Челябинский областной самосуд

Спецкор «МК» выяснил, что стоит за расстрелом семьи прокурора

25 января 2012 в 17:43, просмотров: 11386

11 января в Челябинске уже окрестили «судным днем». Как только стало известно, что предприниматель Александр Бак расстрелял начальника отдела областной прокуратуры, его жену, своего шурина, а следом при задержании покончил жизнь самоубийством, блогосфера буквально взорвалась: «Загнали в угол мужика, хотели отжать бизнес, сделать бомжем через рейдерский захват, последним его аргументом стал пистолет». «Против системы не попрешь, самосуд у нас в стране – часто единственная возможность достичь справедливости».

Александра Бака тут же окрестили «Ворошиловским стрелком», «жертвой преступной продажности органов», даже посыпались предложения скинуться на памятник «борцу с ментовским беспределом».

Так кто же 48-летний предприниматель Александр Бак – жертва или палач? И что могло послужить спусковым крючком столь страшной трагедии? Специальный корреспондент «МК» провела собственное расследование.

Челябинский областной самосуд
Предприниматель Александр Бак.

Обычно Олег Ухин сам отводил 3-летнего сына Колю утром в садик, его жена Ирина провожала в школу 9-летнюю дочь Катю. А 11 января они вышли из дома вместе.

По версии следствия, Александр Бак напал на супругов Ухиных прямо на выходе из детсада, у дома № 8 по улице Молодогвардейской. Сначала из приоткрытого окна джипа он выстрелил из пистолета ПМ с глушителем в прокурора, через несколько минут одним смертельным выстрелом расправился с вышедшей за ворота Ириной, после чего скрылся.

Прибывшей оперативной группе раненый, но еще находящийся в сознании Олег Ухин описал машину, из которой прозвучали выстрелы: белый джип Toyota Land Cruiser. Советника юстиции доставили в третью клиническую больницу, где через несколько часов он умер.

Машину Бака три экипажа ДПС блокировали на 16-м километре трассы Челябинск—Троицк. При задержании бизнесмен выстрелил себе в голову. А до самоубийства коммерсант успел зарулить на улицу Постышева и выстрелить на лестничной клетке в своего шурина — дважды судимого Геннадия Кожевина, который с огнестрельными ранениями в живот был доставлен в больницу.

Вскоре выяснилось, что Александр Бак возглавлял ООО «Уралтрактороцентр», предприятие, являющееся ключевым дилером заводов по производству спецтехники и запчастей к ней. Предприятие продавало более 4 тысяч наименований, обороты были миллионные. И коммерсант хорошо знал Ирину Ухину, которая работала у него бухгалтером, но потом со скандалом была уволена без какой-либо компенсации.

Жена Бака, Татьяна, сообщила, что, желая отомстить боссу, Ухина написала заявление в правоохранительные органы, где описала схему, по которой укрывалась прибыль. На фирме Бака начались многочисленные проверки, что сильно ударило по его бизнесу. Работа «Уралтрактороцентра» была практически парализована.

Не видя выхода, коммерсант взялся за оружие.

Экспертиза установила, что Александр Бак застрелился из того же оружия, которым были убиты Олег и Ирина Ухины и ранен Геннадий Кожевин. Кроме газового пистолета, переделанного в боевой, в машине бизнесмена нашли снаряженное охотничье ружье «Сайга» и травматический пистолет «Оса».

Следователи считают, что мишенью Александра Бака была Ирина Ухина, а ее муж, работающий в прокуратуре, просто попал под раздачу, был устранен как невольный свидетель. Но в то же время в Следственном управлении Следственного комитета признают, что супруги совместно обратились с заявлением в органы внутренних дел по факту сокрытия части налогов предпринимателем Баком, и подчеркивают: как частные лица.

В прокуратуре считают, что Олег Ухин стал случайной жертвой.

«Выбирая жену, выбираешь судьбу»

В Челябинской облпрокуратуре случившееся и вовсе считают нелепой случайностью.

— Про многих можно было бы сказать, что они способны спровоцировать скандал, но только не про Олега Ухина, — говорит начальник управления по надзору за соблюдением федерального законодательства, прав и свобод граждан облпрокуратуры Светлана Суслина. — Когда в сводку происшествий попала его фамилия, мы были уверены, что речь идет об однофамильце Олега. Наш Ухин никогда ни с кем не конфликтовал. Был очень сдержанным, степенным, немногословным человеком. Все делал без суеты, обстоятельно, казалось, вся жизнь у него распланирована на годы вперед. Про таких еще говорят: не торопится жить.

Ирина Ухина.

От него никто никогда не слышал: «почему я?» Была поставлена задача, он тут же без лишних вопросов принимался за дело.

Олег Ухин курировал вопросы, связанные с законностью выделения земельных участков. В последнее время возглавлял комиссию, которая инспектировала управляющие компании области накануне отопительного сезона. Ряд руководителей по итогам проверок были привлечены к административной ответственности. Но смерть Ухина в прокуратуре не связывают с его профессиональной деятельностью.

— Олег не делал необдуманных поступков, не действовал вопреки интересам службы, — говорит старший помощник руководителя следственного управления СК РФ по Челябинской области Владимир Шишков, проработавший несколько лет с Ухиным в одном кабинете.

Коллеги вспоминают, что Олег Ухин буквально вырос в прокуратуре. Его мама всю жизнь проработала в местной канцелярии, жила тяжело, растила сына одна, о его отце не было ничего известно. Женщина мечтала, чтобы Олег стал юристом. Болела, но старалась всячески подработать, чтобы дать сыну возможность получить высшее образование.

— И как только Олег получил диплом, она умерла, — говорит Светлана Суслина. — В 21 год он остался круглым сиротой, у него не было ни братьев, ни сестер, дальние родственники жили в других городах. С 1999 года начал работать у нас в прокуратуре, только на год ушел в арбитражный суд и снова вернулся на прежнее место работы, в последнее время возглавлял отдел по надзору за законодательством в сфере экономики и охраны природы. И был очень предан семье. Она для него была важнее карьеры. Своего младшего сына он буквально боготворил. Жена Ира занималась бизнесом, Олег для мальчика был и папой, и мамой.

Олег и Ирина были как лед и пламя. Все окружающие удивлялись, что могло связывать скромного, во многом застенчивого Олега с яркой, стервозной и неуживчивой Ириной. Теперь в прокуратуре говорят: «Любовь зла...». «Выбирая жену, выбираешь судьбу».

У Ирины Ухиной было экономическое образование, ее считали грамотным специалистом. Но вот проработать на одном месте больше полугода она не могла.

— Как только узнавала всю кухню, вникала во все нюансы бизнеса, сразу начинала просить повышение зарплаты, — рассказывает друг семьи Ухиных Елена. — Если ей отказывали, тут же, хлопнув дверью, подавала заявление об увольнении.

Жили Ухины небогато.

— Олег одевался очень скромно. Маленькая квартирка у них была обставлена старой мебелью. На Ухиных висело три кредита. Машина, на которой ездил Олег, тоже была взята в кредит, — говорит Светлана Суслина.

Погиб Олег Ухин 11 января. Старейшие работники прокуратуры вспомнили, что в этот же день 15 лет назад ушла из жизни его мама.

— Как тут не поверить в мистику? — вопрошают коллеги Ухина.

На 12 января были запланированы праздничные мероприятия в честь 290-летия прокуратуры. Вместо торжественного ужина пришлось справлять поминки.

Прощание с Олегом и Ириной Ухиными проходило в кинотеатре имени Пушкина. Похоронили супругов на Успенском кладбище. Похороны были организованы силами прокуратуры. Ни мать, ни брат, ни сестра Ирины не позвонили, не предложили свою помощь.

— Родственников понять можно, — говорит Светлана Васильевна. — Несчастье свалилось внезапно. Они не знали, как сообщить о смерти родителей 9-летней Кате. Эту трудную роль взяла на себя наш штатный психолог Любовь Николаевна.

Теперь Коля и Катя живут с бабушкой, Ирининой мамой, — Ольгой Алексеевной Михайличенко. 55-летняя женщина начала собирать документы, чтобы оформить опеку над детьми.

«Никаких комментариев. Мы хотим еще жить!»

Контору предприятия «Уралтрактороцентр», которое возглавлял Александр Бак, найти оказалось непросто.

По адресу улица Механическая, дом 14, стоит целый город бетонных полуразрушенных коробок, где располагается сотня всевозможных фирм. После получасового блуждания в промзоне, среди домов с выбитыми стеклами, на самых задворках нападаю наконец на след «Уралтрактороцентра».

Но в пустующем здании, за амбарными воротами, нахожу только мебельную фирму. Греющие руки над зажженной электроплиткой сотрудники сообщают, что компания Бака располагалась этажом выше, но летом со всем скарбом переехала в поселок Чурилово. Выбираясь из ржавого, разбитого, неотапливаемого ангара, никак не могу связать имя «преуспевающего бизнесмена» с арендуемым им до недавнего времени помещением.

Действующее представительство «Уралтрактороцентра» в районе улицы Линейной я нахожу только благодаря подробно начерченной схеме.

Контора Бака занимает часть кирпичного здания. Вывески не видно. «Как же клиенты находят фирму?» — спрашиваю у сотрудников компании, работающих по соседству. «Чужие здесь не ходят! — отшучиваются механики. — Мир продавцов и покупателей запчастей к тракторам тесный, все знают телефоны друг друга».

Во все остальные подъезды вход свободный. В нужную мне часть здания не попасть. Вход перекрыт высоким алюминиевым забором, по верху которого в несколько рядов пущена колючая проволока. Серьезная контора.

На звонок по громкоговорящей связи откликается мужской голос. Узнав, что пожаловал журналист, отключает связь. Стою под прицелом видеокамер. Через пять минут чей-то другой бас гудит в микрофон: «Комментариев не даем». Никакие доводы в расчет не идут. Ответ один: «Мы еще жить хотим!»

Когда я пытаюсь связаться с партнерами Бака по сотовому, после приветствия меня сразу предупреждают: «Все наши телефоны прослушиваются. Теперь и тебя будут пасти».

— Неудивительно, что они всего боятся, — говорит брат Бака Вадим. — На фирму был наезд, и не один. Бизнес был серьезный, шли миллиардные заказы. Мощные трактора они отправляли в Армению, Казахстан, Узбекистан. А фирма располагалась в столь непрезентабельном месте, потому что нужны были поблизости подъездные железнодорожные пути.

— Многим сейчас кажется, что брата ловили на Ухину, как на живца. Хотя я говорил с главным бухгалтером, работающим на фирме Александра. Она рассказала, что нашла Ухину по резюме, размещенному в Интернете. Ирину взяли на должность простого бухгалтера. Маленький сын у нее постоянно болел, Ухина брала больничный на две-три недели. А кому это понравится на частном предприятии? Главбуху приходилось за нее делать всю работу. Последние два больничных листа ей решили не оплачивать. Взяли и вычли из зарплаты как невыходы на работу. А проработала-то она у них не более 5 месяцев. Но узнала, видимо, немало. Тем более что мать Ирины — опытный главбух, могла многое подсказать и разъяснить дочке. На увольнение они никак не рассчитывали. Более того, как я понял, Ирина ждала, что ей прибавят зарплату. Уходить пришлось со скандалом, и Ухина решила отомстить. До этого Ирина работала на Рощинской птицефабрике. Когда всплыли все ее косяки и ее решили уволить, руководству стали поступать звонки с намеками, что «Ухину лучше не трогать, иначе проверок не избежать». Многим нашим знакомым сейчас кажется, что у них там с мамой был чуть ли не семейный бизнес по шантажу предпринимателей. Тем более что за спиной был муж, работающий в прокуратуре. Заявление в правоохранительные органы было составлено уж больно грамотно, явно помогал кто-то, имеющий юридическое образование.

— Писали, что Александр последнее время пил запоем.

— У брата была светлейшая голова, разве такой бизнес смог бы поднять пьющий человек? Тем более что со здоровьем у него было не все в порядке. Наоборот, в последнее время Александр увлекся спортом, ездил на лошадях, сплавлялся со своими сотрудниками на плотах по горным рекам. Брату люди были очень благодарны, многим он помог выбиться в люди.

«Я уже труп»

— У вашего брата были долги?

— Он задолжал крупную сумму своим партнерам из Казахстана. В ноябре они даже прислали ему сообщение через социальную сеть: «Когда прекратишь бегать, дружище, и начнешь отдавать долги?» Но знаю, что все деньги брат им выплатил.

— С женой Александр был в разводе?

— Они развелись фиктивно два года назад. Саша переписал на Татьяну 4-комнатную квартиру. Таня — его школьная любовь, они учились в одном классе. После школы брат поступил в сельскохозяйственный институт, закончил его по специальности инженер-механик. Работал на птицефабрике, где директором был наш двоюродный дядя. Потом, поработав в торговой компании, в 2004 году открыл свою фирму. Собрал на фирме лучших менеджеров. Татьяна, закончившая в свое время химико-биологический факультет пединститута, хоть и выступала соучредителем на фирме брата, была далека от дел, бизнесом не занималась, работала косметологом в салоне красоты. Теперь она очень боится за сына Артема. Вступать в единоборство с теми, кто пытается сейчас отжать бизнес мужа, ей не по силам.

— Говорят, что у вашего брата была еще и гражданская жена, которая родила ему ребенка.

— Мне об этом ничего не известно.

— А что за история с сестрой, с которой Александр Бак судился из-за квартиры и проиграл процесс?

— У нас вообще нет родной сестры. Я не знаю, кому было выгодно ее придумать — и весь этот бред про недвижимость и судебные тяжбы. У нас есть две двоюродные сестры, но ни одна из них не живет в Челябинской области.

— Когда вы видели Александра в последний раз?

— Перед самым Новым годом. Он внезапно собрался с женой и 11-летним сыном Артемом покататься на горных лыжах в Магнитогорск, в Абзаково. Позвонил, а свободных мест ни на одной базе уже не оказалось. Саша знал, что мой хороший знакомый занимается гостиничным бизнесом, попросил помочь. Александра с семьей разместили в охотничьем домике, без особых удобств, но брат остался доволен поездкой.

— Ничто не предвещало беды?

— Два месяца у него в компании шли проверки. Брат собирался строить офис, под здание был куплен участок земли. Александр хотел в банке взять кредит, но ему отказали. Знаю одно, не мог Саша просто так уйти из жизни, тем более так страшно. От него зависели очень многие. Фирма, сотрудники, родные... Вполне возможно, что ситуацией просто воспользовались. Не исключено, что у брата стояла в машине прослушка, телефонные звонки его отслеживались. У нас все чаще возникает вопрос: а Александр ли все это сотворил?.. Или он всего лишь оказался разменной картой в чьей-то большой игре?

— После расстрела семьи прокурора Александр Бак прислал жене сообщение на телефон: «Я уже труп».

— А вы не допускаете, что кто-то другой мог послать это письмо с телефона брата?

«Тело брата выдали в его день рождения»

— За что ваш брат мог стрелять в шурина, брата жены?

— Видимо, водились за дважды судимым Геннадием Кожевиным какие-то старые грехи.

— Медики говорят, что раненный в живот Кожевин выживет. Благодаря его показаниям и станут известны мотивы убийства.

— А вам не кажется странным, что ранним утром в темноте Александр меткими выстрелами убил Ухиных, а в хорошо освещенном подъезде лишь ранил шурина? Или брат в него вообще не стрелял. А Геннадия ранили с подачи того, кто режиссировал заказное убийство, потому что нужен свидетель, подтверждающий, что в него стрелял Бак, причем из того же пистолета, при помощи которого убили Ухиных. Того, кто побывал за решеткой, легко припугнуть.

— Последние два дня ваш брат провел в доме у родителей?

— У него возникли разногласия с женой, он пришел к родителям, спросил: «Можно я у вас поживу?» Там просторно, квартира трехкомнатная, мама с папой, конечно, обрадовались его внезапному визиту. Вопреки утверждениям следователей брат не пил спиртного, был малоразговорчив и задумчив. Последнюю ночь, по рассказам отца, Александр не спал, сначала допоздна помогал отцу разгадывать кроссворд у телевизора, а потом до утра писал эсэмэски взрослой дочери Ксении, которая была уже замужем, и жене Тане. А в семь утра, уходя из дома, сказал отцу: «Закрой за мной дверь, я ухожу». На брате были надеты теплые охотничьи штаны, как будто он собрался в лес.

— Александра Бака кремировали?

— Нет, эти слухи распространились, видимо, потому что прощание проходило в траурном зале крематория. Мы Сашу похоронили. Его тело нам выдали 16 января, аккурат в день рождения брата. У Александра были забинтованы обе руки. Нам сказали, что эксперты срезали участки кожи на пальцах, чтобы отправить их на исследования на наличие на них пороховых газов. Также у брата были срезаны лоскуты кожи с обоих висков. Если выстрел пришелся на верхнюю часть головы, а Саша, ведя машину, сидел на переднем сиденье, как оказалось выбито заднее стекло? Или пуля от газового пистолета, переделанного под боевой, калибра 5,6 мм обладает столь разрушительной силой? И зачем брату-охотнику было нужно это оружие при наличии более мощного охотничьего ружья? Вопросов возникает много. Из официальных сообщений следует, что сотрудники ДПС, окружив кольцом машину брата, не подходили к ней близко, ждали саперную группу, думая, что она может быть заминирована. Но очевидцы рассказывали, что видели, как Александр лежал в стороне от машины. При его задержании наверняка велась оперативная съемка. Где она? Ни один человек ее не видел. И это притом что наши правоохранители любят хвастаться своими скорыми победами.

— Еще любопытно, кто мог удалить Сашину страницу в «Одноклассниках», где на форуме писали о рейдерском захвате бизнеса брата? Ни один из наших родственников и друзей этого не делал, тем более что требовалось знать пароль. И куда пропал телефон и ноутбук брата? Следователи их так и не нашли.

Итак, с одной стороны, совершенно очевидное преступление допускает и другую схему: воспользовавшись конфликтной ситуацией на предприятии, Александра Бака застрелили с целью дальнейшего отъема бизнеса. Все выстрелы были произведены из одного пистолета, но убивал ли им Бак начальника отдела областной прокуратуры Олега Ухина и его жену Ирину? Ведь в результате проверки, проведенной на предприятии Александра Бака, в декабре было вынесено решение в отказе в возбуждении уголовного дела. А следовательно, исчезает и единственный мотив убийства. Родственники, коллеги и соседи уверены, что за всем этим стоит третья сила...

Но следствие настаивает: убийство четы Ухиных и покушение на убийство Кожевина совершил Александр Бак из мести в состоянии аффекта. При задержании главный подозреваемый покончил жизнь самоубийством.

Следственные и оперативно-разыскные мероприятия закончены. Преступление объявлено раскрытым. Осталось оформить дело документально и доказательно.

Мать убитой Ирины Ухиной Ольга Михайличенко уверяет, что в здравом уме эти преступления человек совершить не мог, что Бак просто сошел с ума. Чтобы понять мотивацию поступков Александра Бака, ему собираются назначить посмертную психолого-психиатрическую экспертизу.



Партнеры