КАМИЛЛА, сидящая на миллиардах

11 августа 2002 в 00:00, просмотров: 562
  Оказывается, девяносто процентов своего национального дохода Голландия получает от цветов — от торговли цветами, семенами, рассадой и сопутствующими садоводческими товарами.
     — У нас торговать цветами сейчас тоже стало очень выгодно, — рассказывает Камилла Алексеевна Севастьянова, директор павильона цветоводства на ВВЦ. — Очень большие деньги на этом делают.
    
     Действительно, сейчас у нас какой-то бум садоводства — то ли благосостояние повысилось и появились свободные деньги, которые уже хочется тратить не только на шмотки и мебель, но и “на красоту”. То ли просто доросли мы до этого... Но цветочные магазины в Москве — теперь буквально на каждом углу, и спрос на цветы, горшки и книги по цветоводству с каждым днем только повышается.
     Но Камилла Алексеевна помнит и другие времена. В павильоне цветов она работает с 54-го года. Директором — последние сорок лет:
     — Меня пытались в разные места назначать — и в посольства, и с повышением, — но я сказала раз и навсегда: “Я отсюда уйду только в белых тапочках”.
     В 54-м в Советском Союзе не продавались голландские цветы. Все было свое — и семена, и луковицы. Наши селекционеры выращивали уникальные вещи, но мир о них не знал, и, когда в 90-м году в первый раз мы выехали в Японию на международную выставку (“ЭКСПО-90”, 88 стран там участвовали), произвели там фурор. Получили сразу Гран-при и 500 медалей.
     За советскую экспозицию отвечала Камилла Алексеевна. Она поехала тогда в Японию на полгода, но там случилась неприятность, ее сбила машина, она несколько месяцев пролежала в больнице, руководила с больничной койки. Но об этом она не вспоминает. Все рассказы — только о самой японской выставке. О том, какое это было великолепие.
     — Вообще с цветами работают только одержимые люди. С плохими людьми они дохнут. Знаете, как бывает, рабочий зайдет в теплицу, а цветы сразу головки поднимают. Значит, такой он человек, добрый. Цветы все чувствуют. Если вам дарят цветы — знайте, они несут отношение к вам того человека, который их подарил. У меня работала одна женщина-агроном, не очень хорошо работала, мы ссорились. И вот она мне в больницу прислала роскошный букет, но он стоял ровно час. Я ей потом прямо сказала: ты мне цветы лучше не дари.
     В советские времена павильон “Цветоводство” по 17 раз в году выезжал с выставками — ездили по республикам, знакомили селекционеров друг с другом. Сейчас павильон по-прежнему исполняет роль российского научно-исследовательского центра по озеленению и садоводству, здесь, кстати, по выходным проводят бесплатные лекции для любителей-цветоводов, однако выставки теперь устраиваются гораздо реже. Но в конце августа на ВВЦ откроется 9-я Международная выставка “Цветы”, и это будет заоблачная красота — на 11 тыс. кв. метров 400 фирм из 17 стран, и все — со своими цветами. Поскольку Камилла Алексеевна — главный организатор, она может сейчас говорить только об этой выставке:
     — Миллиардное состояние там будет стоять, миллиардное! Иностранцы — Эквадор, Голландия, Германия, Израиль... И наших много — 280 фирм. Всякая уважающая себя отечественная фирма считает необходимым здесь выставиться, это и престиж, и уровень, и контакты.
     Четыре наши фирмы впервые заключили договоры с Голландией в 93-м году, “а сейчас это стало очень выгодно, особенно опт”. Под Москвой есть совхозы, которые всего за пару лет резко поднялись, взявшись за цветы. Закупают посадочный материал за границей, выращивают, продают — и цветы, и семена. О, разумеется, Камилла Алексеевна прекрасно знает, как зарабатывать на цветах, — весь бизнес родился и развился у нее на глазах. А сама-то что же?
     — Нет, у меня фирмы нет. Мне это неинтересно. Что интересно? Ну, я, скажем, очень люблю на выставке смотреть на людей. Сяду на выходе и наблюдаю, с какими они лицами выходят. Пришел хмурый человек, уходит веселый... Цветы ведь удивительно действуют. У нас был директор ВДНХ Михайлов, он перед всяким трудным совещанием — когда надо было стружку с кого-то снимать — обходил наш павильон, на цветы смотрел и настраивался.
     Сама Камилла Алексеевна больше всего любит сирень, а розы не любит — “они холодные”.
     Роза — чудо, общепризнанный идеал красоты. Кто может себе позволить сказать вслух, что не любит розы? Только очень самодостаточный, категоричный и достаточно резкий человек. Камилла Алексеевна такая и есть. Будь она другой, ей бы не удержаться сорок лет в директорском кресле, заслужив всеобщее уважение. Один наш селекционер даже новый сорт гладиолусов назвал в ее честь “Камиллой”.
     — Нежно-розовый. Видимо, понял он мою внутренность. Я ведь хоть и резкий человек, но теплый внутри.
     Теплый человек, однако, может и хорошую трепку задать:
     — Матом умею, но не ругаюсь, потому что нельзя сейчас.
     А из-за чего хочется ругаться? Ну вот, к примеру, из-за людей, ворующих цветы. Вокруг павильона цветоводства разбиты клумбы и палисадники, в позапрошлом году работники сами восстанавливали здесь знаменитую Сочинскую горку. А посетители приходят и выкапывают цветы, уносят домой.
     — Прут, представьте себе! Прут! Мы ловили воров неоднократно. И что интересно, это ведь не самые бедные люди.
     ...Конечно, бедным зачем цветы, они еду воруют и вещи. Цветы нужны тем, кто уже разбогател, наелся и оделся. Теперь они хотят владеть цветами, а бедные... бедным достаточно просто на них любоваться.
    



Партнеры