Нестарая плесень

Актриса Олеся Железняк: “Мне очень нравится запах сырости”

8 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 316
  У актрисы театра “Ленком” Олеси Железняк не имя, а некий сумасбродный коктейль. Олеся — так зовут скользких русалок и длинноволосых колдуний, тающих в зеленоватом мареве вод и лесов. В фамилии Железняк ощущается металлический привкус репетиций и оглушительный грохот боевых действий — аплодисменты публики.
     Увидеть Олесю можно в “Поцелуе”, “Безумном дне, или Женитьбе Фигаро”, “Укрощении укротителей”. Талант молодой актрисы уже подогрет премиями Международного фонда Евгения Леонова, а также “Дебютом” за роль в спектакле “Жестокие игры”.
    
     Для телезрителей же Олеся ассоциируется исключительно с картиной “Ландыш серебристый”. В образе нагловатой и в то же время беззащитной Зои Мисочкиной Олеся дает прикурить отечественному шоу-бизнесу.
     В настоящее время Олеся играет... воровку в картине “Провинциалы” Владимира Краснопольского. Съемки спровоцировали актрису сменить цвет волос с темного на рыжий. Согласитесь, что ей идет?..
     — Олеся, роль воровки тебя не смущает? Вообще, как поступишь, если предложат сыграть лесбиянку или наркоманку у талантливого режиссера? Согласишься?
    
— Ну, если роль интересная... Мне, кстати, однажды предлагали лесбиянку сыграть. Я отказалась. Встретилась с девушкой-режиссером, которая приехала в Россию из Америки. Она долго рассказывала, какая у меня будет суперроль, а потом сказала: “Ваша героиня — лесбиянка. Будет несколько постельных сцен, пара обнаженных, а в конце еще с мужчиной... Вас не смущает?”
     — А ты?..
     — Ответила, что меня это очень смущает. Что же касается проституток, то Джульетта Мазина, например, тоже играла проститутку. И ничего, все нормально. Вообще, интересно однажды сыграть пограничную роль. Это может оказаться здорово.
     — Веришь в актерские приметы? Перед спектаклем как-то себя настраиваешь?
  
   — Всегда по-разному... Бывают спектакли, где надо заранее подготовиться, настроиться на игру. А в другой раз лучше прийти в театр почти впритык. Бывает, выйду на сцену и зажмусь — первые семь минут себя вообще на сцене не помню. Или наоборот: приходишь уставшая, волнения нет, а спектакль идет хорошо. Короче, никогда не угадаешь, как будет.
     — Ты как-то сказала, что любишь спектакль за то, что будет после него. Можно с этого момента поподробнее?
 
    — Просто для меня спектакль сравним с полетом в самолете. А я их ужасно боюсь! Вот и на сцене так же... Выходишь, смотришь в зал и думаешь, что ничего не сможешь сделать. Думаешь про себя: “Сейчас бы домой убежать!”. Смотришь через дырочку в занавесе на людей и шепчешь: “Зачем они пришли? Пусть домой уйдут...”.
     В воскресенье особенно тяжело. Собираешься в театр и твердишь: “Если бы я не была артисткой, ни за что бы сюда не пришла. Сидела бы дома, смотрела телевизор”.
     Это такое счастье, когда спектакль заканчивается. Понимаешь, что все прошло и можно расслабиться...
     — Расслабиться означает стать самой собой?
     — Не знаю. Наверное, не самой собой, а... это такое третье состояние.
     — Твое отношение к зрителям, какое оно?
    
— Я у Михаила Чехова однажды прочитала о том, что он у себя вызывал творческое состояние так: настраивал себя полюбить зрителя. Лучше не идти на поводу у зрителя, хотя это бывает трудно. Особенно когда хорошо принимают. Стараться любым способом понравиться тем, кто на тебя смотрит, — это очень плохо.
     — Никогда не думала, что ошиблась профессией? Ведь на самом деле после школы ты поступала не в театральное училище, а в колледж культуры.
    
— Просто на тот момент я совершенно не знала, кем хочу быть. В колледже занималась на хореографическом отделении, но не нашла себя в этом деле. Помню, как в танце изображала петуха. Мне все время давали “мальчиковые” роли, потому что ребят на курсе всего двое было. Один маленький, мне по локоть, а другой — огромный. По уровню танца я была не на первом месте. Преподаватели говорили: “Олеся, ты ленишься”. А я просто не чувствовала, что это мое.
     — Наверное, в детстве ты часто крутилась перед зеркалом.
 
    — А как же?! В детстве мечтала стать балериной. Классе в третьем прочла объявление о наборе в хореографическое училище. Но меня не взяли. Из тех детей, кто пришел на пробы, я оказалась самой высокой.
     — Разочарования, надо думать, остались в прошлом. Сегодня чувствуешь себя звездой?
    
— Нет, абсолютно.
     — А что в твоем понимании звезда?
     — Ой, даже не знаю... По-настоящему звезда — это особый образ жизни, другое поведение. Человек должен чувствовать, что он что-то из себя представляет, что он не такой, как все. Вот Инна Михайловна Чурикова, Татьяна Васильева, думаю, звезды по праву. Титул звезды вообще нужно заслужить.
     — Каков твой потолок в плане амбиций?
    
— Амбиций?
     — Ну да. В кино, театре...
  
   — Нет-нет-нет. Я совершенно в этом плане не амбициозная личность.
     — Честно?
     — Честно. Безусловно, я хочу сыграть как можно больше хороших ролей. И не просто сыграть, а сыграть хорошо. Разве это амбициозно? Скорее нормально. Понимаешь, я не думаю о каком-то конечном результате. Нет у меня мечты из серии: “Получить премию “Ника”, а потом стать домохозяйкой”.
     — В творческих коллективах работают в основном ранимые и в то же время завистливые люди...
   
  — Лично я никому не завидую. Просто работаю в “Ленкоме” у Марка Захарова. Спасибо ему, что взял. Спасибо за то, что работаю. На самом деле никто никогда не занимает чужое место. У каждого свой путь, в том числе и у меня. Какой смысл кому-то завидовать? Я не кокетничаю. Только не подумай, что я такая вся прекрасная.
     — Доводилось влюбляться в партнеров по сцене?
     — Все партнеры, с которыми играю, мне очень симпатичны. Например, в “Жестоких играх” я “играю любовь” с Димой Марьяновым. Он симпатичен мне как человек. Но это на сцене...
     — А в жизни?
 
    — В жизни спектакль заканчивается, и... все. Или вот в “Шуте Балакиреве” играет мой однокурсник. Его хотят убить, мы падаем в ноги к царю и царице, я шепчу себе: “Он прекрасен...”. Нет, ты влюбляешься в коллегу только на время спектакля и при этом испытываешь совсем другие чувства, не похожие на те, которые в жизни.
     — Если бы тебя поманил некий мужчина, ты могла бы все бросить и убежать с ним?
     — Если б влюбилась, конечно. Но у меня есть любимый человек — мой муж. Он работает в Театре Вахтангова.
     — Ну а романтические приключения в жизни имели место?
     — Как тебе сказать... Подружка встречалась с молодым человеком с Кипра. Однажды он приехал в Москву вместе с другом. И мы компанией отправились на денек в Питер.
     Я тогда в ГИТИСе училась, возможность хорошо зарабатывать как таковая отсутствовала. Папа с мамой жили скромно. Денег даже на обед не всегда хватало. И вот — Питер. Завтрак в “Невском паласе”, кафе разные на Невском, походы по музеям. Для меня это было просто что-то нереальное...
     После поездки этот человек стал мне звонить, потом опять приехал в Москву, приглашал погостить на Кипре...
     — Так что же ты?!
   
  — Я не была в него влюблена, хотя он очень приятный. Нет, не поехала. Видно было, что у него серьезные намерения. Не хотелось его обнадеживать...
     — За границей хотела бы жить, работать?..
    
— Одна моя подружка живет то здесь, то во Франции. Я была у нее в гостях. Но уехать насовсем... Нет, не хочу. Хотя бы потому, что не смогу там работать в театре. Актрисой можно быть только дома. Да, я знаю, многие актеры едут в Голливуд. Зарабатывают хорошие деньги, но кого играют? Эмигрантов, бандитов, офицеров...
     Нет, мне нравится жить в Москве.
     — Муж и собака — самое любимое, что есть в доме?
 
    — Еще кот есть. Его зовут Федя, Федор. Он совсем обычный, я его в “Ленкоме” взяла.
     — Несчастный был?
     — Да, несчастный, маленький совсем. Даже ходил плохо, качался. Сейчас ничего: окреп, освоился. Ему уже полтора года. В доме чувствует себя хозяином.
     А собаку мы недавно взяли. До этого был доберман Степа, но мы с ним не справлялись. Пришлось отдать. Мы очень переживали, потому что привязались к нему. Недели через три муж позвонил и сказал: “Я собаку одну нашел по объявлению. Давай посмотрим”. Я, честно говоря, напряглась. Даже испугалась. Но в результате у нас появился 8-месячный Боб, бульмастиф. Он такой добрый! С ним можно что угодно делать! И с котом они дружат.
     — Есть актрисы, которые ради карьеры отказываются от детей...
     — Это не про меня. Считаю, что все должно быть органично. Да и нельзя в таком деле что-то планировать.
     — В “Ландыше серебристом” героя Александра Цекало раздражал запах одноименных духов твоей героини. У тебя есть любимые запахи, ароматы?
     — Вот спасибо, Лариса, что напомнила! У меня как раз духи закончились, надо будет купить. Мне их обычно друзья и подруги на день рождения дарят. Какие нравятся? Раньше “J’Adore” любила, а потом мне подружка подарила “Green tea”. Наверное, его сейчас и куплю.
     На самом деле я в духах не сильно разбираюсь. Не люблю пряные ароматы, зато люблю запах специй всяких. Нравится, как пес наш пахнет детством. Нравится, как метро пахнет. В детстве у нас в садике рядом с метро “Новогиреево” стояла будка и там пахло сыростью. Мне очень нравится такой запах. Я, наверное, плесенью в прошлой жизни была...
    


Партнеры