Золотой Тайванчик или оловянный болванчик?

Американские СМИ пошли по скользкой дорожке

3 августа 2002 в 00:00, просмотров: 1065
  Арест Алимжана Тахтахунова (Тайванчика) на Форте ден Марми в Италии вызвал большой ажиотаж в американских массмедиа, которые набросились на эту новость, как изголодавшиеся гиены на падаль. Но пока — о Фемиде. Федеральный прокурор Манхэттена в Нью-Йорке в уголовном обвинении против Тайванчика заявил, что тот придумал и осуществил аферу вместе “с другим русским гангстером и членом Российской федерации конькобежцев (их имена не называются. — М.С.) с целью гарантировать золотую медаль лучшим русским парам в катании на коньках, а для лучших французских танцоров на льду, одна из которых русская, тоже “золото”.
    
     Газеты пишут, что это обвинение “придает скандалу в Солт-Лейк-Сити более серьезный характер, чем просто кумовство и обмен баллами”. Кстати, если американская Фемида заполучит Тайванчика, которому шьют мошенничество и заговор с целью подкупа, то он может схлопотать десять лет тюрьмы и полмиллиона, а то и больше долларов штрафа.
     Итальянские власти уже передали ФБР информацию, основанную на подслушивании телефонных разговоров Тайванчика. Эти пленки являются частью расследования уголовной деятельности Тахтахунова. По сведениям ФБР, пленки содержат “откровенные беседы о сговоре между мистером Тахтахуновым и его соучастниками, а также между ним и госпожой Анисиной, которая родилась в России и выступает за Францию, и ее матерью”.
     Газеты приводят некоторые выдержки из подслушанных телефонных разговоров, которые “чудом” оказались в их руках. Еще в феврале в разговоре с матерью Анисиной Тайванчик убеждает ее, что дочь ее “получит первое место, если даже она упадет”.
     Джеймс Коми, федеральный прокурор по Южному округу Нью-Йорка, заявил на пресс-конференции, что из официальных олимпийских лиц Тайванчик “имел связи исключительно с русскими”. Прокурор сказал, что Токтахунов “связался с другим заговорщиком, как-то связанным с Российской федерацией катания на коньках, который был у него на побегушках”.
     Максвелл Миллер, адвокат французской судьи Ле Гунь, из-за которой разгорелся скандал еще в Солт-Лейк-Сити, утверждает, что на слушаниях, проведенных ИСУ, вопрос о влиянии организованной преступности не поднимался. “Я думаю, что создавшаяся ситуация обеляет мою подзащитную. Она была козлом отпущения и мишенью коррумпированной системы”.
     Нью-йоркский прокурор Коми дал такую характеристику Тайванчику: “Ему от 53 до 62 лет. Его считают теневой фигурой в российской организованной преступности. Он важная птица в международной евразийской мафии”. В изложении Джеймса Коми “послужной список” Тайванчика выглядит так: “Он занимался торговлей и контрабандой оружия и произведений искусства из России. Участвовал он и в заговоре с целью вымогательства десяти миллионов долларов у Российского спортивного фонда”. (Быть может, прокурор имел в виду федерацию? — М.С.)
     С 1989 года Тайванчик жил во Франции, но имел израильское гражданство. В Италии, по словам прокурора Коми, у Тайванчика было “три резиденции — в Форте ден Марми, Риме и Милане”. Согласно обвинению, Тайванчик “завязал отношения с фигурным катанием еще в 2000 году, когда он предложил мистеру Гэллаге (девятый президент федерации. — М.С.) создание профессиональной хоккейной команды в Париже, чтобы увеличить доходы французской федерации по конькам”. (Любопытно, что в приложенных к обвинению прокуратуры показаниях ФБР имена Дидье Гэллаге и Анисиной не упоминаются, хотя по описаниям нетрудно установить, о ком идет речь.) На допросе Гэллаге сказал агентам ФБР, что в ходе зимних Олимпийских игр Тайванчик просил его похлопотать о продлении своей французской визы, срок которой вскоре истекал. Когда Гэллаге связался по этому вопросу с французскими официальными инстанциями, то ему посоветовали не рыпаться, ибо “деньги мистера Тахтахунова — плохие деньги”. (Из показаний ФБР.)
     5 февраля итальянские “слухачи” записали разговор Тайванчика с другим российским мафиозо, у которого он требовал номер телефона некоего лица из Российской федерации катания на коньках. Мафиозо ответил Тайванчику, что это официальное лицо “близко к нам. Он хороший парень, и он сделает это”. Несколько раньше был записан звонок матери Анисиной Тайванчику, что, по мнению правоохранительных органов, и было причиной его разговора с коллегой-мафиозо. Еще через неделю, когда Бережная и Сихарулидзе уже получили “золото”, Тайванчик вновь позвонил коллеге-мафиозо. Тот сказал Тайванчику следующее: “После такого удовлетворительного исхода состязаний ты можешь позвонить матери или отцу танцовщицы (Анисиной. — М.С.) и сказать им, что все будет о’кей”. Затем коллега-мафиози добавил: “Наш Сихарулидзе упал. Канадцы были в десять раз лучше, но тем не менее голос француженки дал нам первое место. Все идет так, как это нужно тебе”.
     Затем собеседники приступили к обсуждению предстоящего судейства танцев на льду, где, по их просвещенному мнению, главными фаворитами должны были быть французская и итальянская пары. Мафиозо говорил, что на стороне французов “пока только трое судей”, что необходимо заручиться голосами еще двоих, дабы “золото” досталось французам. Но он утешил Тайванчика, сказав, что “один наш, а другого гарантируют наши друзья”. (Здесь непонятно: “наш” — то есть русский судья или “наш” — то есть мафии. — М.С.) Участники телефонного дуэта опасались итальянцев, поскольку те победили Анисину и Пейзера на чемпионате мира в 2001 году. Тайванчик и его коллега еще раз возрадовались победе Бережной и Сихарулидзе, добытой с помощью французской судьи. “Французам ничего, кроме танцев, не светит”, — заметил мафиози. Здесь Тайванчик вновь сказал, что ему нужна французская виза, что Анисина хотела помочь ему, но Гэллаге оказался несговорчивым.
     12 февраля, за неделю до финала танцев на льду, Тайванчик в телефонном разговоре с матерью Анисиной сказал ей: “Представитель Российской федерации позвонил мне из Америки и заверил меня, что все будет сделано, — Анисина будет олимпийской чемпионкой”. Он добавил, что этот представитель имеет в своем кармане “двух или трех судей”.
     7 марта между Анисиной и Тайванчиком состоялся еще один телефонный разговор. По-видимому, поскольку дело было уже сделано, Анисина сказала Тайванчику, что ее дочь победила бы и без его помощи (ах, черная неблагодарность! — М.С.). Тем не менее она извинилась перед Тайванчиком за то, что не позвонила раньше и не поблагодарила его. Но это не ее вина. Запрет был наложен еще одним неблагодарным лицом — месье Гэллаге. Анисина сказала Тайванчику, что Гэллаге допрашивало ФБР, поскольку оно получило информацию об “участии” Тайванчика “в определении результатов танцев на льду”. Тайванчик пытался успокоить Анисину, сказав, что “все это нонсенс”, ибо “Гэллаге знает меня очень хорошо, он пытался помочь мне. Но позже он просто попытался запугать вас, чтобы вы больше не связывали меня с ним”.
     Такой вот “испорченный телефон”...
     Президент Федерации фигурного катания США заявила, что она “потрясена инфильтрацией русской организованной преступности в Олимпийские игры. Это — уголовное деяние и переводит весь инцидент в совершенно иное измерение. Это очень серьезное дело”. Уже раздаются голоса лишить медали Бережную и Сихарулидзе. Их канадские соперники пока держат язык за зубами и никаких интервью не дают. Американская печать, воспользовавшись делом Тайванчика, сводит счеты с экс-президентом МОК Самаранчем, “насадившим диктатуру, заносчивость и секретность”. Бьют и по новому президенту Жаку Рогге, якобы спустившему на тормозах скандал в Солт-Лейк-Сити. Спортивный обозреватель “Нью-Йорк таймс” Селена Робертс требует лишить медалей всех российских олимпийцев — участников последних зимних игр. “Дело уже идет не о разлитом молоке, а о разлитой нефти”, — пишет она. Другой спортивный обозреватель Эми Роузвотер выходит на высокие политические обобщения. “Если до падения Берлинской стены мы знали, что за судейством Восточного блока стояли коммунистические правительства, то сейчас в спорт вмешалась мафия”.
     Так протягивается еще одна “телефонная линия” — от Брежнева до Тайванчика...
    


Партнеры