“Маска” потеряла ориентацию

“Ленком” отправили пить кофе

17 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 1061
  В понедельник вечером “Золотая маска”, узурпировавшая право считаться национальной театральной премией, торжественно объявила свои результаты. Можно сказать, что “ЗМ” идет строго в фарватере современных политтечений: из 13 премий 7 получили питерцы, и теперь смело можно утверждать, что лучшие люди в стране у нас — из города на Неве. И это на сегодняшний день — лишь одна из национальных особенностей “Золотой маски”.
  
  
     На сей раз в церемонию привнесли две новации. Во-первых, ее провели в Большом театре. Во-вторых, ведущим церемонии был сам директор фестиваля Эдуард Баяков . Первое обстоятельство обеспечило мероприятию масштабность и основательность. Известно, что вставные оперно-балетные номера чему угодно придадут возвышенность. Во-вторых, ведущий господин Баяков, облаченный в длинный черный сюртук, вел церемонию в одиночестве и не допустил рядом с собой ни одной дамочки — хоть актрисы, хоть чиновницы. Был сам себе актер с тихим, проникновенным голосом. Длинный сюртук и элегантная седина придавали его словам оттенок надгробных речей, а всей церемонии в целом — траурный характер. Если учесть актерские амбиции г-на Баякова, то на следующем фестивале следует ожидать появления его фамилии среди номинантов на лучшую мужскую роль. И можно не сомневаться, что сам себе ее и даст. Но, как водится, чужими руками.
     Но бог с ней, с церемонией: на что-то оригинальное в этом антуражном деле рассчитывать не приходится. Главным остается суть — кто победил и насколько заслуженно. А вот с этим у “Масочки” проблемы были от рождения. Свою дефективность она подтвердила и на этот раз. И дело здесь не во вкусах — одним нравится спектакль или роль, а другим нет, — а в поступках руководства нацпремии, бесстыдство которого с каждым годом нарастает.
     Драматический театр: лучший спектакль — “Чайка” (Лев Додин, СПб) — долго смеялись над шуткою гости... Эта велосипедно-водная “птица” еще весной провалилась на театральной Олимпиаде, и ее устроители вынуждены были дважды понижать цены на билеты. У Додина это явная неудача, право на которую, впрочем, имеет любой художник, и “ЗМ”, судя по всему, должна утешить мэтра.
     Похоже, что начальники и эксперты премии до сих пор не могут определиться в своей ориентации: совместимо ли высокое искусство с кассовым успехом? Очевидно, поэтому жюри с затаенной мстительностью прокатило два самых успешных проекта прошлого сезона — “№13” и “Шут Балакирев” из Москвы, которые и плакать заставляют (один — от сострадания, другой — от хохота), и публику собирают. Правда, чтобы не поссориться с “Ленкомом”, его решили утешить призом зрительских симпатий в виде годового запаса кофе. Но такой подарочек от “Нестле” встанет ленкомовцам поперек горла.
     Про Петра Фоменко можно сказать, что награда нашла героя трижды, и очень даже справедливо. Но, увы, это вряд ли может служить основанием для учредителей “ЗМ” наконец построить ему театр, достойный масштаба дарования художника.
     Музыкальный театр (опера и оперетта): итоги здесь предсказуемы настолько, что это обессмысливает саму идею конкурсности. Лучший дирижер в опере — Валерий Гергиев , спектакль — “Сказание о невидимом граде Китеже”, режиссер — Дмитрий Черняков — все из Мариинки. Лучшими певцами названы Евгений Акимов и Татьяна Сержан в “Богеме” питерского “Зазеркалья”. Хотя как жюри могло предпочесть Акимова Владимиру Ванееву в партии Вотана (“Валькирия”, Мариинский театр) — не совсем понятно.
     “Граф Люксембург” Новосибирского театра музкомедии, единственный выдвиженец в номинации “оперетта”, был вовсе снят с пробега. Премию за лучшую женскую роль в оперетте тем не менее вручили Ольге Титковой. Музыкальное жюри демонстративно вручило две своих спецпремии балеринам, тем самым акцентируя слабость оперных номинантов этого года.
     Балет: здесь можно сказать лишь одно: для “Маски” балет — это все, что движется и шевелится. Думай она иначе, не стала бы объединять находящиеся в творческой войне два направления — балет и современный танец. Но “Маска” сделала это по-быстрому, наградив в единой номинации и балерину Наталью Сологуб (Мариинский театр, роль Маши, “Щелкунчик”), и Романа Андрейкина (Камерный балет “Москва”) — за современную пластику в танц-пьесе “Взлом”. Лучшим спектаклем современного танца объявлен спектакль... которого нет. В том смысле, что “Голос” труппы “Эксцентрик-балет” Сергея Смирнова (Екатеринбург) есть бессвязные акробатически закрученные танцевальные экзерсисы, лишенные драматургической и хореографический идеи.
     Лучший спектакль — “Коппелия” (Новосибирский театр оперы и балета. Реконструкция постановки Мариинского театра 1894 года, хореограф-постановщик Сергей Вихарев) — старые песни, и не о главном. Зато “Маска” криво улыбнулась Михаилу Шемякину , создавшему смелую версию старинного балета (Шемякина отметили только как художника). Не заметила Андриана Фадеева , создавшего в “Звуках пустых страниц” Ноймайера эффектный, сильный образ...
    
     P.S. Есть предложение: ввести новую номинацию “Пожизненная маска”.


Партнеры