ШТУРМующая рок

но слишком для него красивая

26 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 460
  В ней заложена склонность к экстремальному. Любит риск, смелых людей, ее подкупает способность на поступок. Сама — такая же. Носится на машине, на горных лыжах. Как угорелая. Полтора года назад (о чем “МК” сообщал) в Швейцарии доносилась. Наперегонки с ветром по горным склонам. Лыжи жалко — дорогущие. Гипс наложили от шеи до бедер. На полгода. Последний альбом у Натальи Штурм и так выходил три года назад. А тут и вовсе не до того, чтобы писать пластинку. В общем, совсем отошла от дел.

ШТУРМовая анкета

     Первый концерт, который посетила как зритель
     С детства я была загружена исключительно классикой, в юности училась в консерватории на вокальном отделении у Зураба Соткилавы, и мама меня водила по всем этим залам — Зал Чайковского, Большой зал консерватории... Сказать, что ребенок был офигительно как счастлив, я не скажу, но это воспитывало. И когда мне было 18, на концерт Елены Образцовой я пошла уже по собственному желанию. У меня не было ни билетов, ни финансовых возможностей. Поэтому я сделала хитро: деловитое лицо — и через служебный вход, будто я своя, при делах. А потом из консерватории я перешла на эстрадное отделение в училище. Естественно, сразу интересы изменились. Победила на конкурсе “Шоу-королева-91” и пошла на концерт Пугачевой. Рыдала. От счастья и от восхищения.
     Последний альбом, купленный за свои деньги
     Стинга любимого. Покупать же альбомы наших исполнителей у меня рука не поднимается, тем более они их сами дарят. Вот жду, когда мои любимчики из “Би-2” мне свой альбом подарят.
     Музыкальные увлечения, за которые сейчас стыдно
     В школе я еще застала время, когда нас загружали всякими комсомольскими песнями. А я училась в музыкальной школе и пела в хоре. Вся эта хренотень, конечно, прочно въелась в мозги. Мы же в это искренне верили, потому что ничего другого не знали. “Наш путь озарен орденами”, “Вечно радостны, вечно молоды, нам кремлевская светит звезда, пионерия, комсомолия, мы неразлучны всегда”. Апокалипсис. Парад уродов. Вспомнить — комедия.
     Музыка, которую заказала бы на свои похороны
     “Адажио” Альбинони. Эта музыка несет в себе величие, трагизм, благородство и отражает всю полноту жизненного пути человека. Ничего равного этой мелодии я никогда в жизни не слышала.
     Актуальные музыкальные увлечения
     Стинга обожаю. Полгода назад только его “Desert Rose” и слушала. На концерт ходила. Очень прикалывает группа “Offspring”. Под их песни сразу хочется штангу в руки брать и заниматься фитнесом. Нравятся Земфира, “Гости из будущего”. А под “Би-2” у меня кровь начинает бурлить внутри, когда я слушаю их музыку.
     Песня, автором которой хотелось бы стать
     “Не отрекаются, любя”.
    
     Но тут явился принц. Прекрасный. Молодой. Красивый. Мечта любой женщины. Она вся в гипсе, бочком, из клуба выруливала — к своему авто. У авто спустило колесо. Неприятность. Ручонками всплеснула. Растерянно оглянулась. А тут Его машина. Рядом. Помочь-то многие хотели. Но именно Его лицо особое доверие вызвало. И улыбка. Добрая.
     Ей еще четыре месяца в гипсе оставалось. “И что? — обалдело изумилась “ЗД”. — Все четыре месяца ждали?!” — “Ты меня не знаешь! — Моной Лизой ухмыльнулась Наталья. — Какой, на хрен, гипс меня остановит!”
     В общем, очарованный Игорь взялся первым делом привести взаимно очарованную Наталью в надлежащее состояние. А когда г-жа Штурм обрела форму, начал возвращать любимую к жизни. То есть — на сцену. Ездил с ней в студию, отбирал репертуар. Хотя сам — не бездельник и очень занят собственными делами. Любовь! Он же настоял на продюсерах. Чего по старинке корячиться? Современной певице без правильных продюсеров в наше время — что Зимнему без Штурма. Если ты не Пугачева...
     Культовые Игорь Силиверстов с Леонидом Величковским уж расстарались как могли и обычную, подзабытую Наталью Штурм превратили чуть ли не в помесь Бритни Спирс с Кристиной Агилерой. Мастаки.
     Со всем этим добром под названием “Зеркало Любви” г-жа Штурм совершила самый громкий, похоже, камбэк сезона.
     — Почему именно Величковский с Силиверстовым возникли на изломе вашего творческого пути, а не такая, допустим, продюсерская матерость, как Айзеншпис?
     — Во-первых, у меня было впечатление, что Юра Айзеншпис занят Никитой, а про Величковского и Силиверстова подумалось как-то само собой. Они молодые, занимаются девочками. “Стрелки”, “Вирус” — очень удачные проекты. Тем более, по слухам, они вроде подумывали еще об одном проекте. Почему не я? Мы поговорили. Они заинтересовались и взялись. Решили, что к альбому надо дописать еще несколько песен.
     — Они — люди более продвинутого формата, примодненного, так сказать. Вы же прежде числились в эстрадных дивах лирического толка. Как рубился сей гордиев узел?
     — Очень уместный вопрос. Мы первым делом записали песню “Бум” Александра Назарова, она как раз дансингового плана. Но почувствовали, что это не совсем мое. Все-таки и лирическая наклонность, и внешний облик, и манера двигаться на сцене... Моя публика — это люди, воспринимающие песни с текстами. Вот “Девочки примерные”. Музыка Игоря Матеты, потрясающие стихи Леонида Дербенева! Зал на этой песне рыдает, в оцепенении все находятся, настолько она сильная. Мы с Леней и Игорем пробовали много разных песен, кое-что записали. Что-то не получилось. Величковский в итоге признал: “Нет, твое все-таки — это “Зеркало Любви”, любовная лирика”.
     — То есть вся эта дансинговая луповость и, извините за выражение, трип-хоповость, которыми нашпигован альбомец, — кость в горле певицы?
     — Да нет же! Я от этого страшно кайфую. Моя лирическая сущность осталась как фундамент, базис. Что касается форм, то здесь, конечно, мы не отказали себе в удовольствии поэкспериментировать и даже похулиганить.
     — Похулиганить — это вы об этих роковых штучках в “Как же так”?
     — Вторая половина диска вообще вся выдержана в жестком режиме. Музыка для меня всегда была отражением настроения. Поскольку настроение менялось, вот и получилось таким образом. Если честно, меня всегда раздражало, что поп-музыку надо записывать синтетическими инструментами. А здесь появились достойные рок-песни. Только живые инструменты. Колоссальное удовольствие! В общем, материала в новом альбоме набралось на самую разную публику.
     — Усесться одним местом на несколько стульев — идея не новая. Но не разъедутся ли стульчики? Разная публика, разные форматы — и нашим, и вашим... Вдруг ваши не поймут, а наши не догонят?
     — Я всего лишь расширила диапазон, дописав данс, жесткие песни. Но пластинка одноплановая, ее цементирует лирика, умный текст. И нечего хихикать! В песнях ни одного слова не повторяется дважды. Это не “Ветер с моря дул”. Тексты у меня смысловые, но энергичные. Я очень эмоциональная, темпераментная, и это все логично вливается и в романтику, и в веселье, и в разухабистость. В любой стиль можно вложить мой романтизм и мою лирическо-сексуальную оболочку.
     — Сейчас артист считается состоявшимся или проект — удавшимся, если его взяли на MTV. “Зеркалу Любви” подобное, похоже, не светит?
     — Как раз MTV сказало, что на одну из песен в роковой стилистике они хотели бы видеть клип. Но мы сами пока решили не рисковать и пойти по старой дорожке романтической героини. Дальше посмотрим.
     — Чего смотреть-то? Рок сейчас на волне взлета. Вон “Ария” — с гастролей не вылезает.
     — Не буду переходить туда. Совершенно железно. Я слишком красивая для рок-исполнительницы.
     — В роке тоже не все уродицы...
     — Тогда я слишком одетая.
    
    



Партнеры