«Журавлиная уродина»

Известный эколог Ольга ГРИНЧЕНКО: «Сегодня главная угроза особо охраняемым природным территориям исходит от министерства экологии и природопользования Подмосковья»

19 марта 2014 в 18:16, просмотров: 6677

За последний месяц на экологическом фронте произошли два любопытных события. В начале февраля губернатор Подмосковья приостановил строительные работы по обводнению на территории государственного природного заказника областного значения «Озеро Заболотское» (вблизи населенных пунктов Заболотье и Замостье Сергиево-Посадского района).

Так он отреагировал на обращенную к нему лично петицию Дружины по охране природы биофака МГУ (она набрала полторы тысячи подписей). Этот заказник примыкает к другому — «Журавлиной родине» (Талдомский район). В письме экологи взывают о спасении этих уникальных особо охраняемых заповедников, которые погибнут, если не остановить обводнительные работы.
А буквально через месяц в начале марта в правительстве состоялось межведомственное совещание в виде «круглого стола». Его организовало министерство экологии Подмосковья. Тема обсуждения — целесообразность (а точнее – нецелесообразность — С.П.)  завершения обводнительных работ. На нем были заслушаны в том числе мнения жителей и представителей местной власти, которые, как это ни странно, просили работы по обводнению... возобновить. Вышеупомянутые события случились на фоне множества слухов о том, что практически вплотную к заказникам на бывших торфяниках вот-вот начнется строительство коттеджных поселков (они уже размечены на публичной кадастровой карте в окрестностях деревни Веригино у кромки леса). Корреспондент «МК» разбирался в этом громком скандале.

«Журавлиная уродина»
фото: Светлана Петрушова

СПРАВКА "МК"

Заказник «Озеро Заболотское и его котловина» создан в 1989 г. Его площадь — порядка 3000 га. В заказник входит вся северо-восточная часть Дубненского болотного массива в окрестностях деревень Веригино, Федорцово и Заболотье Сергиево-Посадского района.

Его территория включает заболоченные леса на правобережье Дубны, окрестности Заболотского озера и долины рек Сулати и Пихты. Это в основном сплошные низинные болота. Именно в таких местах селятся журавли. В период осеннего скопления на болотах заказника единовременно ночует более тысячи журавлей. Озеро Заболотское — в прошлом крупнейшее озеро государственного заказника «Журавлиная родина». Открытое пространство озера-болота привлекает большое количество птиц, занесенных в Красную книгу. Здесь находится крупнейшая в Московской области колония белокрылых крачек, гнездится малая чайка, а также другие менее редкие представители этой группы. В долине реки Сулати гнездятся серые журавли и белая лазоревка.

Для понимания момента вернемся к истории вопроса обводнения в регионе. Впервые о негативных последствиях областной кампании по обводнению торфяников в Подмосковье наша газета написала еще несколько лет назад («Борьба с пожарами хуже пожаров», «МК» от 11 ноября 2011 г.). Выходу материала предшествовало обращение жителей пяти деревень Луховицкого района о варварском отношении к природе в процессе обводнения торфяного района. На конкретной территории была нарушена среда обитания в водоемах и прилегающих к ним участках. В итоге после широкой огласки ситуации подмосковные власти признали ошибку. Работы на конкретном участке приостановили и пересмотрели проект. Но похожие обращения продолжали поступать к нам не только из Луховицкого, но и из Талдомского, Павлово-Посадского, Сергиево-Посадского и других районов.

Ответ на вопрос, почему логичная и здравая идея правительства области обводнить пожароопасные торфяники воплощается на местности в ряде районов в банальное «закапывание» бюджетных денег «в землю», а где-то и в абсолютное экологическое вредительство, до безобразия прост. Проектирование было отдано ЗАО «НИиПИ экологии города» — организации, не имеющей опыта работы на подобных территориях. Казалось бы, что может быть проще? Перекрыть канавы на выработанных торфоучастках, задержать снеговые и дождевые воды перемычками. Сделать переливные плотины в местах с перепадами высот. Есть богатейший белорусский и немецкий опыт. Однако этот дешевый вариант проектировщики не использовали.

В результате большинство проектов обводнения не имеют с обводнением торфяников ничего общего. В основном это многомиллионное строительство противопожарных водоемов, дорог к ним и огромных дамб с бетонными трубами и железными переливными коробами. Да, эти сооружения удерживают воду. Но к восстановлению баланса природных процессов на выработанных торфяниках отношения никакого не имеют.

В «Журавлиную родину» проектировщики пришли со стороны Талдомского района и предложили нарыть прямо по пойменным участкам с выдрами, рысями, журавлями с десяток канав длиной в несколько километров. Вдоль канав отсыпать гравийные дороги. У реки канавы перекрыть, чтобы закачивать воду в эти канавы из реки Дубны специальным насосом. Однако режим охраны заказника категорически запрещал подобное вмешательство. С огромным трудом и скандалом экологам удалось направить активность проектировщиков на примыкающие к заказнику периодически горевшие торфяные поля.

Тогда же под обводнение попал и государственный природный заказник «Озеро Заболотское». Проектировщики, пренебрегая запретом изменения гидрологического режима территории, придумали полуторакилометровую дамбу через реку Сулать и пруд за ней с тем, чтобы затопить и без того подтопленные пойменные леса. Такое вмешательство неизмеримо испортило бы и ликвидировало места обитания многих и многих видов птиц, занесенных в Красную книгу Московской области. Сама дамба и дорога по ней обеспечивали доступ для машин в самые глухие места, где обитают журавли, а также пожароопасность, неконтролируемые свалки строительного мусора и нашествие охотников.

фото: Светлана Петрушова
Так «хорошо» обводнители и местные власти выполнили распоряжение губернатора о ликвидации въезда в заповедник – бросили на дорогу, в которую, кстати, вбуханы огромные деньги, кучку земли. Теперь там ездит кто ни попадя и уже рубит в заповеднике деревья.

Многомиллионный проект обводнения уперся в заказник. В это время и пошли слухи, что его реорганизуют.

— В минэкологии нас заверили, что ни режим под обводнения, ни граница меняться не будут, а наоборот, заказник будет даже увеличен, — рассказывает «МК» председатель Московского областного отделения «Русского общества сохранения и изучения птиц им. М.Мензбира» Ольга Гринченко. — Мы провели обследования, сдали акты по состоянию ООПТ (особо охраняемая природная территория) и стали ждать нового положения, наивно полагая, что нас позовут и спросят.

В ноябре прошлого года на сайте минэкологии Подмосковья появился и был быстро утвержден новый паспорт на заказник. В нем оказались не только изменены режим и границы, но и появились чудовищные биологические, грамматические и смысловые ляпы. В частности, не указывалось присутствие 25 видов птиц из Красных книг, экологические условия обитания которых и диктуют режим охраны. Кроме того, в паспорте рекомендуется развивать на болоте велотуризм и конный спорт (! — C.П.) — видимо, в толще торфа и в качестве грязевой ванны.

— Из заказника было изъято порядка 940 га: около 700 га в пойме Дубны и около 240 га в восточной его части. Исключенные территории — это ценные природные комплексы с наличием редких видов, — рассказывает «МК» Семенцова Мария, сотрудник отдела мониторинга природопользования общественной организации «Прозрачный мир». — Был также изменен пункт режима, запрещавший «предоставление участков под застройку, сады и огороды в заказнике и в пределах 1 км от его границ», расширен список возможных рубок.

Затем спешно, в закрытом порядке, в декабре 2013 г. была проведена государственная экологическая экспертиза проекта обводнения — без привлечения общественности и публикации текста проекта. Поскольку экспертную комиссию формирует само же минэкологии, нетрудно догадаться, что комиссия единогласно дала положительное заключение.

— Мы возмущены действиями минэкологии Московской области! В его обязанности входит защита ценных природных территорий Подмосковья и контроль за соблюдением режима их особой охраны. Но сейчас основная часть угроз для ООПТ исходит как раз от минэкологии. Если на ООПТ что-то делать нельзя, но кому-то очень хочется, то минэкологии может этому поспособствовать. Обводнение заказника «Озеро Заболотское» — яркий пример, — говорит «МК» Анастасия Суслина, член Дружины охраны природы биофака МГУ. — Изначально режим охраны заказника запрещал всякое изменение гидрологического режима — самое важное условие для сохранения данной территории. Но вопреки всему заказник с подачи минэкологии включили в программу обводнения осушенных торфяников. Более того, минэкологии изменило режим его охраны (о проведении обязательной в таких случаях государственной экологической экспертизы ничего не известно), чтобы инициировать обводнительные работы. Хотя сам по себе заказник осушенным торфяником не является. Это одно из самых влажных и наименее пожароопасных мест в Сергиево-Посадском районе.

Что касается жителей деревень, им, в частности, обещаны и восстановленные для массовых купаний уникальные озера, и существовавшие здесь при царе Горохе клюквенные места на Морозовском болоте, которые якобы появятся в результате обводнительных работ.

— На недавнем совещании в Доме правительства, куда пригласили местных жителей, заместитель областного министра экологии и природопользования настойчиво говорил, что озеро Заболотское высыхает и его надо восстановить, то есть построить плотину. Но это всего лишь слова, оправдывающие реализацию проекта, — комментирует Ольга Гринченко. — Мы с коллегами возразили, что озеро Заболотское вовсе не высыхает, оно наполнено жидким илом и покрыто сплавиной. Подобные природные озера не высыхают никак. Это абсурд! Объяснила я и то, что размер старой дамбы был всего лишь 30 м, а новую хотят сделать 1,5 км. Это две очень большие разницы. Полуторакилометровая полностью затопит лес. Восстановление же озера практически невозможно без откачки озерного ила — сапропеля. А откачивать его нерентабельно. Это уже пытались безуспешно сделать еще в конце 80-х. На Морозовском же болоте идет естественная сукцессия — верховое болото переходит в лес, потому что вся эта территория ранее была частично осушена. Растения клюквы там и сейчас есть, но не в таком количестве, как раньше. Если поднять уровень грунтовых вод, то процесс зарастания изменится — вместо березы пойдет расти ива, но полноценное клюквенное болото не восстановится никак. Только если строить польдер — плотный земляной вал — и вручную выбирать березу. Но это нереально, потому что слишком дорого. Кроме того, Морозовское болото находится далеко от зоны подтопления. Плотина на него никак не повлияет, — рассказывает Ольга Гринченко. — Жители все поняли, я их убедила.

Позже экологи увидели протоколы этого заседания «круглого стола» от 04.03.2014 г., подготовленные минэкологии, и оторопели.

— Все говорит о том, что произошла фальсификация документа. К примеру, Левковский А.В. (председатель президиума Московской областной общественной организации «Восстановление и охрана окружающей природы») вообще никакой речи на заседании не говорил. А в протоколе написано, что он выступил на тему, что подъем уровня воды в озере по проекту принесет только пользу, — говорит Ольга Гринченко. — Я проинформировала заседание о том, что мы сделали запрос на предмет участия специалистов Московского государственного областного университета (МГОУ) в подготовке и согласовании перечня видов заказника для нового паспорта (как утверждает областное минэкологии). Специалисты МГОУ нам ответили, что ничем подобным не занимались, как мы и предполагали. В протоколе этот факт намеренной лжи никак не отражен. Нет в документе и главного — что в непосредственной близости от Заболотского озера есть осушенные торфяники, которые, безусловно, требуют обводнения. Однако, все они решением администрации Селковского сельского поселения (которое больше всех ратует за продолжение работ по обводнению в заказнике) предназначены для застройки дачами, поэтому никто не хочет заливать их водой. Участки уже начали продавать.

Вот мы и добрались до ларчика, который просто открывался — бывшие торфяники, на обводнение которых выделены бешеные деньги, обычно отлично продаются под застройку, что тоже огромные деньги, и ни от тех, и ни от других «материальных пособий» заинтересованные стороны отказываться не намерены. Выход — подогнать под программу обводнения не торфяники, а земли заказника, то есть и рыбку съесть, и... Неужели ради этого чиновники из минэкологии с таким упорством лезут перекраивать и застраивать заповедные территории, забывая, зачем и для чего они вообще вместе со своим министерством существуют?

P.S. Все мероприятия минэкологии, о которых мы поведали, случились после того, как более месяца назад глава области поручил приостановить программу строительства, провести рекультивацию места стройки и перекопать дамбу на территории заказника «Озеро Заболотское». Экологи посетили в начале марта данный участок строительства и зафиксировали, что дамба полностью так и не перекопана, то есть не восстановлен естественный сток с поймы. На дамбу просто нагребли торфа, который практически уже размыло, и препятствий для въезда машин опять нет. В нескольких местах кто-то уже спиливает ольху...

Между тем в первой декаде марта на Заболотском прошла прокурорская проверка, инициированная Госдумой РФ. Это случилось после обращения представителей Московского общества испытателей природы в надзорный орган.

— В выездной проверке я тоже участвовала. Там было много специалистов: лесники, представители госадмтехнадзора, проектировщики, исполнители проекта и т.п. Среди них были и мастера по обводнению торфяников, — рассказывает Ольга Гринченко. — Но никаких результатов пока нет. Мы очень надеемся, что эти результаты будут обнародованы и по ним будут приняты решения — в интересах России, в интересах защиты будущего нашей страны.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Старший научный сотрудник Государственного Дарвиновского музея, один из авторов Красной книги Московской области (изд. 1998 и 2008 гг.), автор десятков научных статей о природе Москвы и Московской области Виталий КОНТОРЩИКОВ:

— Я провожу исследования на озере Заболотском с 2007 г. Их результаты отражены во многих научных статьях. Речь об обводнении озера Заболотского, увеличении площади зеркала воды, превращении его в купальный или иной водоем и т.п. не может идти принципиально, так как это озеро является местообитанием нескольких десятков видов из Красных книг России и Московской области. Это озеро нужно этим видам именно в том состоянии, в котором оно находится сейчас. Это отражено в Красной книге Московской области. Это озеро нужно нам для сохранения биологического разнообразия в регионе. О том, зачем нам нужно сохранение биологического разнообразия, споры закончены еще в середине прошлого века. Отражением этого является целый комплекс законов на федеральном и региональном уровнях, одни из которых — Красные книги, законы об ООПТ и охране животного мира. О чем идет речь? Хотите превратить озеро Заболотское в купальный водоем для местного населения и дачников? Отлично — меняйте законодательство. Отменяйте Красную книгу Московской области, ликвидируйте сеть ООПТ в области, переделайте законы. А потом только обводняйте озеро Заболотское.

Мне удивительно, что подобный разговор может происходить в министерстве природопользования Московской области. Такое впечатление, что там не осталось специалистов, которые вообще понимают, что такое природоохранное законодательство и Красные книги.

Эксперт программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России» Михаил КРЕЙНДЛИН:

— Заказники «Журавлиная родина», «Озеро Заболотское» — уникальный, один из немногих сохранившихся в Московской области крупных болотных комплексов с набором характерных для них редких видов растений и животных. Любое изменение гидрологического режима, а уж тем более строительство в нем приведет к его разрушению, а значит, незаконно. Попытки чиновников (по какому-то недоразумению относящихся к министерству экологии Московской области) оправдать это строительство нуждами пожарной безопасности и спасением озера Заболотского смехотворны и беспочвенны. Территория настолько заболочена, что за последние 12 лет (включая катастрофический 2010 год) ни разу не горела (о чем есть официальные данные государственной противопожарной службы), а в результате строительства дороги в болоте пожарная опасность только увеличится. Все специалисты (кроме тех, кто получил деньги за разработку проекта обводнения в Заболотском) однозначно уверяют, что на состоянии озера обводнение никак не скажется. Тем не менее чиновники минэкологии с достойным лучшего применения упорством продолжают настаивать на продолжении работ по обводнению.

Общественный эколог, кандидат филологических наук Михаил НАЙДЕН:

— В области существует порядка 240 ООПТ, но, увы, на кадастровый учет поставлены лишь единичные заказники. Власти Подмосковья официально озвучивали, что выделяли на эти цели в 2013 году 90 млн рублей. А где результат? Такая неразбериха дает нечистоплотным дельцам карт-бланш в отщипывании лакомых кусков заповедных территорий, что мы сегодня и наблюдаем.





Партнеры