиле — 6 евро

Горнолыжную куртку на гагачьем пуху с распродажи — 150 евро



Партнеры