ТАНЦУЮТ ВСЕ!

19 марта 2000 в 00:00, просмотров: 296

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ В Вене, несмотря на разгулявшихся нацистов, не забывают соблюдать старые добрые традиции. И хотя многие знаменитости из-за сложной политической ситуации в стране выразили свой протест и на балы не приехали, они все-таки идут. Как всегда, с размахом. У австрийцев есть два занятия, которыми они не пренебрегают никогда — балы и лыжи. Сезоны идут параллельно и благополучно уживаются вместе. Без оглядки на травматизм. В будни — на балы, в выходные — всем семейством в горы. Нас интересовала светская часть австрийской жизни, и поэтому, несмотря на солнечную ласковую погоду, мы не стали бороздить склоны Альп и начали готовиться к первому в жизни балу. Самому что ни на есть настоящему. Перед тем как отправиться на этот праздник красивой жизни, нам предстояло насладиться еще несколькими развлечениями, которые непременно предлагаются всем туристам, прибывающим в австрийскую столицу. Этой весной, когда температура удерживалась еще в районе плюс пяти, вечерами на Ратушной площади пестро одетый народ под музыку накручивал круги на залитом тут же катке. Мы выпили по кружечке глинтвейна, взяли в прокате коньки и вышли на лед. При этом постарались не переломать столь необходимые для бала ноги. В последующие дни, изучив тонкости изготовления яблочного венского штруделя и настоящего венского кофе, насладившись полотнами Сезанна и павильоном с экзотическими растениями и бабочками, мы поняли, что пункт программы под названием "Искусство и наслаждение" (когда вы то осматриваете экспозицию, то вкушаете деликатесы) будет еще одним испытанием на стойкость. Еще чуть-чуть — и в бальное платье можно будет попасть только с разбегу. Поэтому кое в чем пришлось себе отказать. Знаменитый венский шницель был заменен на рыбу, а воздушное безе — на салат из фруктов. Сезон балов в Вене длится со второй половины ноября и заканчивается в марте, на Масленицу, по-австрийски "фашинг". Свои балы организуют юристы, врачи, владельцы фиакров, пожарники, слесари, охотники, кулинары, парикмахеры и представители прочих старинных и современных профессий. На балах принято дарить подарки, но только дамам — веера, брошки, медальоны или бальные записные книжки с карандашиком. У садовников гран-при — цветы, у меховщиков — норковая шуба, у кондитеров королеве вечера полагается мешок сладостей по весу гостьи. Есть альтернативные балы — для стильной молодежи и для стариков. Недавно возродили когда-то столь любимый дворянами бал прачек, на котором дамы отнюдь не аристократического происхождения появлялись в этаком трогательном кружевном белье. В любом случае оказаться белой вороной сложно. "Форма" оговаривается в приглашении. Если в билете написано "фрак цванг", значит, что мужчины должны быть непременно во фраке. Это касается самого пафосного бала, который проходит в здании Венской оперы. На него съезжается вся местная знать и именитые гости из зарубежья. Зал украшают 1500 цветов в горшках и 250 тысяч гвоздик, повсюду ветки сирени и олеандр. (В этом году в танцевальный зал пытался прорваться некто в костюме Гитлера. Персонаж был вышвырнут бдительными полицейскими. Среди наших ближнезарубежных персонажей, кстати, был замечен господин Нурсултан Назарбаев с супругой.) Стоимость билетов стартует от 60 долларов и зависит от статуса мероприятия и предлагаемых услуг. Например, если вы хотите заказать ложу на Оперном балу, эта причуда обойдется вам в 200 тысяч шиллингов (курс к доллару примерно 1 к 13). Для других балов подходит смокинг или обычный темный костюм. Дамы — всегда в бальных платьях. Знатные особы предпочитают покупать эксклюзивные модели в магазине "Popp & Kretschmer", где туалеты стоят от 7 до 70 тысяч шиллингов. Зато можно быть уверенной, что больше никто в таком наряде не появится. Бал, на котором оказалась ваша покорная слуга, устроили владельцы кофейных заведений. Не скажу, что мы там обпились кофе, но то, что вдоволь натанцевались, — да. Главный танец венского бала, конечно, вальс. И тут возникли трудности. Танец, давно подзабытый в России, в нашей журналистской группе почти никто танцевать не умел. А выглядеть на престижном балу достойно все-таки хотелось. В программе этот момент был учтен, и после посещения многочисленных выставок мы отправились вальсировать в одну из самых знаменитых австрийских школ танцев — "Эльмайр". О вальсе у нас было только отдаленное представление, явно недостаточное для того, чтобы не чувствовать себя лишними на венском празднике жизни. Надо отдать должное австрийцам: для них не уметь вальсировать — все равно что не знать, кто такой Штраус. Танцы — часть культуры и образования. С шестнадцати лет юноши и девушки посещают специальные школы, где их учат делать различные "па" и соблюдать правила бального этикета. У нас на освоение этих премудростей было минут тридцать. После доброго застолья в ресторане клонило в сон, а по телу приятно разливалась лень. Но, как только импозантный господин Томас Шефер-Эльмайер — внук основателя школы, кавалерийского офицера Вилли Эльмайера фон Вестенбругга Эльмайера — построил нас рядами "девочки напротив мальчиков", мы почувствовали прилив бодрости, а по телу пробежала нервная дрожь. Опозориться очень не хотелось. Но бояться не стоило. Куда переставлять ноги, нам объяснили крайне терпеливо и доступно. Оставалось только подчиняться. Итак. Сначала мужчины выбирают даму, с которой будут танцевать, и встают напротив нее. Затем кавалер подходит к барышне, говорит свое имя, и она произносит свое. Он подает ей левую руку, и они совершают подобие "круга почета". И после этого они начинают танцевать вальс. Понятно, что дамы без сопровождения на балу не появляются. Здесь все учтено. На танец с чужой дамой надо просить разрешения у ее кавалера. В этом случае "чужой" мужчина может рассчитывать не больше, чем на три танца. При этом дама может дать от ворот поворот и раньше, если партнер ей по каким-то причинам неприятен. (Например, у него не слишком удачный парфюм или, наоборот, дезодорирующие средства вообще отсутствуют.) Руку партнерши по возможности мусолить не следует. По этикету губы кавалера должны приближаться к дамской ручке на расстояние не меньше одного сантиметра. Чтобы не запутаться, кому вальс, а кому мазурку, дама должна положить в сумочку маленькую записную книжку и карандаш. Особым шиком считается сумочка с фирменной австрийской вышивкой. Чем больше стежков в рисунке, тем сумочка дороже. Мы же упорно учились танцевать вальс. Первая базовая фигура называется "каре": по квадрату — шаг вперед правой, левой влево, к ней приставить правую, левую назад, правую назад вправо, к ней — левую. Как на плацу, мы маршировали под команду "Айн, цвай, драй! Каре! Айн, цвай, драй! Каре!". Только мы успокоились, что все так просто, как господин Эльмайер усложнил задачу изменением углов шагов и поворотами на сто восемьдесят градусов. Нас едва не охватило отчаяние, но зазвучала музыка и закружилась голова (ее нужно повернуть немножко влево, иначе ваш вестибулярный аппарат не выдержит вращения) — ощущение действительно сказочное, теперь знаю не понаслышке. Когда наш урок подошел к концу, в зал вошли австрийские юноши и девушки, которым через несколько дней тоже предстояло отправиться на первый бал. К нашей радости, подростки тоже путались в ногах. И оставалась надежда на то, что на самом балу попадется надежный партнер. Желательно австрийского происхождения. Мы вышли из школы и никак не могли остановиться. Вальсировали прямо на улице. И на нас удивленно оглядывались прохожие. До бала оставались считанные часы. К девяти вечера зал дворца Хофбург заполнился трехтысячной нарядной толпой. В очереди в гардероб мы стояли минут сорок. Обстановка очень напоминала новогоднюю елку в Кремле. Наконец, мы получили свои номерки и направились к парадной лестнице. Всем дамам подарили элегантный парфюм. Мужчины с азартом заполняли бланки лотерейных билетов в надежде выиграть выставленный в вестибюле очаровательный серебристый "Пежо-607". В этом году среди гостей были представители французского дипломатического корпуса и высшего света Австрии. В толпе выделялись девушки в белых платьях. Это дебютантки — для них это "Бал Золушки", первый выход в свет. Девушки обязательно в белом и с небольшой короной на голове. Впрочем, попадались и дамы с рюшами из тюля, а на оголенных плечах виднелось живописное "тату". Бал — раз в год, и стильностью из-за него пренебрегать не хочется. Но общий стиль был все-таки "кринолинным". После официальной части Венский симфонический оркестр заиграл "Голубой Дунай" Иоганна Штрауса. Хотя и тут традиция в чистом виде соблюдается недолго. В кринолине танцуют и фокстрот, и буги-вуги, и даже — диско. В залах Хофбурга звучала музыка на любой вкус. Если вы устали танцевать, вы можете сесть за столик и заказать воды или чего-нибудь съестного. К нашему удивлению, где-то часам к трем утра проголодавшаяся публика начала заказывать добрые порции сосисок с хлебом. Но этот нюанс ничуть не снизил градус торжественности. Бал есть бал. Завершился он около пяти часов утра. И по традиции цветы, которыми были украшены хоромы Хофбурга, гости унесли с собой. Все Золушки стали принцессами. Вена—Москва.



    Партнеры