Филлипу родят братика?

Как Киркоров с Кучмой корзинками мерились

16 августа 2002 в 00:00, просмотров: 670
  В то время, когда Филипп Киркоров с женой Аллой (Пугачевой) отправились в традиционный летний месячный тур по югам, никто не ведал, в какую катавасию они вляпаются. Алла начала с Сочи, Филипп — с Ялты. Потом наоборот. Размеренно двигались навстречу друг другу. Менялись в Новороссийске своим тринадцатиметровым “Хаммером”. Лимузин пока один, а их двое. Разумеется, кругом беспрецедентные аншлаги — практически только у них из всех участников курортно-концертного чеса. А это в общем-то весь поп-роковый бомонд. Хорошо собрал еще Леонтьев. Но у него, к примеру, в Ялте билеты шли максимум по 250 гривен (1500 руб.), а Киркоров не поскупился и на все 300. И были бы они счастливы и довольны. Но тут налетели ураганы, смерчи, свалились на голову президенты, да огорошили Киркорова новостью, что скоро ему родят братика или сестру!
     Начнем с Кучмы. Леонид Данилович, как все помнят, на свой день рождения прилетал в Москву, в гости к Путину. Мол, в Киеве — канитель и катастрофа с поздравлениями да всеобщей суетой, а в Москве вроде поспокойнее, да и компания поприятнее. После того знаменитого обеда в “Шинке” Кучма с женой отправился собственно в аэропорт, откуда самолет украинского президента взял курс на Симферополь. Из Симферополя — кортежем в Форос с заездом в Ялту.
     Тем временем в Ялте потихоньку собирался переехать на своем лимузине 300 метров от гостиницы “Ореанда” до “Фестивального” зала Филипп Киркоров. Билеты все проданы. Переаншлаг. Город на ушах. Фил доволен. И вдруг звонок: “У Леонида Даниловича сегодня день рождения. Он вообще концерты в Ялте не посещает. Но изъявил желание к вам прийти. Будьте готовы...”
    
     ...Обескураженный Киркоров вместо покоя и точечной медитации, необходимых артисту перед выступлением, пошел пятнами и забеспокоился о подарках. Не каждый же день президенты, да еще заграничные, собираются справлять свои дни рождения на его концерте. Благо в Ялте летом — шикарные вернисажи. В подарок нашли картину дорогого художника Зебеки. Потом Фил распорядился купить самую большую в городе корзину (с цветами). Нашли. Купили. Самую большую. И Фил обстоятельно начал разъяснять балету, как надо выносить сперва корзину, потом картину... (для комплекта не хватало разве что картонки да маленькой собачонки). В разгар треволнений примчался администратор с вытаращенными глазами: “Филипп, а ты видел, там за кулисами стоит еще одна корзина, раз в двадцать больше твоей?” Филипп чуть не рухнул без чувств. Кто посмел примазаться к поздравлениям президенту на ЕГО концерте? Чья чудовищная интрига? Кто посягнул на эксклюзив? Поп-стар был близок к заиканию и потере голоса, когда оказалось, что корзина эта — президентская и предназначена, собственно, Киркорову. Рядом с ней киркоровская смотрелась дохлым подснежником на фоне мясистого баобаба, хоть и действительно была самой большой в Ялте.
     “Что же делать, что же делать?” — закудахтали вокруг. “Спокойно! — взял себя в руки Киркоров в последнюю минуту. — Выдирайте розы из моей корзины. Корзинку — на фиг. Каждый балетный возьмет по одной розе и подарит Кучме”. Так и раздербанили самую крутую корзину в городе. Концерт начался с хорового пения “Happy Birthday”, сперва со сцены, потом всем залом, вынесли цветы, картину, Фил спел украинскую народную песню. А “баобаб” с бантом, блестящей лентой с надписью “от президента” и “в знак почтения к таланту” Кучма заказал чуть ли не из Киева, чтобы вручить артисту под занавес представления. Ее и вынесли в конце, после “Вива ля Дива” под торжественный, почти по-левитановски громоподобный анонс: “Цве-еты-ы... от... пр-резидента-а... Р-республики-и... Украи-ина-а-а... Леони-ида-а... Да-анилови-ича-а-а... Ку-учмы-ы-ы...”
     Потом тусовка. Обычно вельможи после концерта торопливо съезжают, насупив брови. А тут все просидели полтора часа в секретном правительственном бункере, вырытом под “Фестивальным”, потрещали за жизнь, посудачили о том о сем. “Что-то вы такой бледненький, Филипп, — участливо поинтересовалась супруга Кучмы Людмила Николаевна, — совсем не загорелый?” “А где, как? Никуда ж не выйти?” — жаловался Фил на звездную судьбину. Действительно, на горпляже, среди курортников, что ли, загорать? Представляете картинку? Президентская чета, видимо, ужаснувшись тяжелому быту поп-звезды, тут же пригласила Филиппа к себе в Форос, на дачу (виллу, имение — как тут правильно выразиться?).
     Весь следующий день Филипп там и провел, с президентской семьей. Загорали, разговаривали. Филу устроили экскурсию, показывали, рассказывали: как сейчас, как было, как Горбачева в заточении держали. “Столько было заботы, ласки, — нежно вспоминает пережитое Филипп. — Семья очень гостеприимная, простая, совсем непафосная... На самом деле мы давно знакомы, лет восемь—десять. Но еще никогда так близко и долго не общались...”
     Под занавес столь чудесного дня Филипп пригласил Людмилу Николаевну и Леонида Даниловича отобедать. В свою любимую чебуречную. Не падать со стула! Чебуречная сия — крайне культовое местечко в Крыму, спрятавшаяся в тени платанов на перевале у Байдарских ворот, выстроенных еще графом Потемкиным в честь прибытия Екатерины Великой. Чебуреки с сыром и бараниной отсюда славятся на весь Крым, и весь Крым сюда едет. Вот и Фил с Кучмами так просто сорвались и поехали. Начебуречились всласть, налюбовались окрестными видами безумной красоты, да и разъехались. Одни — в Форос. Другой — в Ялту...
    


    Партнеры