Несколько уроков одной катастрофы

Авария на железной дороге в Нью-Йорке – скорее закономерность, чем случайность

3 декабря 2013 в 23:49, просмотров: 3193

Первый день последнего месяца года выпал на воскресенье. В этот день многие американцы путешествовали – заканчивался «длинный уикенд Благодарения» (последний четверг ноября – День Благодарения, выходной день, после которого в пятницу многие не работали). К счастью, пассажиров было не слишком много на поезде Metro-North, который шел в Нью-Йорк, из северных пригородов мегаполиса.

Несколько уроков одной катастрофы

Уже войдя в городскую зону – поезд находился в Бронксе и едва успел отойти от станции со зловещим названием Спайтен Дайвил (искаженный голландский: «Плюющийся дьявол»), – состав не вписался в крутой поворот, и половина из его восьми вагонов сошли с рельсов. Один оказался совсем вблизи воды – в этом месте река Гарлем впадает в полноводный Гудзон. Четыре человека погибли, более 60 получили телесные повреждения, в том числе 11 – тяжелые.

Национальная комиссия по безопасности на транспорте США (NTSB) ведет расследование инцидента – одного из многих, происшедших в последние годы на железных дорогах страны. Конкретно на линии Metro-North, на ее участке в штате Коннектикут, случилась авария в мае этого года: ранения и увечья получили более 70 человек. В июле – еще одна авария с товарным составом компании CSX, причем почти в том же месте, где и 1 декабря, – у «Плюющегося дьявола»...

NTSB еще не представила никакого заключения относительно причин нью-йоркской катастрофы, но уже сейчас известно, что поезд шел со скоростью 82 мили (более 131 км) в час на участке с ограничением скорости до 70 миль (112 км) в час. На этой скорости он подошел к повороту, который надлежит проходить со скоростью 30 миль (48 км) в час, и только перед самым входом в поворот машинист применил экстренное торможение.

Он начал тормозить, как выяснилось, когда проснулся – таково, как сообщают близкие к следствию источники, его собственное признание. И вот тут начинаются вопросы.

Почему государство идет навстречу железнодорожным компаниям и позволяет им иметь лишь одного машиниста на пассажирских поездах (в аварийном составе был один спящий машинст и три кондуктора)? Почему даже тяжелые товарные составы ходят по Америке с одним машинистом и одним кондуктором? Почему железным дорогам дали отсрочку до 2015 года в оснащении «системами позитивного контроля» (компьютерно-спутниковые системы, способные остановить или замедлить поезд, когда этого не делает машинист)? Эти системы Конгресс США постановил повсеместно внедрить после страшной катастрофы в Калифорнии в 2008 году, когда столкновение пассажирского поезда и товарняка стоило жизни 25 людям и 135 получили ранения.

К этим вопросам можно присовокупить размышления о сверхурочной работе и недостаточном отдыхе, о пользовании смартонами и планшетниками во время управления поездом и о трагических последствиях этого... Можно поговорить о том, почему в Америке позакрывали столько железных дорог и не пора ли их снова открывать.

А главное вот что: когда на транспорте во главу угла ставится доллар, это – угроза безопасности и благополучию людей, которые им пользуются.



Партнеры