Футбол на минском поле

Команды пошли стенка на стенку — грузины и россияне схлестнулись прямо в центре футбольного поля

7 сентября 2008 в 18:38, просмотров: 444

“Сейчас будет мясо”, — оживились сидящие рядом со мной зрители. Казалось, массовой драки и впрямь не избежать. Спецназ, охранявший порядок на стадионе, уже готовился выбежать на поле, чтобы разнимать футболистов. Но усилиями судей УЕФА из Северной Ирландии, обслуживавших этот непростой матч, игроков примирили. Трибуны облегченно выдохнули. Обошлось...

Корреспондент “МК” побывал в Минске на отборочном матче чемпионата Европы по футболу между молодежными сборными России и Грузии.

5 сентября, Минск, стадион “Трактор” на окраине города. Если кто не знает, матч изначально должен был проходить в Москве. Однако под давлением грузинской стороны игру перенесли из российской столицы в белорусскую. Как объяснили в УЕФА, из соображений безопасности футболистов из сборной Грузии. Хотя в ноябре прошлого года наша команда поехала играть в Тбилиси без вопросов (и проиграла 0:2).

За час до начала матча у стадиона “Трактор” не было ни души, кроме полчищ белорусских милиционеров и спецназовцев. “Трактор” хоть и рассчитан на достаточно большое количество зрителей, но явно не предназначен для встреч международного уровня, да и, судя по всему, здесь вообще редко проходят матчи. Запыленные сиденья на трибунах, далекое от идеала футбольное поле, табло, на котором вручную выставляется счет...

Когда до начала игры осталось полчаса, на стадион начали запускать зрителей. Несколько трибун заняли дети, их привезли учителя из доброй половины минских школ. Еще один сектор — сотрудники МЧС Белоруссии. Все остальные — футбольные болельщики. Именно они еще до старта затягивали громогласное: “Россия, вперед! Мы с тобой!” А тем временем игроки из обеих команд вышли разминаться на поле. У россиян настроение было игривое, грузины же, наоборот, были собраны в один нерв.

На всех секторах растянуты плакаты, какие редко увидишь на футболе. Но матч Россия—Грузия в свете событий в Южной Осетии — особый. “Мы за мир!”, “No war!” — держат школьники нарисованные от руки баннеры. “Русские и грузины! Штыки в землю!”, “Мы болеем за все страны, будь то Гоги иль Иваны!” — кричат надписи уже на другом секторе. Сборные выстраиваются в центре поля. “Звучат национальные гимны Грузии и России. Просим всех встать”.

Первым играет грузинский. Однако встают не все, одна трибуна, что по диагонали от центральной, где расположилась пресса, упорно сидит. Начинается гимн России, и трибуна, что до сих пор сидела, поднимается.

На первых же минутах матча Россия открыла счет, и “Трактор” буквально взорвался радостными воплями. На секторах рядом с белорусскими флагами появляется множество российских триколоров. Изредка можно увидеть и грузинские флаги — я насчитала только пять. Поддержки сборной Грузии в тот день очень не хватало. Первый тайм проходил с явным преимуществом россиян, и у соперников практически не было проходов в нашу штрафную площадку. Мы же атаковали постоянно. И как результат — второй гол в ворота Грузии. Автор мяча — Александр Прудников, “ключевой игрок этого матча”, как после назовет его тренер российской “молодежки” Борис Стукалов.

В перерыве я отправляюсь на скандальную трибуну, проигнорировавшую гимн Грузии. Оказывается, что все зрители здесь — гости из Москвы, которые специально приехали поддержать сборную. В основном тут отличившиеся побоищами во время недавнего чемпионата Европы жители Южного Бутова. К ним примкнул и народ из подмосковных Химок. Россияне солидарно заняли весь сектор, перед матчем разучивали кричалки и тренировались синхронно вскидывать руки. В общем — подготовились.

— Это очень принципиальная игра, на другую я бы не поехал. А здесь, в Минске, наших просто необходимо было поддержать, — говорит Владимир, на вид состоятельный мужчина средних лет, который приехал из Москвы с женой поболеть за российскую сборную.

На этой трибуне все вперемешку — и молодежь, и более зрелые люди. Несколько мальчишек, завернувшись в российские флаги, в перерыве обсуждают игру.

— УЕФА вслед за другими международными организациями, послушавшись одной маленькой, но гордой кавказской республики, приняла не спортивное, а политическое решение и перенесла матч из Москвы в Минск. Я лично сомневаюсь, что в Москве хуже обеспечили бы безопасность. Наша команда ведь не побоялась к ним ехать на первую встречу. Очень надеюсь, что это будет первый и последний такой прецедент со стороны УЕФА, — поделился своим мнением болельщик Антон.

Несколько опасных моментов у ворот Грузии в начале второго тайма привели к третьему голу. Вратарь грузин во второй раз не смог отразить удар 19-летнего форварда Александра Прудникова. Когда счет на табло стал 3:0, грузинская команда обозлилась до предела и стала играть в очень жесткий футбол. На поле начинается словесная перебранка, и команды идут друг на друга. От криков игроки переходят к действиям — начинают толкаться и хватать за форму. Со скамейки российской команды вскакивает запасной игрок и бросается в гущу событий. Однако его возвращает на место резервный судья. Зрители встают с трибун, стадион визжит. Белорусский спецназ, переминаясь с ноги на ногу, уже готовится ринуться на поле. Но, слава богу, судьям удается уладить конфликт, и до массовой драки дело не доходит. Футболисты жмут руки, матч продолжается. Под конец игры вышедший на замену Прудникову Александр Салугин добивает молодежную сборную Грузии четвертым голом. А ворота россиян так и остались до конца встречи нераспечатанными. После финального свистка на тренера грузин хорвата Петара Шегрта было жалко смотреть. Грузинские футболисты шли в раздевалку за наставником очень расстроенные.

— 4:0 — убедительный результат. За весь матч у нас было несколько шансов, и те в начале встречи. Но поймите, Грузия была в состоянии войны, и многие игроки вернулись с боевых действий. Все это происходит на фоне последних политических событий. Грузии сейчас не до футбола. Тем более у меня сегодня не было 9 человек состава, которые играли против России в прошлом году. Да и прилетели мы за 2 дня до матча, а некоторые футболисты прямо ночью накануне, — объяснял на послематчевой пресс-конференции проигрыш Петар Шегрт.

— Могла ли эта встреча пройти в Москве? — озадачили журналисты хорвата.

— Для нас невозможно играть в России. Никто не был уверен в гарантиях безопасности.

“Я буду говорить только о футболе и ни слова о политике”, — безапелляционно заявил тренер российской сборной Борис Стукалов, едва зашел в зал для пресс-конференций.

— То, что матч так неожиданно перенесли в Минск, по-спортивному разозлило команду?

— Мы не обращали на это внимания. Я сказал ребятам: мы будем играть в Белоруссии, как дома, нас там поддержат.

И тренер не ошибся. Российские футболисты вышли из “Трактора” настоящими звездами. Они раздавали автографы и параллельно давали интервью.

— Саш, объясни этот инцидент на поле в середине второго тайма. Что это было? Выплеск эмоций? — спросила я у героя матча Александра Прудникова.

— Все сами все видели. Во-первых, у грузин зашкаливали эмоции, потому что они сегодня явно не владели инициативой. А во-вторых, когда начинаются стычки, нависает политика. Они загорелись из-за того что проигрывали, а мы стали загораться, вспомнив, что происходило буквально недавно в Южной Осетии...

Когда россияне уехали, грузинские футболисты только выходили из здания стадиона. Я решила узнать их мнение об игре и подошла к двум ребятам. Но, увы, они сказали, что совсем не говорят по-русски.

P.S. Эта победа позволила сохранить шансы на участие в финальной части Евро-2009. Решающий матч — в среду с испанцами на выезде. Победа гарантирует россиянам выход в следующий этап.



Партнеры