Бизнес поставили к стенке. Шведской

Как ведут дела в России наши северные соседи

10.12.2014 в 19:36, просмотров: 5974

Неожиданный поворот произошел в многолетней тяжбе за участок земли площадью 16 га, расположенный вблизи Ленинградского шоссе за МКАД. Право на него в арбитражных судах разных инстанций оспаривает у компании IKEA «Коллективное сельскохозяйственное предприятие (КСП) «Химки». Казалось бы, процессу этому не видно конца-края, потому что арбитры никак не могут определиться, кто же имеет право владеть этой землей. Сначала они встали на сторону фермеров. Потом решили, что все-таки земля принадлежит шведской компании. А тем временем следственные органы, которые, по-видимому, тоже заинтересовались тем, как передавалась спорная земля, обнаружили, что, возможно, здесь имело место мошенничество.

И вот, как стало известно «МК», на прошлой неделе Десятый арбитражный апелляционный суд наложил арест как на сам спорный участок, так и на строения, возведенные на нем компанией IKEA.

Почему судьи решили пойти на такие меры? Не скрывается ли ответ на этот вопрос в том, как шведская компания ведет свой бизнес в России?

Об этом в расследовании «МК».

Бизнес поставили к стенке. Шведской
Тот самый «Химки бизнес-парк», построенный на оспариваемой земле.

История земельного вопроса

Вкратце она такова. КСП «Химки» более двух десятков лет борется за участок земли общей площадью 1560 га, выделенный ему в 1991 году в коллективно-долевую собственность под развитие фермерства Советом народных депутатов города Химки. В 1993 году администрацией Химкинского района часть этого участка площадью 20,88 га была выведена из собственности КСП. В том же году администрация Химок передала отторженный участок в аренду шведской компании IKEA, которая позднее выкупила его под строительство «Химки бизнес-парка».

Этот участок достался шведам всего за 105,5 миллиона рублей, хотя его рыночная стоимость на порядок выше. Теперь любой желающий может полюбоваться на этот инвест-пустырь напротив МЕГА-Химки на Ленинградском шоссе.

Фермеры обратились в арбитражный суд Московской области с тем, чтобы там признали эту сделку с землей недействительной, а постройки, возведенные IKEA, незаконными. И суд уже было признал право их собственности на землю.

Но IKEA, которая обжаловала это решение, сделала все, чтобы в итоге его отменили. В результате долгого хождения по разным судебным инстанциям фермеры в октябре этого года услышали совершенно новое решение суда, который раньше удовлетворял их иск. На этот раз право собственности суд признал за шведской компанией.

Но на этом дело не закончилось. Десятый арбитражный апелляционный суд, как выяснилось, принял к рассмотрению жалобу КСП «Химки», да еще и 2 декабря наложил на предмет спора арест.

Получить разъяснение по этому поводу от руководства КСП не удалось. В офисе, куда нам удалось дозвониться, ответили, что все, кто мог бы прокомментировать ситуацию, в настоящее время находятся за границей.

Возможно, «второе дыхание» у пайщиков КСП открылось после того, как в СМИ появились сообщения со ссылкой на адвоката IKEA Александра Хохлова о том, что 12 сентября в головном офисе IKEA был произведен обыск. «Следователи были: они предъявили постановление об обыске в рамках возбужденного уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК «Мошенничество». Уголовное дело связано с приобретением участка земли на ООО «ИКЕА Ханим Лтд», управляющей компании для «Химки бизнес-парка…» Поводом для возбуждения дела стали данные, собранные сотрудниками управления «Т» ГУЭБиПК (Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции), уточняет Хохлов».

Так это или иначе, мы не знаем, но вернемся к определению суда, принявшего решение об аресте земли и объектов недвижимости, которыми, похоже, как раз и заинтересовались правоохранительные органы. В нем отмечается, что непринятие заявленных КСП «Химки» обеспечительных мер «может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если его исполнение предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю». В конкретном случае, по оценке суда, эти меры являются «разумными и обоснованными».

Возможно, что эти слова всего лишь формальность. Истец попросил суд обеспечить сохранность предмета спора, суд удовлетворил.

Но в определении упоминаются «третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, — арендаторы помещений в тех зданиях, которые заявлены к сносу». Их круг, как отмечается в документе, «постоянно обновляется», в связи с чем его, по-видимому, хотят как-то зафиксировать, поскольку «в случае удовлетворения исковых требований в части сноса зданий право владения и пользования помещениями указанных арендаторов будет прекращено».

А вот это может означать, что вопрос, кто будет возмещать возможные убытки арендаторам, в том числе российским, если IKEA суд проиграет, все-таки может возникнуть. Ведь арендаторы IKEA уже сталкивались с тем, что не смогли вернуть своего после сотрудничества с IKEA.

Отстоять свои права можно только вместе

По словам Евгения Чакара, бывшего гендиректора компании «Боллини», а ныне одного из лидеров «Национального фронта предпринимателей и потребителей», это новое для России движение было создано с целью противостоять иностранным компаниям, если они каким-либо образом нарушают интересы россиян.

Сам он более десяти лет пытается восстановить свои права, которые были нарушены в результате сотрудничества его компании с IKEA.

— Холдинг «Боллини» — один из арендаторов торговых площадей IKEA в Теплом Стане — фактически прекратил свое существование. На этапе строительства компания «Боллини», как и все остальные арендаторы ТРЦ МЕГА (принадлежит российскому подразделению IKEA), за свой счет и собственными силами осуществила согласованные с будущим арендодателем строительно-монтажные и другие работы по возведению полностью оборудованного магазина в составе торгового центра. Также на этапе строительства IKEA получила от предпринимателей так называемые депозиты — денежные средства, соразмерные себестоимости строительства торговых центров. Это было стандартное требование IKEA, без чего договор будущей аренды не заключался. Эти средства использовались в том числе для строительства торговых центров. После этого российские компании по тем или иным причинам стали вылетать из своих помещений, а созданные торговые площади занимали в основном зарубежные ритейлеры. Также произошло и с компанией «Боллини», и впоследствии холдинг был вынужден прекратить свою деятельность, а я сам был полностью разорен, — рассказал Чакар.

Чакар сообщил, что с большим трудом ему все-таки в 2007 году удалось добиться возбуждения уголовного дела о незаконном завладении денежными средствами компании «Боллини» в размере более 112 тысяч долларов США, в рамках которого он был признан потерпевшим.

Однако через некоторое время расследование было свернуто, а в постановлении о прекращении уголовного дела следователь написал:

«Установил», что 13 апреля 2004 года ООО ИКЕА МОС, «имея умысел на хищение чужого имущества путем обмана, с целью завладения депозитными средствами в сумме 112 200 долларов США, выставило требование шведскому банку «Swenska Handelsbanken» об уплате 112 200 долларов США с банковской гарантии, создав фиктивную задолженность ООО «Компании Боллини» перед ООО ИКЕА МОС в размере 2763,87 долларов США...»

И «постановил»: «прекратить уголовное дело... в связи с отсутствием в деяниях сотрудников ООО ИКЕА МОС состава преступления».

Назвать этот пассаж юридическим нонсенсом, наверное, не сказать ничего. Похоже на то, что следователь даже и не думал о содержании документа. Возможно, потому, что ему важен был только результат?

Интересно, чем закончилось второе уголовное дело, которое было также возбуждено по заявлению Чакара.

— Это дело о хищении в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору, в рамках которого я был признан потерпевшим, поскольку из магазина, в который меня как арендатора перестали пускать, исчез весь товар общей стоимостью три миллиона рублей, — рассказал бывший предприниматель.

Это дело было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». Между тем в одном из протоколов зафиксирован допрос вице-президента ИКЕА МОС Бенгта Хевера. И вот что рассказал этот господин:

«Чакару было предложено освободить занимаемую им торговую площадь, и, если он в кратчайшие сроки освободит магазин, ему было предложено снизить задолженность по арендной плате вполовину... В связи с тем, что Чакар долгое время не освобождал помещение, а IKEA не может терять в простое свободные площади, было принято решение в соответствии с договором аренды об освобождении площади, занимаемой ООО «Компания Боллини» силами и средствами ИКЕА МОС… Решение об освобождении компанией «Боллини» торговой площади принималось не единолично одним человеком, было совместное решение финансового отдела, отдела по аренде и, наверное, юридического отдела. Товар, находящийся в магазине, был вывезен силами и средствами ИКЕА МОС. Данный товар был помещен на склад в МЕГЕ... Насколько мне было известно, товар был помещен в отдельное помещение на складе и опечатан... само размещение товара осуществляла служба безопасности МЕГИ... вскрыть опечатанное помещение на складе возможно было только с разрешения администрации МЕГИ, ключи от помещения находились у администрации МЕГИ».

Действительно, найти тех, кто в итоге забрал себе всю итальянскую обувь, которой торговала компания «Боллини», при таких показаниях ну совершенно невозможно.

Чакар заподозрил, что все эти перипетии с его уголовными делами происходят неспроста, и обратился с жалобами в Администрацию Президента и к депутату Госдумы.

Оттуда были посланы запросы в прокуратуру с требованием разобраться, но все материалы следственных проверок, а их было, по утверждению Чакара, семь томов, попросту исчезли.

Чакар: «Таких, как я, наверное, десятки, а скорее, сотни»

Еще один участник событий в Теплом Стане, Иван Сотов, работавший в 2004 году координатором коммерческой компании «Перформа», которая реализовывала продукцию известного питерского дизайнера, поведал «МК» следующее:

— «Перформа» внесла депозит — немалую сумму, потом серьезно вложилась в обустройство помещения, в котором предполагался будущий магазин. Поначалу магазин вполне себе успешно работал, поскольку место у нас было «проходное». Но потом был перекрыт проход в связи с тем, что арендодатель планировал сдать в аренду одно из соседних помещений, и магазин оказался в конце образовавшегося «аппендикса», куда люди практически не заходили. Аренда стала невыгодной.

Но, несмотря на то, что у «Перформы», по заверению Сотова, не было задолженностей перед арендодателем, сумму залога вернуть не удалось.

Предприниматели, которых подобным образом, по сути, выставили за порог — а среди них были и Сотов с Чакаром, — попробовали тогда объединиться. Они обращались с заявлениями в правоохранительные органы. Но это ничего не дало — никакого ответа заявители так и не получили.

Позже некоторым компаниям удалось частично вернуть свои затраты через суды.

В частности, компания «Премьер» несколько лет судилась с ИKEA МОС, требуя возместить ей более 46 миллионов рублей, потраченных на строительные работы, около 835 тысяч рублей — излишне уплаченной арендной платы, более 5 миллионов — излишне уплаченного сервисного сбора, более 1 миллиона рублей — невозвращенной платы за официальное открытие торгового центра, более 6 миллионов — невозвращенного страхового депозита и более 7,5 миллионов рублей в качестве набежавших процентов за пользование чужими денежными средствами.

В итоге «Премьеру» удалось отсудить только порядка 46 миллионов.

Разве это не говорит о том, что суд признал действия ИКЕА МОС неправовыми?

Битва с налоговиками

Между тем, проверив базу движения арбитражных дел, «МК» обнаружил, что налоговики в свое время обращали внимание на ситуацию, подобную той, о которой рассказывали бывшие арендаторы ИКЕА.

Так, в 2010 году «Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Московской области по результатам выездной налоговой проверки общества с ограниченной ответственностью ИКЕА МОС за 2006–2007 годы» было принято решение «о привлечении общества (здесь и далее по тексту под словом «общество» имеется в виду ИКЕА МОС. — «МК») к налоговой ответственности».

Дело как раз касалось «выводов инспекции о занижении обществом налоговой базы по налогу на прибыль на 3 147 716 127 рублей и налогу на имущество на 1 929 645 113 рублей вследствие неучета в составе внереализационных доходов и при расчете среднегодовой стоимости имущества, стоимости работ капитального характера по достройке торговых центров, выполненных лицами, изъявившими желание получить в пользование помещения в возводимых объектах (далее — арендаторы) в период строительства данных центров до ввода их в эксплуатацию и оформления обществом права собственности на эти объекты».

Налоговики тогда отметили следующее:

«Результаты проведенных арендаторами работ по оборудованию арендованных ими помещений обществу не передавались, и затраты, понесенные арендаторами на эти работы, обществом не возмещались. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что спорные работы, будучи направленными на доведение строящихся торговых центров до состояния, пригодного для эксплуатации, должны быть оценены в качестве выполненных с выгодой для общества как лица, заинтересованного в получении дохода от аренды».

Впрочем, IKEA дошла до Верховного арбитражного суда, который поставил точку в этом вопросе, и в итоге «обществу» не пришлось расстаться с деньгами.

Налоговики против иностранной компании оказались бессильными. И у IKEA осталась репутация добросовестного налогоплательщика.

А тем временем в Европе

А вот что думают об этом за пределами России.

5 ноября в издании «Лемонд» был опубликован материал, ставший результатом экономического расследования, проведенного журналисткой Энн Мишель. В статье под названием «IKEA — чемпион по минимизации» говорится о том, что журналистка раскопала, какую схему использует для оптимизации налогов господин Ингвар Кампрад — владелец IKEA.

Головную компанию он зарегистрировал в Люксембурге, где, как известно, процветает налоговый рай. И, по сути, эта компания является, как выразилась автор статьи, всего лишь «коробкой патентов». Что это означает? То, что каждому стулу, дивану, сковороде или ершику для унитаза присваивается не привычный цифровой код, позволяющий его идентифицировать как единицу ассортимента, но дается звучное имя, на которое регистрируется патент.

А производят и реализуют эти «уникальные» изделия другие компании, которые за оказанное им доверие обязаны выплачивать IKEA огромную часть от своих доходов. Ну а налоги с этих отчислений, как уже понятно, уплачиваются в Люксембурге.

Таким образом, львиная доля прибыли IKEA аккумулируется в офшорной зоне, а в странах, где работают ее филиалы, связанные с компанией предприятия, могут показывать все что угодно.

В этой связи возникает вопрос: если Ингвар Кампрад считает себя шведом и старается всячески показать, что его бизнес — шведский, достаточно посмотреть на оформление вывески IKEA, где в точности повторены цвета шведского флага, то почему же он так не хочет раскошеливаться на налоги этой страны?

И если он так относится к своей родине, то неужели в России он будет поступать как-то иначе?

Двойные санкции для россиян

Буквально на днях компания IKEA предупредила своих потенциальных потребителей в России о том, что собирается повышать розничные цены. И объявила это вынужденной мерой в связи с существенным падением курса рубля, которое привело к повышению закупочной стоимости сырья.

«Наша операционная деятельность не может не зависеть от внешних факторов, несмотря на то, что более 60% объема продаваемых в магазинах IKEA товаров производится в России», — отметили в пресс-службе в России.

Мне кажется, сказать, что это несправедливо, не сказать ничего. Ведь сегодняшняя ситуация стала результатом санкций против России, которые в том числе поддержала Швеция. Так почему же российские покупатели должны за это расплачиваться? Мы же в ответ не объявляем санкции шведской компании.

Ну а если же повышение цен коснется товаров, древесина для изготовления которых закупается в России, это уже, на мой взгляд, просто издевательство.

В НФПП, где сейчас как раз собирают и анализируют любую информацию о деятельности иностранных компаний, «МК» рассказали, что до них постоянно доходит информация о том, что различные иностранные компании, то и дело участвуя в проводимых конкурсах и оказавшись единственным участником, за смешные деньги получают сотни тысяч гектаров леса. Чтобы понять, сколько это, можно сказать, что это по площади сопоставимо с площадью Санкт-Петербурга и области вместе взятых.

Только вот цены на изготовленную из этого леса продукцию порой сильно кусаются…



Партнеры