ЛИТОВЕЦ ВСТУПИЛСЯ ЗА РУССКИХ

19 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 336
  “Ревизор”. Театр им. Вахтангова. Пьеса Николая Гоголя, режиссер — Римас Туминас.
     Только одно в этом спектакле производит ужасающее впечатление — бесцеремонное и панибратское отношение артистов с текстом Гоголя. Дело вовсе не в купюрах, которые возможны в любом спектакле и есть в этой постановке. Оставшиеся в литовско-русском “Ревизоре” хрестоматийно известные диалоги произносятся исполнителями ровно так, как им хочется. Иногда близко к автору, иногда далеко от него, и очень редко точно по тексту. Как-то стыдно и неловко и перед Гоголем, и перед литовским режиссером — он-то истово пытался понять “загадочную русскую душу”, а ее обладатели даже не удостоили классика зубрежкой.
     Лучшее, что есть в этом спектакле, — рассказ “литовского хуторского парня” Туминаса о русских людях. С такой любовью, нежностью и пониманием мы сами о себе говорить не будем никогда. Туминас поставил “Ревизора” прямо поперек наших привычных представлений об этой пьесе. Пафос обличения чиновников и взяточников его не волнует. Что делать, если люди так живут веками? Он не смеется над нами, не иронизирует. Он тоскует о потерянной близости. Так можно переживать о близком родственнике, который взял да и уехал — писем не пишет и носа не кажет.
     Его Городничий — человек вовсе не никчемный. Еще вчера он был героем и страну от француза спасал. Нынче правит в захолустье. Замышлял этот могучий человек прожить яркую настоящую жизнь, а вышло так, что вокруг одни ляпкины-тяпкины. Хлестаков этому Городничему послан как провокация судьбы — купился на слабого, нелепого, смешного человечка, даже полюбил его. И смертельно обманулся как никогда в жизни. Сыграй Городничего Михаил Ульянов, этому “Ревизору” цены бы не было. Однако на сцене Сергей Маковецкий, чья актерская природа напрочь лишена брутального начала. Да и играет он кусками — то подключается к теме спектакля, то бросает ее и начинает отчаянно комиковать, порой даже просто корчить физиономии.
     Вообще, эстетика литовца Туминаса оказалась для вахтанговской труппы сложновата. Особенно тяжело пришлось корифеям — Людмиле Максаковой (Анна Андреевна) и тому же Маковецкому. Единственный, кто истово и зачастую талантливо защищал замысел литовца в течение всего спектакля, — исполнитель роли Хлестакова молодой артист Илья Макаров.
    




Партнеры