Академия бартерных наук

Чтобы их не трогали, члены РАН готовы принять в свои ряды хоть немецкого “кучера”

29 мая 2008 в 19:18, просмотров: 1194

Настоящие чудеса политической эквилибристики продемонстрировала на излете весны академия наук. Избирая новых членов, академики умудрились одновременно сделать реверанс в сторону власти и показать ей фигу. При этом избрание иностранным членом путинского друга Герхарда Шредера не стоило нашим научным светилам ничего, кроме возможных репутационных потерь. А вот провал на выборах близкого к ВВП Михаила Ковальчука сделал в ближайшее время невозможной давно перезревшую реформу науки.

Когда академики вступали в конфронтацию с властью в прошлом, они защищали репутацию и престиж своих организаций, а отнюдь не должности и материальное благополучие. В эпоху Александра I у президента академии художеств возникла было идея избрать ее действительные члены пару графов из-за “их близости к Государю”. В ответ академик Лабзин предложил избрать “еще более близкого к Государю” царского кучера Илью Байкова и отправился в ссылку в провинцию. В эпоху Брежнева академия наук отказалась делать своим членом-корреспондентом безграмотного, но близкого к генсеку завотделом науки ЦК КПСС Сергея Трапезникова.
Но, судя по всему, в нынешнюю эпоху академики готовы действовать в духе современных рыночных веяний. Во всяком случае прошедшие выборы новых членов “сонма бессмертных” сильно смахивали на бартерную сделку с властью.

В годы своего пребывания на посту канцлера ФРГ Герхард Шредер был известен как весьма демократичный, но довольно простоватый политик. Но отныне в российской системе научных рангов он занимает место, которое всего на пару ступенек ниже, чем, скажем, у покойного Альберта Эйнштейна. Ведь дарованное ему звание действительного иностранного члена РАН — это не шутка!

Никто не спорит, что среди высших иностранных политиков у России крайне мало искренних друзей. Ясно, что оказавшийся белой вороной Герхард Шредер заслуживает с нашей стороны всяческой поддержки и уважения. Но звание иностранного члена РАН подразумевает все-таки не политические, а научные достижения. А их у путинского друга Герхарда просто анекдотически мало, если не сказать больше. Очень может быть, что новый почетный титул лишь понизит репутацию недавнего “главного немца”. Закордонные журналюги обязательно подвергнут “академика Шредера” новым изощренным насмешкам. И будут при этом абсолютно правы: чем Шредер не современный эквивалент “царского кучера”!

Впрочем, для нашей науки судьбоносным является другое решение академиков — их отказ включить в свои ряды директора Курчатовского института Михаила Ковальчука. Малоизвестный широкой публике Ковальчук принадлежит тем не менее к числу самых влиятельных людей в государстве. Он свой человек в ближнем кругу Путина. Кроме того, действуя в тандеме с министром образования и науки Фурсенко, Ковальчук выдвинул масштабный план реформирования науки. Не секрет, что если бы на этой неделе его избрали академиком, то где-то через год Ковальчук стал бы президентом этой структуры.

Но у научных светил оказались другие планы. И это вызывает самые разнообразные эмоции. Да, Ковальчук в первую очередь бизнесмен и предприниматель и лишь во вторую — ученый. Правда и то, что, как и многие другие физики, он отличается совершенно неоправданным пренебрежительным отношением к “гуманитариям”. Не подлежит никакому сомнению, что сформулированный Ковальчуком—Фурсенко план реформирования науки нуждается в серьезных изменениях.

Но, оставив Ковальчука за бортом РАН, академики фактически сказали “нет” любым реформам. В верхушке академии просто нет других людей, готовых пойти на радикальные перемены. А они в этой сфере просто необходимы. Сами ученые признают, что академия уже давно превратилась в “застывшее болото”, положение в котором невозможно улучшить только одними финансовыми вливаниями. Но, как это часто бывало в нашей истории, “болото” победило.

Михаил РОСТОВСКИЙ.

ДОЛГ ПРОТИВ МРАКОБЕСИЯ

Премьер Владимир Путин появился в Академии наук между двумя значимыми для научного мира событиями. В среду выбирали новых академиков, в пятницу выберут нового президента РАН. Впрочем, особенно в научном мире Путину понравилась борьба с мракобесием…

Накануне парламентских выборов в прошлом году Путин, будучи еще президентом, также говорил о тяжелом прошлом российской науки и ее перспективном будущем. На этот раз он отметил рост расходов госбюджета на гражданскую науку — около 125 млрд. руб. в текущем году, а также выделение “серьезных ресурсов” для развития таких сфер, как нано- и биотехнологии, ядерная энергетика, авиакосмические исследования: 600 млрд. рублей в 2008—2010 годах. Но главное — приток кадров в научные круги. Кадры, с точки зрения ВВП, должны привлечь не только рост зарплат (с 6 до 20 тыс. рублей за два с лишним года и 30 тыс. рублей в перспективе), но и обеспечение жильем молодых ученых. По мнению Путина, следует использовать все ресурсы, включая земельные участки, находящиеся в пользовании РАН. Путин отметил, что уже дал соответствующее поручение профильным министерствам для детальной проработки этих вопросов.

Кстати, по словам нынешнего президента РАН Юрия Осипова, у академии имеются свои весьма перспективные планы в этой сфере. Скажем, в Москве, которая выделила академикам земельный участок, планируется построить дом для молодых ученых площадью 30 тыс. кв. метров, причем со всей инфраструктурой, включая детские сады. Также обсуждается создание фонда аренды жилья для сотрудников.

Но в целом на отчетную речь Осипова публика реагировала довольно уныло. Некоторые ученые в зале попросту спали. Вице-премьер Сергей Иванов, сидевший в президиуме, тем временем изучал какие-то бумаги. Что-то в них, очевидно, необычайно развеселило вице-премьера. Своей радостью он решил поделиться с Путиным.

Премьер также не мог сдержать смеха и начал обсуждать отдельные пункты бумаг с сидевшими рядом спикером СФ Сергеем Мироновым и министром образования и науки Андреем Фурсенко. Позже стало понятно, что же так заинтересовало чиновников. Путин сообщил, что он просмотрел проект постановления президиума РАН и ему особенно понравился пункт 14. Он звучал действительно впечатляюще: “Считать гражданским и профессиональным долгом ученых обеспечить постоянную связь со СМИ для пропаганды достижений науки, борьбы со лженаучными представлениями”. “Мракобесием, короче, — сделал вывод Путин. — И предрассудками”. “С экстремизмом! — продолжал вчитываться в текст Владимир Владимирович. — Серьезные вещи, между прочим”.

Академики, которым вместе со СМИ полагалось бороться с мракобесием, на этом месте оживились. Некоторые даже проснулись…

Виктория ПРИХОДЬКО.

СПРАВКА "МК"

Кого из известных персон выбрали в РАН

Академики: Сергей Глазьев, экономист, Виктор Ишаев, губернатор, Игорь Федоров, ректор МГТУ им. Баумана, Анатолий Торкунов, ректор МГИМО МИД РФ. Член-корреспондент Артур Чилингаров, депутат Госдумы. Иностранный член РАН Герхард Шредер, экс-канцлер Германии, глава комитета акционеров компании-оператора газопровода “Северный поток”.

А кого “завернули”

Андрей Белоусов, замминистра Минэкономразвития РФ, Сергей Степашин, председатель Счетной палаты, Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков, Геннадий Семигин, лидер партии “Патриоты России”, Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН, Михаил Ковальчук, и.о. вице-президента РАН (брат банкира Юрия Ковальчука — друга Владимира Путина).



Партнеры