Убийство ребенка — дело семейное?

Трагедия в Зеленограде: отец похитил и, возможно, убил дочь при попустительстве полиции

13 октября 2011 в 19:59, просмотров: 8216

Жуткое продолжение получила история о пропаже 33-летнего москвича и его дочери Сонечки, о которой ранее сообщал «МК». На днях краснодарские сыщики нашли в одном из прибрежных шлюзов в Геленджике труп малолетней девочки. Шансы, что убитой окажется Софья, велики, но оперативники все же не исключают, что тело может принадлежать другому ребенку.

Убийство ребенка — дело семейное?

Напомним, эта драма началась в июне — тогда Анатолий Глазков приехал к бывшей жене Оксане (формально они не разошлись, но жили отдельно) и забрал четырехлетнюю дочь Софью — якобы на прогулку. С тех пор отец и дочка как в воду канули. Оксана метнулась в ОВД «Матушкино-Савелки», но там ей равнодушно сказали: девочку забрал отец, вот с ним и разбирайтесь.

Разобраться не получилось.

12 июля Анатолий объявился вновь — подъехал на своей «Газели» (он работал водителем-экспедитором) вместе с малышкой к поликлинике, где работала Оксана. Мужчина предупредил, что едет с дочерью отдыхать в Краснодарский край. Тут бы женщине и бить во все колокола — звать на помощь, звонить «02»! Но... видимо, прохладный прием в ОВД сразу после исчезновения сыграл свою роль. К тому же Анатолий, хотя и не жаловал сына Оксаны от первого брака, в маленькой девочке души не чаял.

Дальше события развивались стремительно. Анатолий позвонил и потребовал денег — сначала 8000 рублей (их Оксана послушно отправила переводом), потом 60 тысяч, потом еще 260. На вопрос, зачем ему столько, пояснил, что заложил машину и ему не на чем уехать из Геленджика. Этот разговор Оксана записала на диктофон и отнесла в полицию. Там ей ответили то же, что и раньше: решайте семейные проблемы сами.

Глазкова бросилась в мировой суд. Там вошли в ее положение и 2 августа оформили развод (кстати, Оксана собиралась оставить мужа и раньше, но все откладывала поход к судье).

19 августа Анатолий позвонил вновь. Оксана потребовала передать трубку дочери. Раньше Глазков не препятствовал общению, и мать знала, что девочка жива, хотя и не совсем здорова (папаша вскользь упомянул, что у Сонечки сальмонеллез). А на сей раз беглец произнес страшную фразу: «Не могу же я вдохнуть в нее жизнь!» И добавил, что оставил себе крестик дочери — дескать, будет вспоминать ее глаза.

Только это жуткое полупризнание заставило наконец пошевелиться правоохранителей. Но как? Возбудить дело по 156-й статье УК — «ненадлежащее исполнение родительских обязанностей». Хотя абсолютно все указывало: ребенка, возможно, уже нет в живых. Лишь после вмешательства Зеленоградской прокуратуры дело переквалифицировали по 105-й статье — «убийство».

30 августа Оксана получила по почте посылку с вещами Сони. Детская ложечка с гравировкой в виде имени малышки, колечко, бусы, несколько ракушек — вот все, что осталось от дочки.

В начале сентября затеплилась надежда: Оксана вроде бы мельком увидела своего благоверного и малышку на улице. Однако, по словам женщины, бывший муж, завидев ее, схватил малышку и скрылся.

А на днях страшная новость пришла из Краснодарского края: местные оперативники нашли труп маленькой девочки в одном из железобетонных шлюзов у волнореза на территории временно не функционирующей базы отдыха «Восток» в Кабардинке. Полусгнивший труп лежал на дне бочки. Вчера днем мать Сони отправилась в Геленджик на опознание. Однако сыщики не исключают, что найденное на юге тело может принадлежать другому ребенку. В частности, об этом говорит тот факт, что гнилостные процессы начинаются спустя несколько месяцев после смерти человека, а это противоречит тому факту, что женщина чуть больше месяца назад видела свою дочку живой в Зеленограде. Впрочем, не исключено, что той встречи не было: женщина в последнее время находится в подавленном состоянии и вполне могла принять незнакомых людей за своих родственников.

Что же могло послужить такому жуткому финалу семейных отношений? По словам знакомых семьи, отношения между Оксаной и Анатолием завязались примерно за год до рождения Сони. Анатолия нередко видели с бутылкой пива у подъезда. Правда, отцовские обязанности папа выполнял исправно — гулял с дочкой во дворе. Ссор соседи за стеной практически не слышали. Однако Анатолий был неравнодушен к бутылке — из-за этого ему пришлось поменять несколько мест работы. Да и судимость у него имеется: в 2005 году он попался на краже мобильного телефона и отсидел несколько лет в колонии в Пермском крае. А друзья утверждают, что незадолго до побега Анатолий резко изменился. «Казалось, будто он тронулся умом», — говорят они.

В этой страшной истории неясно еще многое. В том числе и то, каким циничным, равнодушным человеком нужно быть, чтобы не прислушаться к мольбам несчастной женщины, обивавшей пороги околотков с середины лета. Руководитель Следственного управления по Москве СК РФ Вадим Яковенко дал задание проверить, есть ли в действиях зеленоградских полицейских признаки халатности.




Партнеры