Сорокина прилетела!

Телезвезда возвращается к родным пенатам

31 августа 2002 в 00:00, просмотров: 575
  Звезды бывают разные. Бывают надутые, пафосные, с выпяченной губой и масляно-потухшим взглядом. Мыльные пузыри, одним словом. Имя им легион. Но среди этой сытой стаи изредка попадаются такие, как Светлана Сорокина. И иногда они возвращаются.
 
    После не в меру затянувшегося весенне-летнего перерыва зрители вновь смогут увидеть популярную телеведущую, включив шестую кнопку канала ТВС в субботу, 14 сентября. В программу “Ничего личного” раз в неделю Света вызывает на ковер заинтересовавших ее VIP-персон. Совсем не обязательно политических: в стране, слава богу, происходят не только выборы и разборки. Вы скажете: опять “актуальное интервью” — ну сколько можно, достали уже своими эфирными посиделками! Однако на ТВ важно не только кто пришел, но и к кому.
     Сорокина никогда не притворялась по жизни. И ни в кого не играла. Если что-то ее волновало, то на экране это было сразу видно. Говорили, что вещать таким образом в новостях непрофессионально. Но Сорокина плевала на эти разговоры. Вернее, просто не могла быть другой. Во время событий на НТВ ее метало из стороны в сторону. Ей попадало от прогусинского начальства по первое число за якобы неумение поставить на место политических противников в “Гласе народа”. Она в стиле Жанны д’Арк звала на митинги и сама пламенно там выступала. Именно Светлане звонил Путин и просил о встрече, а после уединился с ней в кремлевской келье, оставив Киселева со товарищи в большом недоумении. Вместе с другими “неподдающимися” она грациозно перешла улицу Королева, ретировавшись на ТНТ, а потом — на ТВ-6. Она колебалась не с линией партии, а сама по себе, готова была остаться на газпромовском НТВ, но... Во время вынужденного простоя Сорокина с удовольствием эфирила на “Эхе Москвы”: Венедиктов выписал ей бессрочный пропуск на свое радио. На телеканале ТВС она добровольно-принудительно лишилась всех своих программ, только сделала фильм памяти Александра Лебедя, и вернуться на ТВ не обещала.
     В своем последнем перед смертью интервью правозащитник Александр Гинзбург сказал, что ему в Париже очень не хватает Сорокиной — естественно, в визуальном воплощении. То же самое спокойно могла сказать среднестатистическая баба Маня из колхоза “Привет коммунизму”. Когда-нибудь про очень и очень многих нынешних теледеятелей без зазрения совести скажут: это был рядовой политобозреватель эпохи Светланы Сорокиной.
    


Партнеры