Одной правой

Павел Буре: “Если бы Игры стартовали завтра,то я был бы на льду!”

24 января 2002 в 00:00, просмотров: 237
  Главное событие предолимпийского периода — перелом руки лидера олимпийской сборной Павла Буре. Мы надеялись и верили, что вердикт врачей — операция или отдых от 2 до 6 недель, в зависимости от состояния больного, — не помешает всемирному любимцу выйти на лед Солт-Лейк-Сити. Но то, что он появится в форме “Флориды Пантерс” через 12 дней, язык не повернулся бы предсказать ни у одного специалиста. А уж то, что он со сломанной бросковой (левой) рукой забьет две шайбы...
     Когда корреспондент “МК” дозвонился до самого Буре, настроение у Павла было превосходное.
     — Чувствую себя отлично! В команде появился блестящий защитник-распасовщик Сандис Озолиньш. Брат в хорошей форме, кстати, на днях у него родился сын, и назвали его Максим. Мы выиграли последнюю игру, да и у меня самого все неплохо получается.
     — Да, но ведь вы сильно рискуете — при малейшем столкновении ваша травма может усугубиться, и вы подведете сразу две команды — “Флориду Пантерс” и сборную России, может, лучше передохнуть, полечиться как следует?
     — Большой хоккей и риск — словно слова-синонимы. Я выбрал такую дорожку и, естественно, рискую. Но не будьте таким пессимистом. Если бы я не умел рисковать, то моя карьера была бы закончена уже пару лет назад, когда я порвал крестообразные связки на колене. Но я не мог так закончить. Сейчас же я вынужден идти на риск хотя бы потому, что клуб находится за чертой плей-офф, а я должен отрабатывать деньги, которые мне платят. К тому же я не могу подвести партнеров и своего друга Майка Кинена (тренер команды. — Н.З.).
     — А как Кинен отреагировал на ваше желание выйти на лед с травмой?
     — Он сильно сомневался, советовался с врачами, но в итоге согласился.
     — Ничего себе согласился — вы почти не уходили со льда, играя сразу в двух звеньях. А как врачи позволили вам играть? Насколько мне известно, в НХЛ во всех проблемах, связанных с травмой игроков, обвиняют слуг Гиппократа...
     — Их тоже пришлось уговаривать. Правда, они, в свою очередь, предупредили меня, что вся ответственность в случае осложнений ляжет на мои плечи. Мне разрешили выйти на лед в специальном щитке, предостерегающем руку от ударов. Но травмированная кисть все еще болит. Правда, выходя на лед, я не пользуюсь заморозкой и не делаю уколов — терплю.
     — Вы некоторое время не тренировались, а это, как ни крути, — потеря формы, если быть объективным. Когда вы будете готовым на все сто? Может, к Олимпиаде?
     — Две шайбы за матч вы называете плохой формой? Я бы не отказался весь сезон терпеть боль и в итоге забить 160 голов (в сезоне НХЛ 82 матча. — Н.З.). Ну а если серьезно, то, конечно, сейчас больше времени уделяю подготовке — задерживаюсь после тренировок и кручу велосипед. Олимпиада? Пока ничего не могу загадывать. Скажу лишь одно: если бы Игры стартовали завтра, то я был бы на льду!
    
     P.S. В интервью американским газетам тренер “пантер” Майк Кинен заявил, что если кто-нибудь из соперников будет играть против Буре грубо, то он устроит на льду бойню. А потом добавил: “Ведь недаром пять наших игроков лидируют в списке самых агрессивных!”
    




Партнеры