“Борьба идет за талантливых!”

Ректор РУДН дает советы родителям абитуры.

2 апреля 2008 в 18:17, просмотров: 1374

Есть ли будущее у ЕГЭ? Что ждет абитуриентов-2008 во время вступительной кампании? Какие новые специальности можно будет получить в одном из самых многонациональных университетов не только России, но и мира?

На эти и другие вопросы “МК” ответил Владимир Михайлович ФИЛИППОВ, ректор Российского университета дружбы народов.

— Многие вузы испытали минувшим летом дефицит абитуриентов. Это объясняют демографической ямой, в которую страна попала из-за спада рождаемости в начале 90-х. Вы с этим согласны?

— Действительно, демография внесла свои поправки: большая доля абитуриентов поступает. В значительной степени дефицит “новобранцев” испытывают вузы и специальности, которые не пользуются спросом на рынке труда. Ведущие вузы борются не просто за количество студентов, а за способных, талантливых ребят. Мы готовы искать их с помощью олимпиад, конкурсов.

— Есть некое лукавство в цифрах, которые вузы заявляют как конкурс. По идее, это дробь, где в числителе — число абитуриентов, а в знаменателе — количество мест. Как на самом деле рассчитывается конкурс? Учитываются ли в нем медалисты и инвалиды, которые должны идти вне конкурса?

— Когда вуз заявляет, что у них большой конкурс, этого не стоит бояться абсолютно. В условиях Единого госэкзамена выпускник посылает документы в целый ряд учебных заведений. А лукавство есть и с цифрами, и с подсчетом. Мы делим число студентов, подавших заявления, на количество мест — получаем конкурс. Но эти же студенты благодаря ЕГЭ подали документы и в 10—20 других вузов страны — и там их тоже считают! Отсюда лукавство, что конкурс вырос.

— Как вы объясните рост интереса абитуриентов к техническим, естественным наукам?

— Я и раньше утверждал, и утверждаю сейчас, что наиболее привлекательными будут специальности, которые связаны с информационными технологиями. Хотя учиться по специальностям “прикладная математика” и “информатика” тяжело, но это тот фундамент, который дает человеку возможность быть адаптированным в любой отрасли. И нам очень приятно, что среди сотен российских вузов, которые имеют программы по информационным технологиям, наш университет оказался в тройке лучших.

— Будучи министром образования, вы ратовали за введение в стране Единых госэкзаменов. Не разочаровались ли в ЕГЭ теперь, на посту ректора вуза?

— Эксперимент с ЕГЭ еще не завершен, но я считаю, что стратегически он оправдал себя. Это подтверждают два показателя. Первый — то, что сейчас дети, сдавая ЕГЭ в регионах, могут посылать свои данные в десятки вузов страны, никуда не выезжая. Это уже говорит о том, что главная задача ЕГЭ решена — расширена доступность образования. И второй показатель могу привести на примере Москвы, которая впервые ввела обязательный госэкзамен по русскому языку. Сотни школьников по итогам ЕГЭ получили баллы, соответствующие “двойке”. Такого раньше не было никогда. Это показало, что внешняя оценка итогов обучения в школе более объективная, чем принцип “сам учу и сам принимаю экзамен”. Значит, должна и будет решаться задача самая главная — повышение качества школьного образования.

— Прокомментируйте утверждение одного вашего коллеги: индикатором успешности приемной кампании в сильных вузах является то, как проходит платный набор.

— Вузы ставят перед собой задачу улучшить свое материальное положение, увеличить заработную плату преподавателей. Мы свой план реализуем не за счет увеличения количества платных студентов, а поднимая стоимость обучения. Но высокая стоимость накладывает и высокие обязательства. Очень важно, чтобы вузы имели гибкую систему организации учебного процесса, оперативно реагировали на требования рынка. Вот, например, сейчас в стране ширятся направления деятельности, связанные с новым земельным кодексом, — и у нас появилась новая специальность “земельный кадастр”. Стало много строиться вокруг Москвы дач — ввели специальность “ландшафтное и садово-парковое строительство”.

— Чем нынешние абитуриенты отличаются от предшественников?

— К сожалению, появилось много детей, которые знают: как ни учись в школе, а папа с мамой заплатят — и он в вузе. У нас в прошлом году на вступительном экзамене по биологии написали: “Микробы, конечно, однополые все, но размножаются половым путем”. Люди, имеющие такие знания, хотят нас потом лечить! Это очень страшно, когда за деньги можно попасть на такие факультеты. Дело чести высших учебных заведений — не поддаться, не заработать эти дармовые деньги.

— Как мотивировать студентов учиться лучше?

— Мы, например, ввели для студентов бесплатные обязательные консультации. Причем я неоднократно говорил преподавателям, что они не просто должны назначить консультацию, а как в школе — указать пальцем: ты, ты и ты — прийти ко мне на консультацию! То есть мы боремся за то, чтобы слабого студента подтянуть. Кроме того, мы создали кредитно-модульную систему организации учебного процесса по Болонской конвенции, которая стимулирует и студентов, и преподавателей работать в течение семестра. Она подразумевает промежуточные контрольные задания. Если студент этот модуль не сдал, то он уже больше никогда не сможет его пересдать, всё — поезд ушел. Поэтому в течение семестра студент должен работать. Это заставляет много работать и преподавателей — он должен раз в три недели составлять задания, получать ответы: письменные работы, коллоквиумы, контрольные.

— Что вы можете посоветовать родителям абитуриентов-2008?

— Надо меньше дрожать. Если ребенок пришлет нам хорошие данные по ЕГЭ — поступление гарантировано.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Университет дружбы народов учрежден 5 февраля 1960 г. решением правительства СССР в целях подготовки высококвалифицированных кадров для дружественных к Советскому Союзу стран Азии, Африки и Латинской Америки.

В настоящее время в Университете дружбы народов около 23 тысяч студентов, аспирантов, ординаторов и стажеров из 131 стран мира, представители около 450 народов и национальностей, в том числе свыше 1000 человек — представители российских национальных образований и около 3500 иностранных граждан.



Партнеры