СИНДРОМ СВЯЩЕННОЙ КОРОВЫ

21 мая 2000 в 00:00, просмотров: 667

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ Минувшая неделя была объявлена аналитиками "победой Путина на всех фронтах". Дума без лишних звуков сделала премьером Касьянова: еще ни один кандидат в главы Белого дома не набирал такого числа голосов, и аж треть коммунистов оказалась в числе согласных. Господин Устинов "на голубом глазу" стал Генпрокурором — и сложилось впечатление, что Совету Федерации, собственно, все равно было, кого утверждать: Устинова либо Козака, чья кандидатура рассматривалась чуть ли не до последнего момента. Неважно, что из речей Касьянова абсолютно непонятно, к какой экономической программе склоняется правительство, а Устинов не смог ответить на единственный вопрос, который ему задали в верхней палате, — о расследовании по причинам кризиса 17 августа. "Я не готов..." — промямлил чиновник, который до того ни много ни мало десять месяцев ходил в "и.о.". Что до перестройки региональной власти, то комментарии от губернаторов — по крайней мере на момент, когда писалась эта колонка, — были самыми нейтральными, хотя их, губернаторская, власть и роль Совета Федерации ослаблялась на глазах... Причина такого благолепия проста: ни депутаты, ни сенаторы не хотят ссориться с президентом. "Я стараюсь запоминать удары, стараюсь, конечно, но не всегда получается, не хватает как бы злобы такой, хотя иногда нужна, наверное", — заметил Владимир Владимирович перед выборами. Похоже, пришла пора подсчета "запомнившихся ударов" и ответных действий. Это чувствуют многие. И многие боятся – "не попал ли я в черный список?". Меня поразил репортаж в одной газете (по слухам, ее акции принадлежат Березовскому, однако редакция до сих пор декларировала свою полную независимость и объективность) о митинге по поводу событий вокруг "Медиа-Моста". Хваленая журналистская солидарность рассыпалась в пыль. "Выступающие, имен которых мы намеренно не называем, чтобы их детей не дразнили потом в школе... Всем было немножко стыдно... Унизительная (это про митинг в целом. — Авт.) ситуация..." Егор Яковлев — как раз один из тех, чьих малолетних родственников, по мнению автора, должны были дразнить потом в школе (за несогласие с линией Путина, очевидно), — между тем рассказал, что многие издания, которые дотоле охотно соглашались участвовать в выпусках "Общей газеты", на сей раз отказались связываться с подготовкой номера, посвященного "мостовому" скандалу. Из уже названного принципа — не портить отношения с властью. "Внутренний цензор" разошелся и работает вовсю. Это как, не унизительно?.. Часть СМИ сейчас начали называть "оппозиционными". В оппозицию автоматом записывают тех, кто позволяет себе критиковать президента и его окружение. Вспомните, какие издания считались оппозиционными при Ельцине: "Завтра", "Советская Россия"... И обысков в них, напомню, не наблюдалось. Остальные были — просто прессой... Не того врага Родины ищут приближенные Владимира Владимировича, не там ищут. Есть гораздо менее обременительный способ поиска: внимательно посмотреть в зеркало. Хотя бы в то, которое им подставляют независимые СМИ. Именовать действия Владимира Владимировича "победой" — более чем рано. Пока речь идет только о расстановке тех или иных чиновников (многие члены старой ельцинской команды, судя по всему, сохранят свои места). И о планах, которые сами по себе недостаточно ясны. Если президент получит полностью контролируемый Совет Федерации — что вкупе с покорной Думой даст "карманный" парламент, — как в дальнейшем распорядится Путин этой властью? У Бориса Николаевича, при всем его авторитаризме, таких рычагов управления не было: Дума с ним пикировалась, губернаторы играли в свои игры... В будущем Владимир Владимирович сможет проводить через парламент любые законы. Только вот какие?.. Что за предпочтения у Путина в экономике? Да, вроде бы либерал. Но в парламенте по рукам ходят аж четыре — включая грефовскую — программы. И Михаил Касьянов намекал, что вариант Грефа ему не очень-то нравится. "Гора родила мышь" — так высказался премьер о работе Центра на Якиманской набережной. Выступить с посланием Федеральному собранию — а значит, с изложением своих экономических взглядов — президент должен 1 июня. Текст, по слухам, уже готов. Если он снова будет состоять из общих слов — получится, что выбор ориентиров еще не сделан, и вокруг права стать "главным программистом" продолжается нешуточная борьба. При всех этих неясностях можно, однако, сделать вывод. Кремль сгребает под себя власть, которая затмит даже ельцинский "монархизм". Страдая при этом "синдромом священной коровы": не замай, не тронь, не критикуй. Признаки не самые оптимистические. Я не голосовала на выборах за Путина. Но голосовала большая часть россиян. Они дали президенту кредит — доверия. Когда вам кто-то должен крупную сумму, вы обязательно будете следить за тем, как идут дела у должника. И если вдруг, не дай Бог, он придет к вам с парой-тройкой золотых ребят в черных масках и словами "А я тебе больше ничего не должен, отвянь", — ситуация будет не самая красивая. Доверие президенту деньгами не измеряется. Президенту доверили Россию со всеми закромами, флорой, фауной и народонаселением. Поэтому, когда "оппозиционная пресса" пытается объективно анализировать поступки новой власти, — поверьте, она заботится не о себе. Тут себе ничего, кроме хлопот, не наживешь. Она заботится о тех, кто отдал Путину свои голоса.



Партнеры