Судебные страсти на Страстном

Вокруг реставрации Ново-Екатерининской больницы разгорелся скандал

20.03.2014 в 17:55, просмотров: 3127

Скандал вокруг знаменитого ансамбля Ново-Екатерининской больницы, также известного как усадьба Гагарина, разгорелся год назад. Причиной громких выступлений градозащитников и общественности стал снос трех исторических зданий, случившийся 1 января 2013 года. Реакции со стороны столичных властей не последовало, а арбитражный суд отклонил иск архитекторов, требовавших прекратить новое строительство и восстановить снесенные постройки. Однако следующим вопросом, по которому архитекторы вынуждены обратиться в суд, стал иск о нарушении их авторских прав.

Судебные страсти на Страстном
фото: Кирилл Искольдский
За затянутым тканью строительным забором, огораживающим фасад больницы, раздаются звуки работающей техники.

Архитектурная мастерская Мальцева разработала предмет охраны и проект реставрации здания Ново-Екатерининской больницы в 2010–2011 годах и сейчас отстаивает свои авторские права, обвинив ГУП «Моспроект-2 имени М.В.Посохина» в незаконном использовании разработанной ими ранее и согласованной с городом документации. Что и говорить, обвинение серьезное. Корреспондент «МК» постарался разобраться в ситуации.

...Центр Москвы, Страстной бульвар. За затянутым тканью 200-метровым строительным забором, огораживающим фасад Ново-Екатерининской больницы, то и дело раздаются звуки работающей техники, мерцают искры от сварки — в общем, стройка идет полным ходом. «Работы проводятся в соответствии с разрешением Департамента культурного наследия», — гласит информационный щит. Согласно объявлению работы ведет генеральный подрядчик ФГУП «Атэкс» ФСО России на основе нового проекта, выполненного мастерской ГУП «Моспроект-2».

Сейчас с обеими организациями судится архитектурная мастерская Мальцева.

По заказу московского правительства в 2010 году специалисты мастерской приступили к научно-исследовательским работам по реставрации ансамбля зданий и парка Екатерининской больницы. Изначально предполагалось, что в бывшей усадьбе Гагарина разместятся главный дворец бракосочетания и музей истории ЗАГС.

— Была проделана огромная, очень тяжелая работа, — вспоминает член Союза московских архитекторов, руководитель мастерской Станислав Мальцев. — Полгода шли натурные исследования — обмеры, обследования технического состояния конструкций здания и пр. Исследовательские работы проводили зимой, при морозе -20°. В подвалах здания было еще холоднее, так что порой специалисты выходили греться на улицу.

Не менее трудоемким был процесс согласования проекта реставрации. После того как архитекторам удалось утвердить предмет охраны ансамбля, выполнить комплекс научно-исследовательских и проектных работ, получить согласование Москомархитектуры и заключение государственной историко-культурной экспертизы, в 2010 году весь проект был согласован в Департаменте культурного наследия и передан в архив ведомства. В 2011 году был согласован рабочий проект парка-памятника.

— Когда весь этот титанический труд завершился, можно было выходить на стройплощадку, — продолжает Станислав Мальцев. — Но тогда было принято другое решение, что здание будет приспособлено под размещение Московской городской думы. Как проектировщик, я встречался с представителями Мосгордумы. Они хотели видеть на этой территории все то, что категорически запрещено делать на территории памятника, то, что при согласовании в Мосгорнаследии проекта Дворца бракосочетания нам справедливо не разрешили. Например, размещение машино-мест на существующей проезжей части на территории парка-памятника. А сейчас на этом месте вырыт котлован, вероятно, для строительства двухуровневой подземной парковки, объединенной с новым зданием Мосгордумы высотой 28 метров.

В 2012 году, в связи с решением о смене культурно-общественных функций объекта культурного наследия на офисно-административные, здания памятника были переданы ГУП «Московское имущество». По его заказу разработкой нового проекта занялась мастерская «Моспроекта-2 имени Посохина», а к строительным работам приступила подрядная организация ФГУП «Атэкс».

Эти события и предшествовали сносу трех ценных объектов историко-градостроительной среды, который вызвал столь масштабный общественный резонанс в начале 2013-го.

Уничтожению построек XIX века (строения 3, 4, 8) предшествовало заседание «сносной» комиссии, состоявшееся 26 декабря 2012 года. «Тогда Михаил Посохин выступил инициатором сноса, — рассказывает Мальцев, — заявив, что Мосгордуме нужно просторное здание, подземный этаж, корпус высотой в 7 этажей. Мнения комиссии разделились, но уже через четыре дня здания снесли».

Примечательно вот что: в проведенных мастерской Мальцева научных исследованиях указано, что ансамбль больницы является памятником федерального значения, но на комиссию эти результаты представлены не были. При этом сам Михаил Посохин несколько лет назад согласовал проект реставрации как зампредседателя Москомархитектуры, ему было известно и о предмете охраны, запрещающем уничтожение памятника.

— Когда снесли три строения, у меня действовал контракт, включая авторский надзор за строительством, — отмечает руководитель архитектурной мастерской. — Но на территории Ново-Екатерининской больницы выставили охрану, можно сказать, произошел захват территории. Нас на объект попросту не пускали. Когда «Московское имущество» разыгрывало конкурс в начале 2012 года, еще действовало распоряжение правительства Москвы о строительстве Дворца бракосочетания, и объяснить присутствие другого заказчика нельзя.

Дальше в истории реставрации Ново-Екатерининской больницы начались события, после которых архитекторы стали говорить не только о нарушениях в строительстве, но и о нарушении их авторских прав. Михаил Посохин перевыпускает проект реставрации, пересогласовывает его в Мосгорнаследии и получает новое разрешение на строительство. «Я знал, что Посохин переделал проект и таким образом избавился от сути моих претензий. Но я и не предполагал, что по большому счету его работа свелась к удалению моей фамилии, — высказывает мнение Мальцев. — Когда я приехал на площадку, увидел свои чертежи. Да и на информационном щите до недавнего времени был указан номер моего проекта, но при этом ответственным за ведение авторского надзора числился «Моспроект-2». Я считаю, разработанный нами проект попросту незаконно использовали для получения согласований».

В результате Москва имеет два проекта реставрации одного и того же памятника архитектуры, разработанные с разницей в три года и одобренные властями.

В распоряжении «МК» находятся результаты сравнительного анализа двух проектов реставрации комплекса Екатерининской больницы. Его суть сводится к тому, что реставрационные решения мастерской Мальцева являются авторскими. То есть вариант, что эти же задумки пришли в голову другого проектировщика, представляется очень уж маловероятным. Например, изображения герба в виде орла на портике прямо над колоннадой. Такой рисунок никогда раньше не находился на здании. Однако он встречается и в чертежах «Моспроекта-2». Авторскую конфигурацию имеет и рисунок дымоходов. Но и этот элемент повторяется в позднем проекте реставрации.

В итоге архитекторы подали в арбитражный суд четыре иска. Помимо «Моспроекта-2» и ФГУП «Атэкс» ответчиками являются ГУП «Московское имущество» и столичный Департамент культурного наследия. Сейчас три дела находятся в апелляции, а дело по иску к «Моспроекту-2» в стадии слушаний.

И представители «Моспроекта-2», и председатель Мосгордумы Владимир Платонов комментировать ситуацию «МК» наотрез отказались, переадресовав все вопросы «к строителям».

Третий и главный герой этой истории — сам памятник культуры, приспосабливаемый для современных нужд. Именно состояние Ново-Екатерининской больницы на данный момент вызывает наибольшие опасения специалистов и градозащитников. «Все, что образовывало ансамбль по замыслу архитектора О.И.Бове в начале XIX века, за исключением главного дома, на сегодняшний день уничтожено», — говорит Мальцев. Производимая реконструкция, по мнению архитекторов, идет вразрез с законами об охране культурного наследия. А строительные работы грозят уничтожением единственному уцелевшему из всего ансамбля зданию. Эксперты опасаются, что строительство подземного этажа как минимум повлечет снос и замену муляжом наиболее ценных элементов памятника: фундамента, цоколя из белого камня, колонн, сводов первого этажа, датируемых XVII веком. «На месте снесенных одно-, двух-, трехэтажных домиков суммарной площадью в несколько сотен метров планируется построить здание высотой 28 метров и площадью более 18 «квадратов», изменить градостроительные регламенты и отрезать от охраняемой территории усадьбы ее западную часть», — комментирует Станислав Мальцев.

Требование остановить работы суд оставил без внимания. В каком виде продолжит существование уникальный памятник русского классицизма конца XVIII века, который благополучно пережил нашествие Наполеона, события XX века, пока неизвестно.



Партнеры