Три мушкетера “Евровидения”

Сенсационные подробности подготовки Димы Билана и его команды в Белграде

16 мая 2008 в 16:20, просмотров: 1405

После победы “Зенита” в кубке УЕФА ликовала не только вся Россия, но и вся российская делегация на “Евровидении-2008” в Белграде (о чем был вчера репортаж в “ЗД”). 

Ликуя, все принялись искать мистические и судьбоносные знаки. В 2006-м, когда Билан на “Евровидении” в Афинах стал первым среди людей (Lordi как монстры не в счет), Евгений Плющенко выиграл свою Олимпиаду, а Эдвин Мартон — одну из высших музыкальных наград в мире — EMMI Awards за “Лучшую композицию года”. И теперь чемпионы соединены судьбой в одно целое на одном конкурсе. Для чего?

Разгадка наступит совсем скоро. А еще до начала состязания русская делегация произвела неслыханную в истории “Евровидения” сенсацию — полностью отказалась после первой репетиции от номера, который с такими мучениями и скандалами готовился два месяца. “МК” уже сообщал, что сперва возникли технические проблемы с размером декорации, придуманной греческими продюсерами. Двухметровая железная стремянка, на которой, положа руку на сердце, Билан смотрелся маляром из газетного объявления “Евроремонт, быстро, недорого”, с трудом умещалась за кулисами и не успевала за 15 секунд, отведенных для смены декораций между номерами, выехать на сцену. Когда руководство “Евровидения” готово уже было сжалиться и в виде исключения растянуть хронометраж перед нашим номером, русские объявили, что по собственной воле отказываются от греческой лестницы и оставляют только мобильную “таблетку” с искусственным льдом, которая была придумана еще до греков продюсером Яной Рудковской.

Греки, уверенные в своей непогрешимой гениальности, пришли в неописуемый ужас, а в греческой прессе сразу появилась новость о том, что русские чуть ли не отказываются от участия в конкурсе и уже с чемоданами едут на вокзал, в Россию. Вчера утром Билану в прямом эфире греческих телеканалов пришлось опровергать эти утки, сильно возбудившие даже посольство России в Белграде.

Нашим же пришлось начинать все заново. Сняли студию для дополнительных репетиций. Там я и расспросил нашу великолепную четверку — Рудковскую, Плющенко, Мартона и Билана — об их странном поступке и текущих ощущениях.

* * *


— ЯНА, наши парни — словно три мушкетера. А ты, выходит, их Констанция? Она была смелой девушкой, и ты, вот, пошла против всех правил “Евровидения”, меняешь на ходу номер, отказалась от выстраданной декорации. До выступления всего несколько дней. Не страшно так плевать против ветра?

— Все, что ни делается, — к лучшему. Сперва мы собирались просто решать техническую проблему, а потом я поняла, что не за то сражаюсь. У нас на сцене три замечательных парня, в каждого я верю. Они абсолютно самодостаточны. Их эмоции, их драматургия, их сила, их вера сделают намного больше, чем какая-то там лестница-кудесница.

— А греки? Ты ведь с такими мучениями рвалась к ним под киркоровскими бомбежками…

— Не думаю, что греки должны на нас обидеться. Они знали, что мы изначально были не всем довольны. Мы считали, что в их режиссерской версии нет достойной кульминации, драматургического раскрытия образа. Мы это говорили им с самого начала, и Дима это чувствовал, и Женя, и Эдвин. Решение отказаться от лестницы пришло к нам всем спонтанно и одновременно. Первым сомнение высказал Женя Плющенко, и мы с ним согласились — один за всех, все за одного! У нас есть эмоции, у нас есть сила, вера, и этого достаточно.

* * *

— ЖЕНЯ, ты, оказывается, всем тут попутал карты. Костью в горле стоишь у Киркорова, который уже почернел от того, что у Билана есть ты, а у него, кроме Лорак и аквариума, — ничего. Билану разрушил номер с лестницей. Терминатор какой-то…

— Решение отказаться от номера было общее. Но лично я считаю, что не надо Диме ставить вымученные декорации. Он из этого вырос. У него есть достойная и мощная энергетика, он может сам все сделать, выразить идею пластикой, телом, эмоциями, артистизмом, донести до людей веру, о которой и поет в своей песне. Он хороший артист. Он выйдет босиком, весь в белом — ангел! Мы с Эдвином ему поможем, но главный акцент должен быть на нем.

— Считается, однако, что “Евровидение” ныне надо завоевывать именно технологическими “фишками”, суперпуперпостановками…

— Это уже было не один раз — фейерверки, взрывы, лепестки, двигающиеся пирамиды… Да, зрелищно, круто, обращает на себя внимание. А победила в прошлом году Мария Шерифович безо всяких суперпуперфейерверков. Просто спела душой и чувственным голосом.

— Вам приходится заново придумывать теперь и номер, и хореографию. Ты теперь в этом главный?

— Я немного советую. Но в целом это наш общий труд и общие фантазии. Все мы профи, и у каждого есть свои дельные мысли. Я уверен, что наша новая постановка гораздо выигрышнее предыдущей версии.

— Поп-артисты сейчас активно осваивают смежные жанры — звезды на льду, в цирке, в бальных танцах. Не собираешься ли ты запеть в ответ?

— Нет, что ты! Я — спортсмен, а не поп-артист, и выступать в Белграде буду все-таки как фигурист, хотя и в непривычных для себя обстоятельствах. Ближайшие два года мне надо посвятить себя исключительно спорту. До 2010 года точно. А потом будем смотреть. Петь — это не для меня, а помогать, делать что-то в команде я хотел бы.

— Отличается ли подготовка к поп-чемпионату от привычных для тебя спортивных соревнований?

— Для меня главное — не облажаться, не упасть, не оступиться, не сделать ошибку — как на Олимпийских играх. Выступая вместе с Димой, я так же представляю Россию, и это для меня главное.

 * * *

— Для меня тоже главное — не оступиться, — парирует ЭДВИН МАРТОН, намекая на то, что в его руках будет наидрагоценнейшая скрипка Страдивари конца XVII века, застрахованная на $2 млн. Если, не приведи судьба, она гаркнется на четвертом веке своей истории, да еще при таких обстоятельствах, это станет самой большой иронией XXI века. Мы сейчас делаем гениальную историю. В мире еще не было такого, чтобы на одной сцене, да еще на “Евровидении”, выступали вместе классический скрипач, олимпийский чемпион и поп-звезда.

— Эдвин, теперь без лестницы вы все сами стали главной декорацией, не считая, конечно, твоей скрипки.

— Во-первых, эта скрипка дороже любых лестниц и аквариумов в тысячи раз. Так что в этом смысле у нас — самая дорогая декорация на “Евровидении”. Во-вторых, я думаю, что нам пришла в голову гениальная идея. Пусть другие прячутся за бездушные механизмы, а мы должны показать человеческие искренние эмоции. Наша песня Believe — вечная, это искусство, она останется в истории, ее и через 20 лет будут играть на радио, а другие — чики-пуки, шейди-лейди — на две-три недели, они быстро забудутся и исчезнут навсегда. Для меня как профессионала-музыканта это очевидно. Мы пишем историю, и для этого нам, конечно, не нужна эта стройка, этот “унитаз”, на котором сидел Дима под лестницей. Ничего не нужно! Нужны только его чувства, его вера, о которой он поет.

— Тебе как скрипачу-виртуозу насколько комфортны эти поп-страдания?

— Я поэтому и начал сам сочинять музыку, соединять классику и поп, потому что мне не хватало эмоций только в Мендельсоне. Моему темпераменту было тесно. А в нашем номере три мощные ауры соединяются в одну — это настоящая энергетическая бомба. И мы передаем наши эмоции зрителям — как Кашпировский.

— Вот, ты вспомнил к ночи!

* * *

— ДИМА, в Афинах у тебя вылезало привидение из рояля, а теперь “вылезают” Плющенко и Мартон — сущие привидения в контексте “Евровидения”, не так ли?

— Зато КАКИЕ привидения! Все ошалеют. Для меня “Евровидение” — те же Олимпийские игры, только музыкальные. Здесь опять получается какая-то мистика на пересечении наших судеб — и моей, и Жени, и Эдвина. Я очень благодарен им, что идея, которая возникла как фантазия во время моего участия в их шоу в прошлом году, воплотилась благодаря их воле и нашему общему желанию в реальность. Невозможное оказалось возможно!

— Многие до сих пор не могут успокоиться, что ты второй раз притрюхал на это “Евровидение”. Раздаются вопли — доколе! Киркоров брызжет слюной в интервью европейским СМИ — что это, мол, твоя ошибка…

— Ой, мне тоже хочется уже закончить, поставить финальную точку в этой затянувшейся истории. Я, конечно, могу и в третий раз поехать, но давайте хотя бы дождемся результатов этого года.

Белград

МЕЖДУ ТЕМ
RUSSIAN PARTY

На “Евровидении” есть традиция — делегации устраивают свои национальные вечеринки, и все ходят в гости друг к другу.

Одной из первых в Белграде в четверг вечером прошла Russian Party. Собралось несколько сотен гостей — пресса, фанаты, любопытствующие, конкурсанты из других стран. Пакеты с билановским мерчендайзингом (пластинками, подушками, наклейками, плакатами, браслетами, часами и пр.), как и в Афинах, разлетались горячими пирожками. Дима Билан приветствовал всех со сцены, после чего дал небольшое сольное отделение, начав с уже легендарной Never Let U Go — хита “Евровидения-2006”. Песню встретили восторженной овацией.  C ответными музыкальными приветами вышли на сцену Руслан Алехно из Белоруссии, Ани Лорак из Украины, гречанка Каломира. Диана Гурцкая привезла не только пламенный привет из солнечной Грузии, но и одарила Диму подарками — парфюмом собственной линии Diana.



Партнеры