Казахстан, который мы потеряли?

В Астане Путин популярней Назарбаева

18 января 2002 в 00:00, просмотров: 575
  В новую фазу вступил в минувшем году процесс распада СНГ. На совершавшего недавно вояж по республикам Средней Азии министра иностранных дел Игоря Иванова было страшно смотреть. В каждой столице ему ясно давали понять: первую скрипку в регионе отныне играет уже не Москва, а Вашингтон.
     Остались ли у нас возможности вернуть утраченные позиции? Казахстанский политик Балташ Турсумбаев — один из людей, чье мнение по этому вопросу может быть крайне интересным. С одной стороны, в течение последних десяти лет он занимал самые высокие посты в государстве: первого вице-премьера, секретаря совета безопасности, посла в Турции. С другой — находящийся ныне в свободном политическом плавании Турсумбаев отличается от большинства других казахских слуг народа привычкой к публичной откровенности.
     — Можно ли говорить о том, что Средняя Азия и Казахстан окончательно переходят сегодня в сферу влияния США? И есть ли у России хоть какие-то шансы затормозить этот процесс?

     — Да, этого, к сожалению, нельзя отрицать. США в лице крупных компаний уже давно проникли в бизнес Казахстана, а в Средней Азии уже размещено несколько военных баз. При всем моем уважении к США этот процесс меня не радует. У нас совсем другая ментальность. Ментальность, наиболее близкая к российской. Именно поэтому мы в целом благополучно сосуществовали рядом с Россией. У наших народов много общих ценностей, которые принято называть евразийскими. Можно ли изменить это положение? Конечно, можно. Существует множество путей и вариантов. Один из них — это открыть в Казахстане двери российскому бизнесу. Не секрет, что при проведении приватизации в Казахстане преимущество было отдано западным инвесторам. А ведь вся структура казахстанской промышленности создавалась во времена Союза, в расчете на теснейшее взаимодействие с российской промышленностью. Я считаю, что руководство Казахстана должно принять глобальное политическое решение о сближении с Россией. Но вот способно ли оно на это? Сегодня, наверное, — нет. Другой важный вопрос: хочет ли этого Россия? Она ведь тоже должна понять и признать тот факт, что с Казахстаном у нее общая судьба. Россия должна вспомнить о своих соотечественниках в нашей республике и оказать им поддержку.
     — Какова доля вины официальной Москвы в том, что Россия и Казахстан все больше отдаляются друг от друга? И стала ли наша политика более умелой после прихода к власти Путина?
     — В период правления Бориса Ельцина политика России по отношению к Казахстану была неэффективна. Построенные в период существования Союза отношения между двумя республиками последовательно разрушались. В рамках СНГ Россия как бы Казахстан не замечала. Да, наш президент имел хорошие личные отношения с Б.Ельциным, но этим все и ограничивалось. Используя эти отношения, Н.Назарбаев мог решать в свою пользу некоторые политические вопросы. Но настоящей интеграции — ни политической, ни экономической — не было. Единственным результатом стало создание Договора о коллективной безопасности. Но сегодняшнее проникновение НАТО и США в Среднюю Азию перечеркнуло этот результат. С приходом к власти нового президента, Владимира Путина, у казахстанцев появляется надежда на то, что Россия наконец начнет замечать своего южного соседа. Это может быть удивительно, но сегодня в Казахстане, по результатам независимых социологических исследований, рейтинг В.Путина (46,4%) опережает рейтинг нашего президента Назарбаева (18,9%)...
     — А какова доля вины казахстанских властей? И как считающийся “великим интегратором” Назарбаев на самом деле относится к России?
     — На словах, в интервью различным российским СМИ, наш президент выступает за самое тесное сотрудничество с Россией. На деле же все происходит наоборот: Казахстан уходит от России все дальше и дальше. Любые попытки России решить какой-нибудь, хотя бы локальный вопрос в Казахстане считаются у нас “вмешательством во внутренние дела суверенного государства”. В качестве подтверждения можно привести имеющую место скрытую политику казахстанских властей по вытеснению из власти представителей русского населения. Имеются случаи физического воздействия на политиков, которые пытаются противостоять такой дискриминации. Но ни один такой случай не получил адекватной оценки ни со стороны казахстанских властей, ни со стороны российских. Еще одно подтверждение сказанному — это темпы миграции русского и русскоязычного населения из Казахстана в Россию: Казахстан уже покинуло более 2,5 млн. русскоязычных.
     — Сейчас у Казахстана меняется посол в Москве. Это как-то повлияет на отношения между двумя странами?
     — Кандидат в новые послы Алтынбек Сарсенбаев на протяжении многих лет занимал у нас должность министра информации и печати. Именно в бытность А.Сарсенбаева на этой должности и произошло резкое информационное размежевание между Казахстаном и Россией. Именно при нем резко сократился объем телевизионного вещания российских телеканалов. В наших СМИ постоянно звучит мнение о том, что приход Сарсенбаева на должность посла в России значительно сузит контакты между Казахстаном и Россией и только замедлит любую интеграцию наших стран. Еще Сарсенбаева очень хорошо характеризует сделанное несколько лет тому назад заявление: “Я как министр и как гражданин поддерживаю государственное моноязычие. Потому что это единственная гарантия сохранения казахского языка”. Как такой человек сможет работать в Москве?..
    




Партнеры