Пиратские копии не хуже оригинала

Расследование “МК”: морские разбойники XXI века ничем не уступают коллегам из далекого прошлого

7 апреля 2008 в 17:53, просмотров: 706

“Захваченное пиратами французское круизное судно Ponnant, в числе пассажиров которого находятся 10 украинцев, встало на якорь у берегов самопровозглашенной “Республики Пунтленд” в Сомали” — обнадеживающее сообщение передавали вчера все мировые СМИ. Хотя власти “республики” и утверждают, что заложников вскоре освободят, МИД Франции не настолько оптимистичен в своих прогнозах. Глава французского внешнеполитического ведомства Бернар Кушнер считает, что “дело обещает быть долгим”...

“МК” попытался разобраться — кто же они такие, современные пираты? И с удивлением узнал, что сюжет знаменитого фильма “Пираты XX века” недалек от истины, и сегодняшние пираты — это скорее бездушные убийцы и воры.

Восточное побережье Африки. 1 февраля 2008 года. Буксир “Свицер Корсаков” совершает свой первый переход: с верфи Питера через Сингапур на Сахалин. Аденский залив моряки не любят — неспокойно там. Капитан, который вел буксир, британский подданный, считается опытным моряком и должен был знать, что подходить близко к берегам Сомали — опасно. И тем не менее судно приближается на критическое расстояние. Неожиданно по курсу возникают два небольших суденышка. Опасности они не представляли ровно до того момента, пока не начали расходиться в стороны. Только тогда стал заметен трос, натянутый между ними! Нос буксира врезался в канат, тот натянулся, и пиратские катера магнитом прикрепило к бортам буксира. В мгновение ока на палубе оказались чернокожие люди с оружием в руках. Единственное, что успела сделать команда, — нажать на “тревожную кнопку”. Мир узнал об очередном пиратском захвате.

Новость о нападении пиратов поначалу вызывает усмешку: ну какие пираты в наше-то время? Сказки все это. Но пираты никуда не делись. Согласно статистике, ежегодно происходит от 200 до 300 пиратских нападений на мирные суда. Бывает, что членов экипажа убивают, бывает, что избивают, грабят, бросают на произвол судьбы. По-прежнему происходят угоны судов и захват особо ценных грузов. Все так же пираты используют абордажные крюки, а вместо пушек с ядрами — гранатометы, пулеметы, автоматы и ракеты. Прогресс, однако.

Иногда они нападают

— Мы стояли на рейде порта Мадрас около 40 суток, — рассказывает Карен Степанян, у которого за плечами большой опыт судоходства. — И уже в самом конце на нас напали пираты.

Это только так называется: напали пираты. По большому счету любое проникновение на судно извне и есть пиратское нападение.

— На суше это была бы обычная кража со взломом, — продолжает Степанян. — Кто-то проник на судно, забрался в кладовку. Никто не пострадал. Хотя, если бы в этот момент возле кладовки был кто-то из экипажа, — неизвестно, чем бы это закончилось.

Та же статистика утверждает, что подобных “пиратских” нападений действительно много. Воры забираются на суда и стараются умыкнуть или что-то ценное, что можно загнать на рынке, или деньги, или еду.
Но не все всегда происходит так безобидно.

— Мы шли на большом танкере, более 100 тысяч тонн водоизмещения, когда увидели быстро приближающийся катер. Ведь для пиратов главное — неожиданность. Нам и в тот раз повезло — удалось оторваться. А вот нашим коллегам с танкера “Манерон” повезло меньше. Преследователи выстрелили по танкеру из гранатомета. Вы представляете, что такое выстрелить по танкеру с нефтью? “Манерон” стал маневрировать и все-таки ушел от преследования.

— Тут нет ничего удивительного. Представьте себе огромный танкер, плавающий многоэтажный дом, который хоть и медленно, но поворачивает из стороны в сторону. Кроме того, дело происходит в море, а значит, есть и волна. Катеру в таких условиях сложно приблизиться к судну. Ну и экипаж тоже не сидит без дела. Даже если пираты смогут пристать к танкеру, то их начнут поливать из пожарных водометов, — рассказывает Михаил Войтенко, редактор интернет-сайта “Совфрахт — Морской бюллетень”.

Но иногда пиратам удается застать команду врасплох и захватить судно. С этого момента все шутки заканчиваются. По неписаным правилам, как только нога пирата ступила на судно, он становится там самым главным. Капитан и команда могут позволить им делать все! Главное — не оказывать сопротивления! Никакого геройства. Допускается потеря груза, потеря судна, но жизни членов команды не должно ничего угрожать.

Пираты стали жестокими

Как правило, на судах нет оружия. Это раньше, в советское время, в сейфе капитана мог лежать пистолет, сейчас запрещено и это. В случае если на судно попадают вооруженные пираты, сопротивление совершенно бесполезно — пираты не задумываясь открывают огонь.

— Был случай — пираты напали на датское судно. Нападение заметил американский военный корабль и бросился на помощь. Пираты не растерялись и кинулись наутек в свои территориальные воды. Но и американцы оказались не лыком шиты. В общем, янки вторглись в территориальные воды Сомали. Пираты не ожидали такого поворота. А тут американцы еще и огонь открыли и разбили лодки пиратов. Вот это чернокожим бандитам уже совсем не понравилось! И что они сделали? А просто выставили всю датскую команду на корме и заявили, что если американцы не прекратят своих безобразий, то экипаж расстреляют. В споре победили пираты. Они еще и обиделись! Дескать, они-то всего-навсего хотели ограбить датчан, но подлые американцы, расстрелявшие их лодки, смешали все планы. Теперь с судовладельцев-датчан придется требовать крупный выкуп! Около двух месяцев шли переговоры, пока не договорились о цене, — рассказывает Войтенко.
Кстати, во всех таких торгах всегда побеждают пираты. Еще ни разу судовладельцу не удавалось уговорить пиратов.

— Один пожалел денег. И весь экипаж расстреляли, чтоб другим неповадно было.

Есть несколько святых правил:

— не выполнять условия пиратов сразу;

— не разглашать сумму выкупа;

— не рисковать жизнью экипажа.

— Если пираты уже захватили судно и выдвинули требование, то платить сразу нельзя по той причине, что тут же начнутся массовые захваты судов, — говорит Войтенко.
Также не стоит разглашать конечную сумму выкупа — из тех же побуждений, чтобы другим неповадно было и у судовладельцев была возможность снизить сумму выкупа.

Герой всея Украины

Побережье Сомали считается одним из самых опасных мест. Государство, которого практически не существует, не может позволить себе следить за своими гражданами. И обеспечить их не может. Потому-то граждане сами себя стараются прокормить. Пиратством. 18 октября 2004 года. Украинский теплоход “Панагия” проходит по Аденскому заливу.

— Неожиданно показались две моторные лодки, которые на быстром ходу приближались к нам. В лодках сидели вооруженные люди, — рассказал капитан “Панагии” Владимир Шабанов.

Он успел записать в судовом журнале “На нас напали пираты”. Действовали они прямо как киношные пираты: взяли судно на абордаж. Около недели они не выдвигали никаких требований, а просто отогнали теплоход в местный порт и морально давили на команду.

— Меня четыре раза приводили на мостик и заявляли: капитан, мы решили тебя расстрелять, — вспоминает Шабанов.

 Чуть позже судовладельцу передали, что для освобождения “Панагии” требуется 700 тысяч долларов. Пока шли долгие переговоры, пираты разворовывали судно и вещи экипажа. Семь месяцев заняли переговоры с пиратами и путь домой. На Украине их встречали как национальных героев. Интересно, что все, кто побывал в плену у пиратов, уверяют: разбойники их не обижали. Пиратам нет смысла обижать экипаж. Им же главное — получить выкуп за судно. Так что если люди не сопротивляются, не геройствуют, то и проблем нет. Переговоры идут долго, и все это время пираты ухаживают за командой. И кормят, и поят. Естественно, потом не забывают включить эти “расходы” в счет выкупа.

— Когда произошел случай с датчанами, пираты даже воду на судно привозили, — вспоминает Войтенко. — А потом отдельной строкой указали вознаграждение за свою доброту.

Заветы мадам Вонг

Она была самой известной и неуловимой предводительницей морских пиратов. Мадам Вонг искала вся полиция стран Юго-Восточной Азии, а затем подключился и Интерпол. Но обнаружить ее так и не удалось.

Ее действительно боялись. Страх — лучшее оружие. В конце концов мадам Вонг прекратила свои пиратские набеги. Достаточно было направить судовладельцам письмо, в котором она просила перевести ей несколько сотен тысяч долларов “во избежание несчастных случаев с судами”. Те, кто платил, продолжали свой бизнес. Скупые же прощались со своими теплоходами: они или взрывались, или пропадали.

— Сейчас происходит все то же самое, — говорит Войтенко. — Многие судовладельцы вынуждены платить пиратам взятки, чтобы их суда никто не трогал. Особенно такой бизнес развит в водах Малаккского пролива. Сами моряки в разговорах между собой открыли еще один вид пиратства — государственный.

— Ходить в Африку — сплошное мучение. Нигерия, Сомали — это издевательство, — рассказывает Карен Степанян. — Например, в открытом море к вам может подойти судно с чиновниками, которые заявят, что вы вошли в территориальные воды иностранного государства. И им все равно, что показывают ваши навигационные приборы. Многие, отправляясь в Африку, заранее закладывают суммы на взятки.

Цунами спешит на помощь

У берегов Малайзии, Сингапура и Индонезии действует некое подобие защиты от пиратов. Акваторию время от времени патрулирует самолет, который отмечает подозрительные катера и направляет к ним морские патрули. Моряки признают, что этот метод приносит пользу и пиратство в этих краях заметно снизилось.

Но никакие меры предосторожности не могут сравниться с цунами 2004 года в Индонезии.

— Природное явление обрушилось тогда на берега островов и полностью уничтожило многие пиратские базы, — говорят специалисты. — В регионе около двух месяцев можно было плавать безопасно. 

— В последнее время появляется все больше и больше требований к безопасности судов, — говорит Валентин Туреев, управляющий директор Союза Российских судовладельцев.

Например, “тревожная кнопка” — их на судне несколько штук, установленных в разных потайных местах. Стоит на нее нажать, и сигнал о захвате поступает на пульты дежурных.

Также до сих пор идут споры о том, разрешать ли морякам иметь на борту оружие.

— Это очень сложно технически, — объясняет Войтенко. — Необходимо обучить команду обращению с оружием, аттестовать каждого, получить специальное международное разрешение на перевоз оружия.

Противостоять пиратам сложно, но можно хотя бы предупредить их появление. Моряки прекрасно знают, что воды Карибского бассейна, побережья Бразилии, Африки, Индии, Шри-Ланки, Малаккский пролив, Аденский залив, Китайское море — это опасные воды и здесь нужно держать ухо востро.

— В этих местах несется постоянная вахта, ночью устанавливаются мощные прожекторы на корме, в постоянном режиме работают пожарные насосы, — объясняют специалисты.

Кстати, по американским законам до сих пор можно повесить пирата на рее.

P.S. Отметим, что вчера власти Сомали выступили за проведение операции по освобождению захваченной пиратами французской яхты Ponant. Об этом сообщили французские газеты со ссылкой на заявление губернатора провинции Бари Мусы Гхелль Юсуфа. “Военные корабли Франции и США должны атаковать пиратов, мы благословляем их на это”, — цитируют СМИ Франции слова Юсуфа. “Я думаю, что в ходе операции возможны человеческие жертвы, однако жизненно необходимо уничтожить пиратов и покончить с ними ради мира в водах Сомали”, — добавил Юсуф.



Партнеры