Я МИЛОГО УЗНАЮ ПО КОЛГОТКАМ...

1 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 1179

"В жизни всегда есть место подвигу!" — рявкнул моржовоусый Буревестник, забыв уточнить, что подвиги совершают не только под красными знаменами. Жить и решать лирические проблемы нетривиальным способом в рашен-мезозое — тоже подвиг. Секс-меньшинства в России испокон звали "меньшевиками", в последнее время их также называют "субъектами педерации". Голубая субкультура составила целый пласт речи. Здесь и классификация "девок" по "месту работы" ("клозетная", "банная", "вокзальная", "пассиврюга", "надомница", "невозможница"), и философские озарения: "Вся эротика — возле ротика", переходящие в лозунг: "Перекуем мечи на орала!" — Неоткрытый закон Гей-Люссака: "Все мы мужчины — до первого мужчины". — Строевой приказ: "На спермный-второй, рассчитайся!". — Диалектическое наблюдение: "Поцелуй — это звонок в нижний этаж", а также переосмысление народной пословицы "Зубов бояться — в рот не давать". Подробно разложены по полочкам сексуальные позиции ("семьдесят один", "шестьдесят девять", "хошимин", "бабаджанянка"). Житейская мудрость: "С милым рай в шалаше, если милый атташе" — соседствует с основным вопросом бытия "голубых" жеманниц: "Ты будешь меня сегодня мять-топтать?". Форма сексуального бытия в координатах загнивающего Запада скрыта в туристическом маршруте "В Роттердам через Попенгаген". Впрочем, основное содержание гей-термина "маршрут" сводится к прогулке от станции метро "Охотный ряд" по "Стометровке" (вдоль здания Госдумы) к Большому театру. Ориентиром на "маршруте" здесь может также служить знаменитый "Градусник" — гигантский термометр на одном из домов Тверской улицы. Большую роль играет гей-термин "вьюжность" — степень гомоэротичности и корневые словообразования: "вьюжиться" — знакомиться с партнерами; "реакция на вьюжность" — раскручивать клиента; "дома творческой вьюжности" — Дом композиторов и Дом художников... Знаменитое название "Плешка" попеременно присваивается то скверу перед Большим театром, то Комсомольской площади, то задворкам Политехнического музея, куда некоторое время назад — к памятнику героям Плевны — переместилось место голубых встреч. Балетный скверик оброс названиями, как поросенок петрушкой: Авеню Похабель, Гомодром, Голубятня, Плешь-центр, Плинтус-стрит, Рюс-Пидарас, Клуб свободных эмоций. Речь его обитателей полна голубой эзотерики: "Подруга, ты не знаешь две последние цифры его телефона?" — обращается одна "девка" к другой, показав на проходящего "сперматозавра". — "Шестнадцать!" — со знанием дела отвечает та, закодировав мужские параметры объекта. В координатах голубого фольклора существуют и песенные контаминации. Лирическое мурлыканье: "Я милого узнаю по колготкам..."; романсовое сожаление о поре увядания: "Отцвели уж давно хризантемы в заду..."; народно-задушевное: "Городок наш ничего, Населенье таково: Сексуальные меньшинства Составляют большинство". Целая субкультура сложилась вокруг певца голубой романтики Бориса Моисеева. Являясь национальным достоянием России, БМ заполонил собою свободную сексуальную нишу и воплотил в телодвижениях и припрыжках великие слова классика: "Печально я гляжу на ваше по колено..." Борман, Борюся, Берта, Мамочка, Дитя Порока, Падший Ангел — вот далеко не полный ассортимент прозвищ единственного секс-танцора России. После того, как он признался в одном интервью, что в былые годы один из парт-боссов спросил хлопотавшую за него Аллу Борисовну: "Что это за оно с вами пришло?" — к нему прилипла кличка Оно. Сам танцор просит себя называть просто Крошка Боря: "Перед вами — не народный артист республики, не заслуженный... А так — просто крошка Боря Моисеев. Вы ждали встречи со мной — не лгите себе! — и я хотел с вами встречи!" Фольклор вокруг БМ, в координатах голубой культуры соперником Оскара Уайльда, — частушки, анекдоты, сплетни: Моисеев танцевать Любит, аж летает! Ничего ему, видать, В танце не мешает. n n n Анекдот. "Звонок в офисе Моисеева. Секретарь идет к телефону. Борис Моисеев вослед: "Если это Пенкин, Шура или Наджиев, меня нету. А если Леонтьев или Киркоров, я возьму". — "Боря, тебя девушка!" Вокал БМ пользуется успехом. Стоило ему исполнить в "России" ретро-хиток "Если бы парни всей земли...", как бальзаковские дамы с гастрономическими брюликами в ушах осыпали воздух судорожными поцелуями, переходящими в овации, и исторгли из грудей в криминогенном декольте плач: "Ах, почему я не парень всей земли, ах?!" "Дедушкой" именует себя великий театральный реформатор Роман Виктюк, спектакли которого вытряхивают даже зал лохов в каком-нибудь Говнодавино. В спектаклях "Неутомимого Баттерфляя" исчезает микроскопическая разница между мальчиковыми девочками и девочковыми мальчиками и торжествует всепобеждающая дуракоупорная одуванчиковость — как признак пола, сексуальная ориентация, конституция души и диагноз. Лексикон маэстро замешен, как на цементе, на двух терминах — "манюрки" и "чичирки" с модификациями "манюрища" и "чичирюська". Сам РВ распространил свою просветительскую лингвистику аж за океан. — Американцы, например, с моей помощью выучили, что женский половой орган называется манюркой, мужской — чичиркой, а то, что происходит между манюркой и чичиркой, — хэдзелкой. Правда, потом, когда я научил их истинным терминам, они были страшно удивлены и сказали, что придуманные мною названия лучше. Но я так и не смог объяснить им, почему слово из трех букв, употребленное с предлогом "ни" и "до", в корне меняет свой смысл... Кратчайшее расстояние между двумя душами равно длине чичирки... Не плачьте, маэстро! Будет и на нашем стрите селебрейшн! Примечателен сленг "розовых двухстволок", как именуются поклонницы любви во вкусе Сафо. Распределение обязанностей в "семье" (не путать с "Семьей"!) привело к дифференциации девочек-припевочек: глава розовой ячейки общества получила клички Актив и Володя; ее жена именуется Девочкой-припевочкой, Коровкой и Лапушкой. Иногда в "семье" встречаются Универсалки (они же — Обоюдки). Эти весной способны на все, а зимой — на все остальное. Обращение в "семье" отмечено нежной лепотой: "Душка", "Козочка", "Королева", "Мисочка"... Кстати, эти же обращения бытуют и в гей-среде, подтверждая мысль сатирика: "Голубые мечты особенно хорошо смотрятся сквозь розовые очки" (А.Самойленко). Розовый лексикон за последнее время избавился от заусенцев уголовного жаргона вроде "кобёл", "кабан", "ковырялка", "баба с яйцами" и противопоставил им изящную "гражданскую" терминологию. Сами себя девочки называют "лесбочки", "шоколадницы", "фриловушки с силикончем". Новенькая в тусовке — "нулевая герла" и "витамин С". Место тусовок — "лесбище" (одним из них является "Рубанок" — дворик Московского Университета на Манеже). Любовные игры получили обозначения: "испанские страсти", "лезуан", "лекаро", "фильдероз", "пробовать пальчик". Стремление перекрасить весь мир в розовое приводит к переименовыванию всего и вся: отсюда даже появление такого транспортного средства, как "тролебос". Розовая субкультура представлена не только стихами Цветаевой, Парнок, знаменитой песней Юза Алешковского "Лесбийская свадьба", но и анекдотами. В баре мужик подходит к телке. Та: "Не по адресу, дорогой, я лесбиянка!" — "А что такое лесбиянка?" — "Видишь ту девочку? Так вот, я ее хочу!" — "Хм, значит, я тоже лесбиянка!" n n n "Что ты такой грустный, корешок?" — "Девчонку полюбил". — "Ну а она?" — "А она — другую..." И, конечно же, КВНовские фишки: "Никогда не отдам служить свою дочку в армию до тех пор, пока там не избавятся от бабовщины!"



    Партнеры