Социологи: из-за событий на Украине москвичи стали экономить на продуктах

Ученые фиксируют рост пессимистических настроений у жителей столицы

20 марта 2014 в 13:39, просмотров: 8429

В конце 2013 года случилось странное: москвичи резко сократили покупку продуктов питания и непродовольственных товаров повседневного спроса. И это при том, что долгие годы торговцы делали основную выручку именно перед новогодними праздниками. А в начале 2014-го, в том числе и в связи с событиями на Украине, экономика москвичей стала еще более экономной. В причинах изменения привычного образа жизни горожан вместе с экспертами «Ромир» разбирался «МК».

Социологи: из-за событий на Украине москвичи стали экономить на продуктах
Рисунок Алексея Меринова

Москва, как известно, город богатый — по крайней мере, провинциалы с этим утверждением охотно согласятся. Среднестатистические жители столицы имеют по машине на семью, привычно обедают в ресторанах и получают медицинские услуги высокого качества. При этом доля их расходов на питание ниже, дорогих товаров длительного пользования они покупают в два раза больше, а за «коммуналку» платят так же, как и другие россияне. Это не гипотетические рассуждения, а подкрепленные цифрами данные.

— По России картина в целом такая, — говорит ведущий эксперт исследовательского холдинга Игорь Березин. — 30–32% совокупных потребительских расходов составляют продукты питания. Еще 6–7% — алкоголь. 37% — все непродовольственные товары, из них 17% приходится на товары повседневного спроса (хозяйственные принадлежности, лекарства, парфюмерию) и траты на хобби, а 20% — на товары длительного пользования (одежду, обувь, бытовую технику, автомобили), 20% — расходы на услуги.

В Москве доля трат на продукты ниже — 25–27%, на услуги — в полтора раза выше (30%), на товары длительного пользования — в два с лишним раза выше (42–45%). С первого взгляда можно подумать, что москвичи экономят на еде из-за высокой стоимости услуг и непродовольственных товаров. Однако социологи уверяют, что дело обстоит ровным счетом наоборот.

— Доля расходов столичных жителей на питание меньше из-за того, что траты на рестораны и кафе относятся к услугам. Плюс к тому доля услуг существенно выше за счет частого посещения москвичами театров, клубов и пользования платными поликлиниками, фитнесом, частными школами, детсадами. Последние относятся к сектору услуг необязательного характера, — поясняет ученый.

А вот доля трат москвичей на «обязательные услуги» — транспортные, коммунальные — у москвичей ниже. Сумма на платежке за 3-комнатную квартиру в столице такая же, как, скажем, в Челябинске, а доход московской семьи — в 1,5–2 раза выше.

Горожане переходят на более дешевые продукты

В течение пяти последних лет социологи видели устойчивый рост потребления — на 15–20% (к аналогичному месяцу предыдущего года), за исключением жаркого лета 2010 года. Тогда люди уезжали из города, меньше покупали еды и почти не ходили в кино, парки и на выставки. Это единичное явление, никоим образом не влияющее на тенденцию. Но несколько месяцев назад в благополучной жизни москвичей что-то пошло не так.

Первая половина 2013-го лежала в русле предыдущих тенденций — заметного роста повседневного потребления (услуги и крупные покупки в расчет не берутся), на 15–18% по сравнению с первой половиной 2012-го.

А осенью 2013 года произошло резкое изменение. Повседневные расходы перестали расти в номинальном выражении. Денег москвичи стали тратить столько же, как в четвертом квартале 2012 года. (Хотя должны были бы расходовать процентов на 20 больше.) И речь идет не о «средней температуре по больнице». Экономить стали почти в каждой семье. Горожане как сговорились — враз стали прижимистыми и расчетливыми. Почему?

Исследователи считают, что такое поведение объясняется двумя причинами — объективной и субъективной.

Объективная состоит в том, что темпы роста доходов населения существенно снизились. Если в 2010, 2011, 2012 годах номинальные темпы роста доходов населения были на уровне 12–14% в год, а реальные — в районе 5–8% в год (с учетом инфляции), то по 2013 году номинальный рост — в районе 9%, а реальный — 3%. Причем этот рост произошел в первой половине года, когда были индексации пенсий, повышение зарплат в социальном, бюджетном секторе.

А во второй половине года рост практически прекратился. С чем связано? С общим замедлением экономического роста. Если в 2010–2012 годах ВВП рос на 3,%, то в прошлом — на 1,3%.

— Собственно, почему все так переживают по поводу замедления роста ВВП? Потому что оно ведет к снижению остальных показателей — снижаются прибыли, предприятия испытывают проблемы, руководству не до повышения заработной платы, — говорит аналитик. — Если удастся выйти хотя бы на 2,5% экономического роста в этом году и на 3% — в следующем, то потребительский сектор будет чувствовать себя благополучно. Иначе будет невесело. Особенно в тех областях, которые не подвержены господдержке. Пенсионерам проиндексировали пенсии на 6,5% в феврале. А работникам внебюджетного сектора никто ничего не индексировал. Поэтому ждать оптимизма с их стороны не приходится.

Мрачные прогнозы, страшилки про безработицу и инфляцию угнетающе действуют даже на отпетых оптимистов. Люди расстаются с деньгами не так охотно. Настроение и есть тот самый субъективный фактор, ведущий к замедлению и снижению реальной потребительской активности.

Уже сейчас люди внимательнее относятся к акциям, спецпредложениям. Часть семей закупает продукты в разных торговых точках, в зависимости от цен.

Второй способ оптимизации — переключение с более дорогих марок на менее дорогие. Можно купить вареную колбасу не за 400 рублей, а за 250–300 рублей. Можно переключиться с питьевых йогуртов на более дешевый обычный кефир. Или на упаковки меньшего объема — покупать молоко в пакетах объемом не один литр, а, к примеру, 0,5 л. «Такой способ — сокращать потребление в физическом объеме — самый тяжелый. Особенно это касается продуктов первой необходимости. Массово мы этого не наблюдаем, но отдельные категории людей идут и на такие жертвы», — констатирует Игорь Березин.

Средний москвич тратит на обеды в ресторанах 7 тысяч рублей в месяц

Уровень доходов в Москве на 20% выше, чем в Санкт-Петербурге, в 1,5 раза выше, чем в городах-миллионниках, и в два раза — чем в городах областного значения. Но в Москве и экономическое расслоение значительнее, чем в Ярославе или в Липецке. В столице большая концентрация богатых людей, на которых ориентирована и сфера услуг. Цены в московских пафосных ресторанах заоблачные — даже по сравнению с Лондоном и Нью-Йорком.

Если же рассматривать сетевые магазины и сетевые же рестораны, то они предлагают примерно по одной и той же цене товары в разных городах. И в этом смысле у среднеобеспеченной московской семьи возможностей больше, чем у рязанской или липецкой.

Среднестатистический москвич тратит на походы в ресторан несоизмеримо больше, чем среднестатистический россиянин. Потягаться с жителями столицы смогут разве что питерцы, екатеринбуржцы, казанцы да новосибирцы.

Не последнюю роль в «расточительстве» москвичей играет транспортная доступность (точнее говоря — недоступность). Большинство провинциалов работают в 15 минутах ходьбы от дома. Они могут прибежать на обед домой. В Москве же для подавляющего большинства людей это невозможно. Человек тратит на обед 5–7 тысяч рублей в месяц. При этом для большинства москвичей ни завтраки, ни ужины вне дома не стали привычной историей. «Традиция плотного утреннего завтрака сохраняется. В любом случае человек не откажется от трапезы совсем, пусть даже ограничится кофе и пирожком. И уж точно не переместится в кафе, если не брать в расчет представителей деловой среды», — полагает эксперт.

— Замедление темпов роста — это не кризис потребления, а скорее свидетельство зрелости многих рынков. Потребительский сектор остается вероятным локомотивом общего экономического роста на 2014 и 2015 годы, особенно в условиях затягивающихся сырьевой и инвестиционной пауз. Но рост этот будет носить весьма избирательный характер. И за него надо будет очень сильно побороться, — подытоживает Игорь Березин.

Смотрите видео: Эйфория в Крыму: "Домо-о-о-ой там так сладко..."

02:50



Партнеры