Террор под микроскопом

Как победить рак и СПИД?

2 марта 2002 в 00:00, просмотров: 327
  Пока американцы безуспешно ловят Усаму бен Ладена, в мире безнаказанно орудуют два гораздо более страшных террориста. Имя им — рак и СПИД. И “требование” у них одно: чтобы человечество исчезло с лица Земли...
     По статистике, в России в 2000 году раком болели 480 тысяч человек. Ученые просчитали вероятность умереть от этой болезни и для каждого новорожденного в нашей стране. Получилось — 14,1% для мальчиков и 11,9% — для девочек...
     СПИДом официально болеют больше 180 тысяч россиян. Но уже сейчас медики бьют тревогу: при таких темпах роста эпидемии лет через тридцать она может достичь нынешнего африканского уровня!
     Больные с замиранием сердца следят за известиями из мира медицины, который время от времени разражается сенсацией: “Лекарство найдено! Самое лучшее, самое надежное!” Кажется, еще немного — и разрекламированное открытие поможет...
     Но все заканчивается очередным пшиком.
     Чего же на самом деле достигли ученые в деле борьбы с “террористами без границ”?
     И возможно ли вообще найти “стопроцентный” метод излечения?
Виртуальные проценты
     Онкологи утверждают, что рак на самом деле излечим — поправляется половина больных. Средства известные: опухоль удаляется хирургически, мелкие образования либо не замеченные хирургом очаги убиваются с помощью лучевой и химиотерапии. Однако цифра “50%” — весьма виртуальная. Ведь выздоровевшими считаются те, у кого нет рецидива в течение пяти лет. Насколько велик риск заболеть повторно? Ведущий специалист Центра онкологии им. Блохина, профессор Сергей Тюляндин, говорит: “Даже если опухоль еще не больше сантиметра, раковые клетки скорее всего разнесены кровью по всему организму, и новое образование может появиться где угодно...” Если какие-то клетки останутся в живых после курса лечения, скорее всего рак возникнет повторно.
     Клетки рака отличаются повышенной живучестью. Они могут делиться чуть ли не до бесконечности, им требуется для поддержания жизнеспособности намного меньше кислорода, чем здоровым собратьям, и их очень сложно убить. Во всяком случае, современная химиотерапия справляется не на все сто — от дозы лекарства, которая была бы в состоянии гарантированно уничтожить все раковые клетки, человек может скончаться куда быстрее, чем от самого рака.
     Нетрадиционная медицина тоже не сулит вожделенного выздоровления. Почему препараты, обещающие в рекламе победить рак, в основном называются “пищевые добавки”? Потому, что для получения “звания” лекарства надо пройти массу тестов и доказать свою полезность. Самые популярные среди “добавок” — всевозможные экстракты из акульих плавников. Еще недавно считалось, что акулы не болеют раком. Но последние исследования доказали, что это не так.
     Впрочем, ученые мира не теряют надежды подарить онкологическим больным “волшебный эликсир”. Вот лишь некоторые из существующих на сегодняшний день разработок.
Золотая пушка
     Причина возникновения рака — “поломка” в генах. Когда в каком-нибудь из них происходит нарушение, здоровая клетка уже не может произвести свою точную копию, она рождает клетку-“мутанта”, та, в свою очередь, производит на свет клетку с еще большими структурными изменениями, и так далее. В результате накопления “мутаций” и получается раковая клетка.
     Ответственность за запуск страшного механизма несет далеко не один “поврежденный” ген, виновата цепочка “поломок”, исследовать которую до конца пока не удалось. Но кое-что все-таки известно. Например, в ДНК есть ген, чья функция сводится к контролю: он следит, чтобы клетка, делясь, превращалась в свой здоровый дубликат. Если наблюдается сбой, ген-убийца посылает сигнал, и мутировавшая клетка тут же отмирает. А в раковых клетках ген-убийца перестает работать, и они делятся бесконтрольно.
     Ученые попытались заменить вышедший из строя ген-убийцу в цепочке ДНК на здоровый. Выглядит процедура так: золотые гранулы (микроскопические частички золота) “макают” в здоровые ДНК, а потом из генной пушки (специальный прибор с тонкой иглой) “выстреливают” в зараженные клетки. Предполагалось, что “здоровый” ген должен встроиться на место “больного”, но...
     Проблема в том, что это происходит далеко не всегда. Лишь микроскопическая часть здоровых генов встраивается в нужное место. Впрочем, ученые не оставляют попыток добиться результата. Одна из идей — сделать носителями генов не золотые капсулы, а вирусы, которые обладают большей “проходимостью” и “прицельностью”. Однако и здесь не все гладко. Как заставить вирус поразить именно опухолевую клетку, а не нормальную? К тому же вирус должен быть ослаблен по типу вакцины (ведь больному все равно, от чего умереть — от рака, чумы или СПИДа). А если он ослаблен, то не факт, что достигнет цели...
“Тюрьма” для клеток
     Для того чтобы начать расти, любая клетка должна получить к этому сигнал. Как правило, он поступает из соседних клеток и представляет собой сложный химический процесс. Сигнал улавливается рецепторами, которые покрывают поверхность клетки. Причем у раковой их в 120 раз больше, чем у обычной. А значит, для роста ей необходим значительно меньший импульс.
     Если блокировать рецепторы, клетка не сможет получать сигналы — опухоль перестанет расти. Сейчас изучается возможность блокировать рецепторы с помощью специального белка, который “садится” на поверхность клетки и “связывает” их.
     Но и тут не все гладко. Известно, что белок — вещество легко и быстро распадающееся. Так что блокирует рецепторы он весьма на непродолжительный срок. Продлить ему жизнь пока никак не удается...
     Любая клетка может делиться лишь определенное количество раз. Как только лимит исчерпан, она умирает. Регулируют процесс так называемые теломеры — специальные “наконечники” хромосом. С каждым делением теломеры уменьшаются. Как только они “стираются”, жизнь клетки прекращается. В свою очередь, жизнь теломеры регулирует вырабатываемая клеткой теломераза. В раковых образованиях ее гораздо больше, чем в обычных. Поэтому и срок жизни у опухолевых клеток длиннее. С этим можно бороться — достаточно ввести вещества, нейтрализующие теломеразу, — ингибиторы (от лат. inhibeo — останавливаю, сдерживаю). Тогда теломеры быстро изнашиваются, и раковая клетка перестает делиться.
     Проблема: ученые опять-таки не знают, как ввести ингибиторы, чтобы не страдал весь организм — нормальные клетки погибнут куда раньше раковых!
     Так что пока самыми эффективными остаются проверенные, традиционные методы лечения и удача конкретного больного. И все-таки наука не стоит на месте, и кое-какие достижения применяются уже сейчас. Так, например, уже известно, что около 10% случаев рака молочной железы носят наследственный характер. Причем установить наследственную предрасположенность к данной форме рака не составляет труда — достаточно взять на анализ кровь и исследовать ДНК. Правда, это, к сожалению, относится лишь к отдельно взятой форме заболевания...
Сказка про арменикум
     Если в Штатах в последнее время было очень мало новых случаев заражения ВИЧ, то у нас они прибавляются день ото дня. Так, в 1999 году ВИЧ подхватили 20 тысяч россиян. В 2000-м эта цифра достигала уже 59 тысяч... Такие темпы прироста — самые высокие в мире. Впрочем, нам все равно еще далеко до Африки. Если в России инфицирован ВИЧ один из ста человек, то на Африканском континенте — 15 человек на сотню.
     Как удалось заглушить эпидемию в Америке? Специалисты считают, что все дело в огромных финансовых вливаниях, которые в течение 20 лет вкладывались там в профилактику СПИДа. Однако лекарства, которое было бы способно победить уже развившуюся болезнь, нет до сих пор.
     Зато, как и в случае с раком, появляется масса “народных” панацей. Одна из самых разрекламированных — разработанный армянскими медиками препарат арменикум. В Интернете на специальных сайтах, посвященных СПИДу, не смолкают дискуссии: помогает ли арменикум? Голоса “за” и “против” делятся пополам... А вот ведущий научный сотрудник Российского центра по борьбе со СПИДом Сергей Кравченко прокомментировал “МК” свойства препарата однозначно: “Арменикум представляет собой соединение солей лития и йода и обладает неплохими антисептическими свойствами. После курса внутривенного введения арменикума содержание ВИЧ в крови снижается в 10 и более раз, однако после его отмены снова увеличивается. Кроме того, препарат достаточно токсичен...”
Восхождение на гору таблеток
     Основная мишень вируса СПИДа — лимфоциты. Как известно, лимфоциты играют главную роль в борьбе с разными инфекциями — распознают чужеродные тела и передают о них информацию, для того чтобы начался процесс борьбы — выработка антител. Вирус же “цепляется” за поверхности клетки, проникает в нее, встраивает в ДНК свою генетическую информацию. В результате лимфоциты разрушаются, их становится все меньше...
     Пока иммунная система функционирует нормально, многие бактерии человеку не страшны, но как только количество “иммунных” клеток снижается, человек тяжело заболевает. К печальным последствиям, например, может привести обычная простуда: лимфоциты активизируются — организм думает, что он вырабатывает антитела для борьбы с заразой, на самом же деле он “печатает” клетки ВИЧ.
     Сейчас лечение от СПИДа сводится к блокированию вируса на разных стадиях. Это продлевает больному жизнь. Но, к сожалению, не излечивает.
     По статистике, если еще пару лет назад в США от СПИДа в год умирало порядка 35 человек, то сегодня таких 1—2. Правда, чтобы добиться эффекта, нужно выпивать гору таблеток — по определенным правилам, по часам. Ошибешься — все насмарку.
     Врачи утверждают: только комплексная терапия может дать результат. Комплекс включает в себя несколько механизмов.
     Например, можно попробовать не дать носителю генетической информации вируса (РНК) встроиться в ДНК человека. РНК вируса состоит из одной цепочки. ДНК — из двух. Чтобы встроиться, вирусу приходится самому “доделывать” свою вторую цепочку. Уже разработаны препараты, которые способны этому помешать, — они вклиниваются в строящуюся вторую цепочку РНК и блокируют строительный процесс. Непосредственное участие в строительстве принимает фермент транскриптаза. Его работу можно блокировать другим классом препаратов.
     Но вот беда — вирус СПИДа может мутировать, приспосабливаться к лекарствам, и они перестают действовать. Как показывает практика, если принимать какую-нибудь одну группу препаратов, то ВИЧ может стать устойчивым к ним, и потом их будет бесполезно использовать. Поэтому и рекомендуется комплексное лечение. Однако вирус все равно живет в организме, он никуда не девается, и как долго будут действовать препараты, ученые предсказать не могут. К тому же таблетки слишком дороги: от 500 до 1000$ в месяц.
Дурнишник в кипятке
     Есть и новые перспективные методики борьбы со СПИДом. Медики подметили, что среди населения Земли есть некоторый процент тех, кто невосприимчив к вирусу. Оказалось, что лимфоциты счастливчиков или вовсе лишены рецепторов определенного вида (эдаких “щупалец”, распознающих “чужаков”), или эти рецепторы мутировали.
     Вот ученые и решили попробовать остановить вирус на пути проникновения в клетку — блокировать рецепторы. Для этих целей используется белок — он “оседает” на рецептор и делает его “незаметным” для вируса. Проблема та же, что и в аналогичном случае с раком. Белок слишком быстро расщепляется...
     Мечта ученых — разработать вакцину против СПИДа, чтобы организм сам сопротивлялся вирусу. Пока кое-какие наработки есть лишь в плане создания лечебной вакцины — она применяется для лечения уже заразившегося человека, а не для профилактики.
     И все-таки шанс у больных СПИДом в скорой перспективе получить новое лекарство достаточно высок. Причина тому — разрекламированность проблемы, на решение которой выделяются огромные деньги. Уже сейчас против СПИДа существует 15 препаратов, в то время как против гепатита их лишь единицы...
     В старинных русских лечебниках встречается такой, например, рецепт от рака: “Собирать дурнишник в августе ближе к осени. Вырывать с корнем. Не мыть, только очистить землю. Измолоть вместе с корнями, стеблем и листьями в мелкую крупку. Одна ложка на стакан крутого кипятка. Попарить с полчаса, накрыв чем–либо теплым. Пить в полугорячем виде после еды вместо чая каждый день не меньше трех стаканов, можно больше”. Конечно, с тех пор медицина шагнула очень далеко. Но больным, которых не могут вылечить и в XXI веке, от этого не легче...
    


    Партнеры