Допрыгались

Владимир СЛАВСКИЙ: “Решение отправить лыжников с Олимпиады было принято без меня!”

27 марта 2002 в 00:00, просмотров: 687
  Один из самых громких олимпийских скандалов — досрочная отправка наших двоеборцев и прыгунов с трамплина из Солт-Лейк-Сити без всяких более или менее видимых причин — до сих пор остается тайной, покрытой мраком. Брать на себя ответственность за содеянное никто не хочет, как, впрочем, и разбираться — кто же дал такое действительно нелепое указание...
    
     Из объяснительной записки главного тренера сборной команды России по лыжному двоеборью Владимира Сорокина:

     “...Мы возвратились в Олимпийскую деревню, чтобы сменить лыжи и готовиться к эстафете, но ко мне подошел работник группы Солт-Лейк-Сити-2002 Курсов Ю.А. и сказал: “Володя, вашу команду отправили домой”. Я удивленно ответил: “Вы что, с ума сошли — у нас завтра эстафета”. Он сказал, чтобы я пошел в штаб к Маматову В.Ф.
     Маматов В.Ф. спросил, сможем ли мы завтра быть третьими, я ответил — нет. Такие обещания ни один тренер не может дать вперед. Это спорт!
     ...Когда я принес авиабилеты для сдачи, то работник Госкомспорта России, отвечающий за отправку, сказал, что эти билеты переделать нельзя, их можно сдать только в Москве без возмещения денег (экономии тут никакой нет).
     ...Когда приехал президент Федерыации прыжков с трамплина и лыжного двоеборья Славский В.Ф. (он был на тренировке прыгунов с трамплина), я ему сказал, что нас отсылают, он был удивлен и обескуражен, но сделать тоже ничего не смог...”

    
     Президент Федерации прыжков с трамплина и двоеборья России Владимир Славский стал первым, кто решился заговорить начистоту. А “Московский комсомолец” — первым изданием, кому Владимир Федорович захотел рассказать, что же на самом деле тогда произошло:
     — Что уж говорить, это, пожалуй, самый беспрецедентный случай за всю историю Игр! Я находился в 60 километрах от Олимпийской деревни, на тренировке, когда мне позвонил Виктор Маматов и сказал, что руководством российской делегации принято решение отослать прыгунов с трамплина и двоеборцев в Россию. Я тут же вместе с прыгунами сел в машину и прибыл на “место происшествия”. И поэтому имею право утверждать, что решение принималось без меня... Когда приехал, то увидел, что у двоеборцев билеты уже забрали и увезли переписывать, а у прыгунов — как раз изымали. Маматов мне объяснил, что чартер летит полупустой и в целях экономии моих спортсменов придется отправить не в запланированные сроки, а прямо сейчас...
     — Почему же вы тогда всю ответственность взяли на себя?!
     — Потому что сразу, как только информация стала достоянием общественности, ко мне подошли американские журналисты и спросили: можно ли считать высылку спортсменов демаршем? Скандалов в Олимпийской деревне хватало и без нас, и, чтобы совсем не накалять ситуацию, пришлось ответить: дескать, ребят отправили потому, что у двоих спортсменов были травмы и продолжать соревнование дальше не имело смысла.
     — А вы остались на Олимпиаде до упора...
     — Не совсем так. Я улетел оттуда спустя два дня после скандала. Разбирался с остальными делами и менял билет, что тоже требует времени. Менял, кстати, за свой счет — те 430 долларов мне никто не собирается возвращать.
     — Неужели ничего нельзя было предпринять, ведь, когда вы приехали в деревню, спортсмены еще не улетели?
     — Да, но их билеты уже переделали. К тому же из руководства на месте был только Маматов. Мы к нему подходили всей толпой, объясняли, что у прыгунов есть вполне ощутимый шанс попасть в шестерку лучших.
     Понимаете, к тому времени наши двоеборцы были на девятом месте, а норвежцы, чемпионы мира, на десятом. Норвежцы потом перепрыгнули на пятое, и если бы мы остались, то, думаю, по крайней мере шестое место нам было бы гарантировано. У нас еще оставался спринт, к которому основательно готовились Баранников и Фадеев. Мы просили Маматова оставить хотя бы этих двух спортсменов с тренером, но он ответил, что решение уже принято и обжалованию не подлежит.
     — Была еще третья версия...
     — Совершенно непонятных версий было много. Одна из них, озвученная Маматовым по телевидению, совсем уж абсурдная: якобы спортсмены вставали в шесть утра, чтобы делать зарядку, хлопали дверьми и не давали другим спать... Да, они действительно вставали в шесть утра, делали зарядку и в семь ехали на тренировку. Но разве можно за это наказывать таким образом?.. Еще кто-то говорил, что нас выслали за то, что прыгуны и двоеборцы пьянствовали. Вот уж глупости: я тоже жил в Олимпийской деревне и уверяю, что никаких пьянок-гулянок не было...
     — Да, насчет пьянок. Говорят, в этом плане отличился Валера Столяров...
     — Не отрицаю, что он напился. Но было это уже в самолете, и сильно пьяным он вышел в “Шереметьево”. Драку, как сообщали, Столяров не устраивал, просто полез с кем-то выяснять отношения, ему дали по носу, забрали в милицию, составили протокол... Вот и все. Валера потом за дискредитацию нашей федерации и товарищей был серьезно наказан. В то же время, я его хоть и не оправдываю, но понимаю. Они всей командой четыре года пахали — и тут такое унижение со стороны руководства. Слава Богу, что они все не напились...
     — Кстати, как вообще ребята восприняли ситуацию?
     — Поначалу спортсмены не хотели лететь. Я им объяснил, что агрессия ничего не даст, кроме проблем у них же. На тот момент моей задачей было успокоить ребят. Это мне, считаю, удалось. И вообще приятно, что без всякого разговора и давления с чьей-либо стороны спортсмены дали прессе нормальные комментарии и заявили, что я тут совершенно ни при чем.
     — А у вас есть претензии к кому-нибудь конкретно?
     — Только к одному человеку — Виктору Маматову. Потому что он — руководитель делегации, последнее слово было за ним... К тому же, когда все вернулись в Россию, Маматов сказал Тягачеву, что выслать спортсменов его попросил именно я. А мне по телефону заявил, что это было решением руководства. Мне кажется, они все сознательно обманывают Тягачева.
     — Ради чего?
     — Была сделана ошибка, за которую никто не хочет отвечать. И пошло-поехало. Как в жизни бывает — одна глупость порождает другую...
     — А когда Тягачев узнал о том, что произошло?
     — Думаю, что одновременно с нами. Но ему преподнесли ее так: спортсмены проявили безволие, пили, вели себя некультурно... В общем, обманули.
    



Партнеры