Мебельного дизайнера Пугачевой и Ельциной заказал личный водитель

…и примешь ты смерть от слуги своего

27 мая 2014 в 17:40, просмотров: 18209

«У каждого уголовного персонажа обязательно найдется свой литературный «прототип», — философствовал как-то в дружеской беседе знакомый сыщик. — Причем чаще всего в сказках. Поменяй фамилии на выдуманных героев, впиши вместо злодея Петрова какое-нибудь Лихо Одноглазое — и все, готово дело. Тому, кто придумал поговорку «сказка ложь, да в ней намек», надо бы памятник поставить — где-нибудь на задворках МУРа».

В этой криминальной истории, которую обсуждали на модных московских тусовках, в гламурных бутиках и даже в кремлевских коридорах, — два словно оживших в реальности вымышленных персонажа. Она — золушка, ставшая принцессой. Он — кучер из той же сказки, ровно в полночь превратившийся в крысу — чтобы убить добрую богатую хозяйку.

О том, как личный дизайнер первых лиц государства в одночасье потеряла не только свой бизнес, но и здоровье, и красоту, и само право на нормальную жизнь, — в расследовании «МК».

Мебельного дизайнера Пугачевой  и Ельциной заказал личный водитель
Кадр из видео места нападения.

Золушка из Тамбова

Про мебельного магната и руководителя дизайнерской студии Надежду Набережневу в наше время наверняка сделали бы фильм. Если не «Москва слезам не верит», то что-то близкое. А Андрей Малахов снял бы шоу. Алла Пугачева нахваливала бы таланты эффектной бизнесвумен, присев на софу из ее, Надиной, коллекции. Лада Дэнс рассказывала бы о ее напористости, попивая кофий из ее, Надиного, гарнитура. Список клиентов Набережневой — сплошь политическая и эстрадная элита: Наина Ельцина, жена Михаила Касьянова, Елена Корикова… Хотя начинала простая русская миллионерша как все провинциалки — с покупки в кассе билета в плацкартный вагон поезда Тамбов—Москва.

«Тоненькая как тростинка. Но напор — мощнейший, — вспоминает Олег Рассадкин, в 90-е годы работавший представителем от Правительства Москвы по реализации недвижимости города. — Тогда закрыли кинотеатр, где у Набережневой был небольшой мебельный магазин, и она с подругой искала новое помещение. Сразу было видно: далеко пойдет».

Бизнес-карьера Надежды не просто шла — летела в гору, как подросток без лифта взлетает на 12-й этаж. Девять мебельных магазинов во всех крупных торговых центрах. Клиенты с Рублевки, Елисейских Полей и Оксфорд-стрит. Помимо предметов интерьера у нее в магазине можно было купить одежду от ведущих мировых дизайнеров. Набережнева была единственной, кто добился эксклюзива на продажу вещей у семьи Фенди и пригласил великого кутюрье в Россию. Как ей это удалось?

— Надю любили все, в праздники к ней машины с такими «крутыми» номерами приезжали, и все буквально груженные цветами. Она была глубокая, интересная, — вспоминает подруга и клиентка бизнесвумен Лада Дэнс. — При этом у нее был особенный вкус. Помню, все очень странно восприняли ее появление в прозрачных танкетках, которые она заказала в дизайнерском бюро во Франции. Она в них просто парила над землей. Возможно, это было ей свойственно еще и как бывшей балерине. А в следующий сезон на мировых подиумах модельеры от Готье до Фенди выпустили своих моделей в таких же танкетках... Вот такой у Нади был дар предвидения. Возможно, у нее и в бизнесе поэтому все получалось. И конечно, еще Надежду отличала колоссальная работоспособность. Она сама рисовала интерьеры домов — от погреба до крыши. Изобретала фасоны шуб, делала линии одежды. Ну и, конечно, у нее в магазинах были все новомодные бренды.

Кучер из Брянска

А с личным — ну вот только с личным «привет»: королева интерьера все не могла найти своего короля. С отцом своего сына Эдуарда Надежда развелась еще в 90-е. И с тех пор брюнетка с голубыми глазами и эффектными формами продолжала искать мужчину мечты.

— В 1994 году Надежда познакомилась с очень известным тогда бизнесменом, банкиром Иваном Кивелиди. Как-то в разговоре она обмолвилась: дескать, за этого мужчину я бы вышла замуж. Но вскоре он был отравлен ядом, нанесенным на телефонную трубку, — вспоминает Олег Рассадкин. — Затем Надежда решила покорить сердце Романа Абрамовича. Ходила по различным модным тусовкам — все надеялась его встретить, просила познакомить…

Друзья Надежды решили — пусть у нее будет надежное мужское плечо хотя бы в виде телохранителя-водителя. Первый кандидат на эту должность, сын известного хоккеиста, до героя Кевина Костнера из известного фильма не дотянул. «Мерседес-Бенц» Набережневой угнали вместе с шофером, самого парня отыскали потом в Подмосковье привязанным к дереву... И машину не нашли, и осадочек остался. Нужно было искать замену. И в 2003 году женщине порекомендовали некоего уроженца Брянской области Вадима Котова, якобы прошедшего школу знаменитой «Альфы». Рекомендовал, кстати, не какой-то там рекрут из кадрового агентства — боец «Альфы», получивший звание Героя СССР за штурм в 1989 году дворца Амина в Кабуле.

Молчаливый, исполнительный Котов пришелся ко двору. Подруги Набережневой только вздыхали — надежный, исполнительный. И предпринимательница, которая очень избирательно включала людей в свой круг, полностью ему поверила. Обо всем рассказывала, посвящала в свои планы, давала поручения, порой весьма деликатные. Например, привезти смену белья в баню, где Надя расслаблялась с подружками.

“Верный” водитель Вадим Котов.

Впрочем, вряд ли водитель мог рассчитывать на такую божью милость, какая свалилась на него после шести лет безупречной службы. Надежда назначила шофера… учредителем трех своих фирм. Нет, не думайте, что Котов по ночам учился на менеджера в Сорбонне. Естественно, учредителем он стал лишь на бумаге. Но зачем? Одна из подруг Набережневой высказала чисто женскую версию: «Вы знаете, это может показаться странным, но одна из причин этого поступка — возможно, то, что Надежда не хотела светить свой возраст, даже в деловых документах». (Набережнева 1966 года рождения. — Прим. авт.). Красиво сочинять не запретишь. Но поскольку Надежда все же была бизнесвумен, а не записной кокеткой, рискнем предположить: в разгар жесточайшего экономического кризиса знаменитая дизайнерша предпочла переложить возможные риски не другого. Например, бессловесного кучера — то бишь шофера.

Организатор нападения Дмитрий Копа.

А в тихом омуте к тому времени уже, похоже, завелись черти. Здесь пора вывести на сцену еще одного персонажа. У Золушки, помнится, были сестры — незамужние, некрасивые, невеселые. Стервы, чего уж там говорить. У Набережневой имелась одна сестра, двоюродная, — тоже та еще фифа, даром что зовут Любовь. Надя перетащила Любу в Москву в 2005 году, предложила место товароведа в своей фирме. Затем ввела в состав учредителей. Но в конце декабря 2009 года на новогоднем корпоративе сестры вдрызг разругались из-за корпоративного принца — одного из сотрудников фирмы. Любовь затем утверждала, что мужчину, который нравился Набережневой, она пригласила танцевать чисто по-дружески. Ох уж эти дружеские объятия в кружеве танца! Женщины вцепились друг в друга, как две тигрицы. Сестра ударила Набережневу по лицу, при этом рассекла ей нос. И с тех пор родственницы не общались, из состава учредителей сестра бизнесвумен вылетела с треском. Зато у Любови появился кавалер. Не кто иной, как… Вадим Котов. Он оставил свою жену и дочь и начал вить новое гнездышко — в съемной квартире вместе чуть ли не со злейшим врагом своей начальницы. «Молодоженам», конечно, хотелось приобрести свое жилье. Котов даже просил взаймы у Набережневой. Стоит ли объяснять, что она ответила категорическим отказом. И, возможно, тем самым подписала себе приговор.

Удар молотком под видеозапись

Нападение на Надежду Набережневу было совершено 22 октября 2011 года — накануне дня рождения Котова. Само преступление выглядело очень странно — и прежде всего «благодаря» Вадиму. Он ведь, напомним, не только водитель, но и телохранитель. А как ведет себя секьюрити, если на «охраняемый объект» покушаются? Вряд ли стоит как памятник — он кричит, машет руками, грозится вызвать полицию, но лучше всего — подставляет себя под удар.

Так вот, Котов, присутствовавший при нападении, этого не сделал.

Все было странно в тот печальный день. Вечером Набережнева ужинала с другом в ресторане. Была грустна, неразговорчива — и вдруг неожиданно спросила: «Как ты думаешь, со мной может что-то случиться?» Потом вздохнула, позвонила Котову, чтобы тот подал машину ко входу в ресторан, и ушла.

Было примерно 22.30.

А в 23.00 уже Котов позвонил на мобильный телефон сыну предпринимательницы Эдуарду. И сказал, что на его маму только что напали — прямо возле подъезда их дома по улице Брянская. Молодой человек бросился на улицу. Надежда лежала на асфальте, истекая кровью, череп был раскроен. В критическом состоянии ее отвезли в 1-ю горбольницу.

Котов выглядел шокированным и опустошенным. Он сказал, что на Набережневу напал неизвестный. Произошло это якобы после того, как водитель припарковал белый «Форд» напротив подъезда. Хозяйка вышла, а он стал доставать пакеты с продуктами. В это время Надежда закричала. Обернувшись, Котов увидел ее уже лежащей на асфальте. И силуэт убегающего человека.

Наталья до нападения. С актрисой Еленой Кориковой и экс-президентом Франции Франсуа Миттераном.

Возможно, основывайся сыщики только на показаниях телохранителя, преступление так и осталось бы нераскрытым, если бы не один свидетель — безмолвный, а потому, видимо, абсолютно правдивый. Камера видеонаблюдения. То, что увидели опера на пленке, несколько отличалось от рассказа водителя. Например, было ясно видно, что нападавших двое и подбежали они сразу же, как только Котов выключил фары автомобиля. Также было видно, что Котов вышел из машины практически одновременно с Надеждой, причем не открыл ей дверь, как делал это всегда. Но когда к ней подбежали двое неизвестных и один из них стал бить женщину молотком, телохранитель — на минуточку, вооруженный травматическим оружием (ствол лежал в «бардачке» автомобиля) — застыл как соляной столп. А нападавшие не только не испугались крепкого «качка», но даже не обращали на него внимания, хотя он стоял буквально в двух метрах от них.

Странности, странности… Но их к делу не пришьешь. Набережнева лежала в коме, Котов ничего подозрительного не совершал, с темными личностями не встречался. Правда, в ответ на просьбу друзей Надежды пройти проверку на детекторе лжи он лишь посмеялся. Но и за это у нас не арестовывают. А тут косяками пошли другие преступления, убийства… И дело королевы интерьера начало покрываться пылью. Конечно, детективы нет-нет да и вспоминали о Котове, старались не терять его из поля зрения.

А Вадим времени даром не терял. Теперь он выступил как персонаж другой сказки — про зайца из лубяной избушки и лисички из ледяной. Вы же помните, что Набережнева в приступе душевной щедрости включила шофера в состав учредителей? Разумеется, слуга не преминул воспользоваться нетрудоспособностью хозяйки, хотя ему недвусмысленно советовали передать дела сыну раненой хозяйки. «Я теперь господин», — сказал он работникам мебельной империи Надежды. Те сначала лишь ухмылялись, глядя, как новоиспеченный босс пытается вникнуть во все тонкости бизнеса. Но скоро им стало не до смеха. Как кухарка, которая внезапно оказывается у руля государства, перво-наперво Котов озаботился своей зарплатой. И уже через неделю после нападения на Набережневу повысил себе оклад до 84 000 рублей. Затем в феврале 2012 года Котов полетел в Германию навестить раненую хозяйку, где она лечилась в клинике. Вернувшись, он написал служебную записку с требованием возместить 126 000 рублей на командировку. А также заявил, что и впредь за счет компании будет ездить в Германию дважды в месяц — якобы отчитываться о делах. Кому уж он там отчитывался, можно только гадать: состояние бизнесвумен было настолько тяжелым, что к ней никого не пускали.

«Избушка» королевы интерьера таяла на глазах. Разрушать ведь гораздо проще, чем строить. В документах это все изложено скучным экономическим языком с множеством цифр и терминов. Приведем лишь один пример «успешной» деятельности Котова. Гордостью Набережневой была ее коллекция ювелирных изделий известных, дорогих брендов (Palmiero, Piovan). Общая розничная стоимость всей коллекции составляла порядка 100 000 000 рублей. Самым дорогим украшением было колье «Снежная королева» с большим количеством драгоценных камней — стоимость украшения не менее 11 000 000 рублей. Это ожерелье Котов попытался летом 2012 года продать за 2 000 000 рублей директору ювелирного завода. Тот сообщил, что драгоценность «бэушная», потребовал документы. Котов в ответ стал канючить, что нужны деньги на покупку новой коллекции для магазинов. Директор предложил сдать колье эксперту-оценщику за 15 тысяч рублей. «Это дорого», — разочарованно протянул в ответ Котов.

И это человек с многомиллионным состоянием!

Через некоторое время Котов обмолвился в разговоре с приятелем, что все же заложил колье своему знакомому за 500 тысяч рублей, а деньги внес в лизинговую компанию как... первоначальный взнос за джип «Ниссан».

Жадность киллеров сгубила

И тут рядом с Котовым стали околачиваться довольно странные личности. Сыщики обратили на них внимание по совету друзей Набережневой, не потерявших надежду найти обидчиков Надежды (простите за невольный каламбур). В офис компании регулярно наведывались трое хмурых громил и настойчиво требовали Вадима, представляясь его друзьями с малой родины — из поселка Суземка Брянской области. Но водитель, вылезший из грязи в князи, почему-то старательно избегал земляков. То на совещании, то в банке, то заболел…

Казалось бы, чего чураться старых приятелей? Оперативники присмотрелись к визитерам повнимательнее. Дмитрий Копа — друг детства, Иван Мищенков, его шурин, — тоже свой в доску, служил в погранвойсках. Третий, Александр Григоров, — виртуоз по части машин. Судим, вроде как за кражу автозапчастей, ну да с кем не бывает. Вот такие три товарища обивали порог офиса мебельной компании в надежде встретить кореша.

Оперативно-следственная группа (в нее входили сыщики Департамента угрозыска МВД, МУРа и угрозыска Западного округа) воспряла духом. «Мы их прозвали брянскими «упырями», — рассказывает один из оперативников. — Чувствовали, что они могут быть причастны к нападению на Набережневу».

Чутье не обмануло. В век высоких технологий установление личностей «упырей» заняло несколько суток. Опера проверили, с кем Котов общался за час до нападения на Набережневу. Установили, что одним из его собеседников был Григоров. Его и друзей задержали в Брянской области.

Закоперщиком всех «шалостей» в этой компании был Копа. Именно ему было предложено «убрать одну бабу и миллион заработать». Котов сказал, что является личным водителем женщины и хорошо знает ее маршрут. Правда, самую черную работу и Копа, и Григоров делать отказались. Александр любезно предложил исполнить привычную ему роль шофера. А непосредственно киллером определили Мищенкова.

На аванс, который выплатил Котов, Григоров и Мищенков купили на Дорогомиловском вещевом рынке молоток со светлой ручкой и два спортивных костюма — нечто вроде маскировки. В день нападения Григоров и Мищенков на «Митсубиси» Копы приехали к дому Набережневой. В районе 23.00 Вадим позвонил Григорову и сказал, что они с хозяйкой будут через 10 минут, — это было сразу после того, как ему позвонила из ресторана Надежда.

Когда машина подъехала к подъезду дома, Мищенков подбежал к женщине и ударил ее молотком по голове. Потом еще раз — когда она уже лежала на земле. В автомобиле они переоделись и выкинули одежду в мусорный контейнер на какой-то улице, а молоток выкинули в Москву-реку. В ту же ночь парочка уехала домой, в Брянскую область.

Котов им так ничего и не заплатил. Дескать, Набережнева жива, свою работу вы выполнили плохо, так что не приставайте со своими глупостями. И ходоки так и остались с носом — возле офиса компании.

* * *

В этой истории больше всего поражает людская глупость и недальновидность. Сложно сказать, на что рассчитывал Котов. Что, получив «корону» и «королевство» (мебельную империю), резко поумнеет? Что полицейские, у которых забот полон рот, не станут проверять очевидную версию о его возможной причастности к преступлению? А ведь самое смешное, что его план почти сработал. Не начни киллеры требовать деньги за заказ, дело так и осталось бы нераскрытым, а вчерашний водитель, развалив успешное предприятие, благополучно уехал бы на какие-нибудь богом обласканные острова. Причем, может быть, и не один — с любящей подругой по имени Любовь. Тень двоюродной сестры Надежды Набережневой то и дело маячила за спиной Котова. Доказательств ее причастности к нападению нет. Сама Любовь, судя по показаниям, кроткая как агнец, которой даже в голову не могло прийти, что ее суженый затевал что-то нехорошее.

Сложно понять, на что рассчитывала Надежда Набережнева? Что водитель, на которого свалилось богатство, пусть даже и формальное — место в составе учредителей фирм, — так и будет до пенсии верным рабом? Или что бывший спецназовец в принципе не способен поднять руку — да что там руку, молоток — на женщину? Кстати, свою причастность к «Альфе» Котов, как выяснилось, сильно преувеличил: он там только стажировался, причем очень недолго. И ведь нельзя сказать, что бизнес-леди не разбиралась в людях: вся ее карьера говорила об обратном. А потерять все из-за какого-то шофера…

Надежда Набережнева больше года лечилась в Германии, ей сделали несколько операций, удалили 25% мозга, она произносит лишь некоторые звуки, передвигается только на коляске — парализована правая часть тела. Людей узнает, но сама не говорит, может произносить лишь слова «да» или «нет», а также может общаться при помощи жестов.

А Котов и в ожидании суда не унывает. Уже в СИЗО он подготовил доверенность на продажу фирм Набережневой своему финансовому директору, которую он сам устроил на эту должность. Уж она-то не подведет — слишком велик риск. Двоюродная сестра Набережневой, гражданская жена Котова, пообещала, если что, вырвать финдиректору все волосы.

00:53



Партнеры