СМЕРТЬ НА КРЫЛЬЯХ СОВЕТОВ

Нет самолета — нет проблемы

4 августа 2002 в 00:00, просмотров: 526
  Самолеты стали падать так часто, что, смотря в утреннем выпуске новостей кадры с мест катастрофы, трудно понять: это тот самолет, что упал вчера, или еще один?
     Одни специалисты уверяют, что так было всегда. Но в это почему-то не верится.
     Коллеги, которым в отпуск придется лететь на самолете, нервничают. Запасаются снотворным и валерьянкой. Или просто хлещут коньяк.
     Самый популярный среди них анекдот:
     — В самолете надо сидеть в хвосте.
     — Почему?
     — Когда самолет будет падать, тележка с выпивкой прокатится мимо...
     Другие специалисты нагоняют ужас. “Это — начало конца нашей авиации, — говорят они. — В России началась эра техногенных катастроф, и с каждым днем, месяцем, годом их будет больше”.
     А вот им почему-то веришь. Почему?
     Потому что трудно представить себе руководителя российской авиакомпании, который не спит ночами — только и думает, как бы списать побольше старых самолетов и потратить побольше денег на новые. Ну, не могу я себе такого представить. Не получается.
     А получается вот что...
     В стране очередная трагедия — падает самолет.
     Это страшно?
     Да. Женщины плачут, мужчины тоже.
     А что это значит для той авиакомпании, которой он принадлежит?
     Убытки? Да, безусловно, но...
     Самолету этому, уроженцу СССР, уже плюс-минус двадцать лет (таких в стране большинство). Его все равно через какое-то время нужно списывать и отправлять на свалку. А пока не начнет разваливаться прямо в ангаре — пусть еще чуть-чуть полетает. Ну, милый, еще чуть-чуть...
     Наверное, я, неспециалист, и чего-то тут не учел. Но как-то уж очень спокойными выглядят директора всяких “... линий”, давая интервью после очередной катастрофы. Правда, все-таки чуть-чуть недовольными, как, если бы их только что подняли с постели, не дали выспаться. Или опохмелиться.
     Вы спросите: а как же выплаты пострадавшим? Родственникам погибших?
     Вспомните, какие компенсации пообещали родным жертв последних трагедий. Плюс-минус 100 тысяч рублей. Близкие погибших в сбитом украинской ракетой лайнере попытались было вчинить иск на сумму 500 тысяч у.е. за человека. И что?
     Ответчики на суд не являются. Слушания дел переносятся. Людям дают понять: не наглейте, получите по эквиваленту подержанных “Жигулей” и идите с миром сажать цветы на могилках.
     В России все то же самое. Максимум родственникам жертв могут в дополнение к мизерной компенсации дать бесплатно квартиры.
     Но даже если каждому погибшему в авиакатастрофе давать по квартире, это все равно в тыщу выгоднее, чем покупать новые самолеты.
     Новые самолеты стоят десятки миллионов долларов. Жизни людей максимум сотни тысяч.
     Гибель пассажиров, летчиков, стюардесс, если без эмоций вписать ее в дебет-кредит, куда дешевле, чем забота об их безопасности. Вот и все.
     ...А прокатится или нет мимо тебя тележка со спиртным — это уже вопрос философский. Лично я не уверен, что перед смертью хочется пить.
    


Партнеры