«Бренд», который лопнул

В Томилине на митинг против властей, лоббирующих массовую высотную застройку в сельской местности, вышли тысячи местных жителей. Что дальше?

09.04.2014 в 19:37, просмотров: 6420

Скандальные стройки стали притчей во языцех. То в одном, то в другом уголке Московской области вспыхивают массовые акции протеста местных жителей против многоэтажного жилищного строительства. Люди возмущаются, что их лишают привычного комфорта и уклада жизни. Заявленный областным правительством бренд «Подмосковье — регион комфортной жизни» попал под сокрушительные удары протестного движения коренного населения, с которым никто не считается. Строительный бизнес, который привык расценивать территорию Подмосковья как собственное месторождение по выкачиванию сверхприбыли, не собирается отступать. С приходом в регион нового руководителя Андрея Воробьева казалось, что ситуация изменится кардинальным образом. Власти области обещали, что местные жители получат больше возможностей влиять на градостроительный облик родного города, поселка или села. Но время идет, а ничего в «датском королевстве» не меняется.

«Бренд», который лопнул
фото: Наталья Мущинкина
Поселку Томилино почти 150 лет, здесь живут художники, писатели, ученые — цвет подмосковной интеллигенции.

Поле чудес

Светлана — аллергик. Ей достаточно оказаться на городской улице, на которой дворники посыпали реагентами снег, и жестокий ринит обеспечен. Поэтому несколько лет назад ее семья вынуждена была продать квартиру в Москве и переехать жить в ближнее Подмосковье.

В 1994 году они купили в поселке Томилино Люберецкого района участок, построили дом и до недавнего времени наслаждались загородной жизнью. Старая, дачная часть Томилина — действительно очень симпатичное место. Москва рядом, все блага цивилизации под боком, а воздух, тишина и соловьи по утрам — совсем как в деревне. Но недавно этой сельской идиллии пришел конец. Проблемы большого города настигли Светлану и в деревне.

Дом женщины находится на самой окраине поселка. Рядом Радиополе — так местные жители называют большой пустующий участок земли, который когда-то использовался для военно-исследовательских целей. Под Новый год туда вдруг потянулись вереницей грузовики с химическими отходами.

«У меня начали слезиться глаза и потекло из носа. Соседка тоже забила тревогу: у нее ребенок страдает аллергией, — рассказывает Светлана. — Мы стали звонить в местное отделение полиции, Госадмтехнадзор, администрацию поселка, но нас все вежливо посылали. Одни говорили, что мусор возят по распоряжению властей, другие — что поле давно выкуплено и хозяин может делать с ним все что захочет».

Тогда жители близлежащих домов организовали что-то вроде «дорожного патруля»: мужчины, вооружившись садовым инвентарем, пробовали преградить грузовикам дорогу, но силы были неравны. К счастью, на помощь жителям пришли сотрудники люберецкой полиции — они и прекратили дальнейшее разрастание химической свалки рядом с жилыми домами. Однако жителям объявили, что поле скоро будет застраиваться, поэтому их спокойной жизни пришел конец.

«Не представляю, как можно оставлять здесь эти ядовитые отходы. От них даже вороны с ума сходят. Наклевались этой отравы, а потом чуть не заклевали до смерти моих кошек», — возмущается Светлана. Но вороны-мутанты — не самое страшное зло, которое ожидает жителей после того, как поселок начнут застраивать…

фото: Наталья Мущинкина
Парковка около станции Томилино уже сейчас заполнена до предела, люди предпочитают ездить на работу на электричке.

«Кантри лайф»

Томилино — очень старый поселок. В XIX веке здесь были владения князей Оболенских, а после строительства железной дороги началось бурное строительство дач — говорят, первый дом построил купец Томилин, в его честь населенный пункт и получил свое название.

Железная дорога разрезает его на две части: с одной стороны — многоэтажная жилая застройка, современная городская инфраструктура, передовые производства, как, например, завод «Звезда», где делают скафандры для космонавтов. С другой — старые дачи, новые коттеджи, вековые сосны, пруды, а вокруг — бывшие совхозные поля. Вот они и стали миной замедленного действия для сельской части поселка.

В 90-е их тихо приватизировали «свои» люди и так же, по-тихому, собирались застроить. Но по-тихому не получилось. За 20 лет гражданское самосознание и активность населения заметно выросли — люди выражают недовольство действиями чиновников и застройщиков.

На одном поле, рядом с деревней Жилино, планируют построить огромный микрорайон; на другом — речь как раз о Радиополе — девелопер планирует поставить жилой комплекс с очень странной планировкой: на этаже будет 11 квартир, причем все они однокомнатные.

«Ясно, что общагу строят, — возмущаются люди. — Заселят гастарбайтеров, а нам куда — продавать дома и уезжать или свой Майдан создавать?.. Мы не против строительства как такового, понимаем, что пустой земля не останется, но не хотим, чтобы наш одноэтажный поселок застроили многоэтажками и превратили в город».

Жители уже не первый год ведут борьбу с местной администрацией, пытаясь сохранить традиционный малоэтажный облик и привычный сельский уклад своего поселка. Они считают, что в основе всех метаморфоз, которые произошли с бывшими совхозными полями, лежит коррупционная составляющая. Основанием для этих подозрений служит то, что чиновники не считаются с мнением населения. Сначала вопреки результатам публичных слушаний изменили назначение земли, предназначенной под сельское хозяйство и индивидуальное жилищное строительство, под многоэтажное строительство, а потом наперекор жителям утвердили проект планировки территории под высотную жилую застройку.

фото: Наталья Мущинкина
Светлана, жительница поселка: «На Радиополе собираются построить общежитие, а пока засыпают площадку ядовитыми отходами».

Заселяйтесь и уплотняйтесь?

На поле около деревни Жилино (56,6 га) застройщик планирует построить 43 жилых дома разной этажности, от 3 до 12 этажей, там будет 12 630 квартир, планируемое население — 13 440 человек. Кроме этого строители собираются возвести две школы, три детских сада, детскую и взрослую поликлиники и другие инфраструктурные объекты. Эти данные приводит в своем ответе заместитель начальника Главархитектуры Московской области Надежда Зыкова.

Первое, что настораживает в этой статистике — огромное количество квартир в новом микрорайоне. Либо этажность домов должна быть выше, либо количество подъездов в этих домах должно зашкаливать. Второе. Застройщик указывает слишком маленькое число жителей в своем ЖК. Получается, что в каждой квартире будет жить по одному человеку? Бред какой-то. Если же исходить из того, что семья, как правило, состоит из двух, трех и более человек, значит, прирост населения может составить от 20 до 30 тыс. человек. Для сравнения — в Томилине сейчас 31 тыс. жителей!

Инфраструктура поселка — и прежде всего ее транспортная составляющая — на такую плотность застройки и удвоение жителей не рассчитана. Улица Колхозная, главная местная магистраль, уже сейчас представляет собой одну сплошную многокилометровую пробку, а если здесь построят новый микрорайон — это приведет к полному коллапсу всей дорожной системы. Причем пострадают не только местные жители, но также из соседних населенных пунктов, улицы Колхозная и Пушкина являются частью региональной автодороги Часовня — Томилино.

На публичных слушаниях, когда обсуждался проект застройки территории, жителям пообещали, что на улице Колхозной поставят два светофора, которые будут регулировать въезд и выезд новоселов на шоссе, кроме того, дорога в скором времени будет реконструирована и расширена до 4 полос, поэтому проблема транспортной доступности потеряет свою актуальность. Но люди отказались верить в голословные обещания. Они отправили запрос в областной «Мосавтодор» и получили прямо противоположный ответ: «расширение проезжей части улицы Колхозная не предусмотрено».

«По утрам в Москву на машине не добраться, многие уже сейчас поставили машины в гараж, а на работу ездят на электричке. Но железная дорога тоже с каждым годом справляется с таким наплывом пассажиров все хуже и хуже, — говорит член инициативной группы Марина Ульянова. — В час пик поезда приходится брать штурмом. А что будет, когда здесь вырастет новый микрорайон и появится еще 12 тысяч машин, ведь у каждой семьи теперь есть автомобиль!..»

Сама Марина тоже несколько лет ездила на работу в Москву, но потом поняла, что с нее хватит — тратить по нескольку часов на дорогу в пробках или мять бока в электричке больше не осталось сил. Ей повезло найти работу в поселке, но рабочих мест в Томилине недостаточно, поэтому перспектива обрести на местном рынке труда целый микрорайон потенциальных конкурентов коренных жителей пугает не на шутку. Впрочем, они уверены, что новоселы лишат их не только работы рядом с домом, но и всех социальных благ, которые имеются сейчас в поселке.

«Администрация пытается убедить нас, что этот проект необходим области и полезен району, так как застройщик обещает помимо жилья построить еще несколько социальных объектов и выделить 100 квартир молодым специалистам-бюджетникам, врачам и учителям, — говорит Любовь Вешнякова, еще одна активистка Томилина. — Но, во-первых, решение строить многоэтажки фактически в сельской местности идет вразрез с обещанием губернатора отказаться от высотного строительства там, где уже сложился облик малоэтажной застройки. Не слишком ли это высокая цена за сто бесплатных квартир для бюджетников? А во-вторых, сейчас вся инфраструктура поселка — социальная, инженерная — худо-бедно справляется с нуждами жителей. Так что обещанная «социалка» нужна не нам, а самим новоселам, вот только запланированное количество соцобъектов явно недостаточно на такой огромный микрорайон».

фото: Наталья Мущинкина
Несмотря на запрет властей продолжать строительство, на площадке продолжается бурная деятельность.

Народный гнев

Вся социальная нагрузка на данный проект рассчитывалась исходя из заявленного застройщиком (компания «Томстрой») количества новоселов. А чиновники просто не удосужились проверить цифры (что сомнительно).

Ошибку обнаружили жители, хотя проектную документацию проверяли и муниципальные власти, и областные. Проект прошел Градсовет и был утвержден, однако потом власти были вынуждены остановить стройку и отправить проект на доработку. Девелоперу предложили довести количество инфраструктурных объектов до норматива. Компания в свою очередь подала в суд на муниципалитет за то, что тот отозвал разрешение на строительство. Кстати, на суде выяснился еще один факт: новое строительство нарушает охранную зону Успенской церкви. Двенадцатиэтажные дома будут загораживать памятник культурного наследия, изменят видовые характеристики местности, которые сохранились с конца XIX века.

Временная остановка строительства, говорят люди, — это только полпобеды. Чиновники и застройщик заодно: первым нужны инвестиции, последнему — прибыль, они договорятся и вместе найдут лазейки в законах, регламентах, чтобы возобновить стройку. Поэтому останавливать протестную деятельность население не собирается.

Недавно в Томилине состоялся многотысячный митинг против многоэтажной жилой застройки. Пришли молодые родители с колясками и жители преклонного возраста, обладатели шикарных особняков и скромных шести соток. Люди полны решимости защищать свою малую родину. Лозунг «Любимое Томилино в обиду не дадим» наиболее точно передавал настроение всех собравшихся.

«Градостроительная политика в Подмосковье совсем не изменилась с приходом нового губернатора. Она строится в интересах застройщиков, тех, у кого большие деньги. А мы, коренные жители, для чиновников — пыль под ногами, — говорили с горечью люди. — Но мы ведь тоже собственники, и если нашу землю объединить, то ее получится гораздо больше, чем те поля, которые сейчас застраивают…»

Действительно, большинство участников митинга — это постоянные жители Томилина, у них нет другого жилья, они работают, исправно платят налоги и вправе ожидать от власти адекватного, уважительного к себе отношения. Однако никто из чиновников на всех этажах административной пирамиды, как в местном муниципалитете, так и в областном правительстве, не пожелал вникнуть в проблему томилинцев.

Из переписки с различными инстанциями люди собрали огромный том: на все свои больные вопросы «по существу» они получают лишь отписки, составленные по шаблону. Смысл этих депеш сводится к стандартной формулировке: «расчетные показатели интенсивности использования территории не противоречат нормативам градостроительного проектирования Московской области от 16.01.2012 г.».

Позвольте, а как же новые региональные градостроительные нормативы проектирования (РГНП)? О них чиновники из областного минстроя и лично губернатор Андрей Воробьев неоднократно рассказывали прессе и жителям. Главным пунктом его предвыборной программы стало обещание наложить мораторий на высотное строительство в области, остановить неконтролируемую многоэтажную жилую застройку, особенно в сельской местности, создать в регионе комфортные условия проживания. Чего стоят все эти пустые слова и обещания, если на практике строительство ведется по старинке?

Опять же областной Градсовет, по словам Воробьева, создавался, чтобы решать конфликтные ситуации между жителями и застройщиками, причем подмосковное правительство обещало, что новая структура будет в первую очередь защищать интересы населения, а фактически в приоритете по-прежнему бизнес. Уже несколько раз правительство области объявляло о вступлении в силу новых региональных градостроительных норм, о том, что никакое строительство без утвержденного генплана вестись не должно, но проходит месяц за месяцем, а воз и ныне там. Такое впечатление, что чиновники специально затягивают этот процесс, чтобы пропустить через Градсовет все коммерческие проекты тех компаний, чьи интересы они лоббируют.

Массовые протесты жителей против многоэтажной жилой застройки — своеобразный тренд Подмосковья. Ситуация, складывающаяся сейчас в Томилине, характерна для многих и многих населенных пунктов области. Недаром на митинг в Томилине съехались представители инициативных групп из Химок, Раменского, Железнодорожного, Жуковского и соседних Люберец. Активисты делились опытом своей протестной деятельности, учили, как нужно отстаивать свои позиции, общаясь с чиновниками. Своеобразный мастер-класс провела Евгения Чирикова, которая напомнила, что только упорная системная борьба ведет к победе. Так, жители поселка Селятино все-таки сумели защитить свой лес. В помощь чиновников простые люди уже не верят. Поэтому различные марионеточные общественные советы и сообщества, созданные по указке сверху, уже никого обмануть не могут. В частности, жители жестко критикуют то, как идут выборы кандидатов в региональную Общественную палату. В конце концов, потеряв всякую надежду на то, чтобы хоть как-то влиять на власть, подмосковные общественные движения решили объединиться и создать свою альтернативную Народную палату Подмосковья, в которую войдут представители 72 муниципалитетов области.

«Нас выдавливают со своей земли, многие дачники уже поддались панике и продают дома и участки, люди напуганы надвигающимся строительством и пытаются избавиться от недвижимости, пока она не упала в цене, — говорили участники митинга. — Но мы, коренные жители, не прекратим борьбу. Если нас лишат собственности, нам останется одна дорога — создавать свой, подмосковный Майдан!»

Недавно подмосковные власти объявили, что теперь будут регулярно составлять рейтинг муниципалитетов, и один из главных его критериев — уровень доверия жителей. Судя по оценкам, прозвучавшим в адрес томилинской администрации на митинге, главе уже сейчас пора уходить в отставку. Но боюсь, что народный гнев на этом не остановится. Лесной пожар тоже начинается с крошечной искры, а если вовремя не потушить очаг возгорания, он охватывает огромные территории. Как бы этот вотум недоверия в отношении действий конкретного муниципалитета не охватил все этажи подмосковной власти.

Андрей Воробьев получил на выборах на пост губернатора беспрецедентную поддержку населения, но кредит доверия, как и любой другой, надо возвращать. Время платить проценты.



Партнеры