Испытание чувств

Первая леди продолжает сдавать экзамены

22 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 3747
  Супруги наших политиков — счастливые. Когда их “сильные половины” преуспевают в карьере, они забывают о проблемах быта. Спецателье, квартиры-дачи, во всем достаток... Но сколько надо вытерпеть, чтобы все это получить! Прежде всего — мужнин характер. В политику ведь ангелы не попадают.
     Супруги наших политиков — очень несчастные. Они редко видят мужей, свободы у них никакой, хвостом таскается охрана, надо “светить лицом” на скучных тусовках и так далее. Наденешь любимый костюм — газеты пишут: “Фасон отвратительный”. Отсидишься дома — съязвят: “Свою супругу Н.Н. публике старается не демонстрировать...”
     Вокруг мужей крутятся журналистки с ногами от зубов, сестры-хозяйки с пышной фактурой (если поедет в элитный санаторий). Не дай бог, публичный скандал: вон у Немцова обнаружились двое внебрачных детей в Нижнем. Очаровательные малютки. А ты делай вид, что все хорошо, да держись за ручку на публике. И не разведешься — избиратель не поймет.
    
  
   В общем, если взвесить все плюсы и минусы жизни “политических жен”, то минусов, по-моему, все-таки больше.
     Но если, девушки, кто-то из вас все-таки хочет пополнить ряды первых леди, вам надо брать пример с Людмилы Путиной. Вера в выдающиеся качества своего избранника помогла Людмиле Александровне превозмочь все трудности, преодолеть все проверки на прочность и возглавить женскую иерархию России.
     Признания супруги президента в книге “Владимир Путин. Дорога к власти” я читала, как захватывающий дамский роман. Сначала думала: ну какой же Путин бессовестный! Дочитав до конца, поняла: Владимир Владимирович просто правильно выбирал и воспитывал себе жену. Именно поэтому его теперешняя семейная жизнь протекает без эксцессов.
     ...Сразу после знакомства со своей будущей супругой Путин стал ее проверять. Назначая свидания, исправно опаздывал на полтора часа. “Помню, стою в метро. Первые пятнадцать минут опоздания выдерживаю нормально, полчаса — тоже вроде бы ничего. Но когда уже час проходит, а его все нет, просто плачешь от обиды. А через полтора часа уже вообще не испытываешь никаких эмоций”.
     Так повторялось много раз, но Людмила Александровна все безропотно ждала. Первое испытание было пройдено.
     А вот второе — нет. Они вместе пошли на вечеринку, и молоденькая Люда позволила себе недопустимые вещи: “Слишком раскованно себя повела: танцевала, веселилась, смеялась”. Это, естественно, насторожило Владимира Владимировича (ВВП к тому времени уже был сотрудником госбезопасности). Он заявил о разрыве отношений. И все же мало найдется женщин, способных ждать по полтора часа в метро! Подумав, Путин решил дать девушке еще один шанс.
     Встречи продолжились, и летом пара поехала на юг. Тут Людмилу Александровну ждало третье испытание — очень суровое и даже опасное для жизни. Володя решил обследовать небольшой полуостровок в районе Судака. Взял с собой подводное ружье и поплыл. Люда плавать не умела, поэтому перебиралась через пролив на матрасе.
     Обратно Владимир Владимирович решил идти по берегу. А Людмила Александровна побоялась, что застрянет в очень узком скальном проходе. Тогда добрый спутник отдал ей ружье, чтобы самому не нести, и благословил на новый заплыв. Куда делся матрас — история умалчивает.
     “Когда я неумело поплыла, подняв ружье над головой, то с ужасом поняла, что оно очень тяжелое, и мне, наверное, не доплыть. Позже я вообще не могла понять, каким образом добралась до берега”.
    
“Экзамены” все не кончались. Однажды в Питере к Людмиле Александровне пристал на улице незнакомый юноша и, говоря, что она “его судьба”, стал просить телефончик и совать номер своего. Сейчас первая леди подозревает, что это была проверка, устроенная Владимиром Владимировичем. Но тогда-то, в той ужасной, вопиющей ситуации, еще не подозревала — даже не знала, что Путин в КГБ работает! И сориентировалась правильно — “повернулась и пошла”.
     Через три с половиной года после знакомства состоялась свадьба. Людмила Александровна даже не надеялась, наоборот — подозревала худшее.
     “Мы сидели у Володи в комнате, и он вдруг говорит:
     — Ну вот, дружочек, ты знаешь мой характер. Он достаточно тяжелый. И сейчас в принципе ты, наверное, должна определиться в жизни”.
     У меня просто заледенело все внутри. (...) Я поняла, что он решил разорвать наши отношения”.

     А Владимир Владимирович всего-навсего решил сделать Людмиле Александровне предложение...
     Молодой муж, однако, не изменил своим чекистским привычкам. Он никогда не предупреждал, что опоздает к ужину, — говорил, что придет в девять вечера, а появлялся только в двенадцать. И не звонил. “Я не могла найти себе места, я ждала”, — грустно вспоминает первая леди.
     Но все это оказалось еще цветочками по сравнению с испытаниями, встретившимися на пути Людмилы Александровны при рождении ее первой дочки Маши. Женщине никто не помогал (Владимир Владимирович в это время отбыл на учебу в Москву) — она сама сняла однокомнатную квартиру, убрала ее, поймала такси и доехала до роддома. После родов супруг примчался в Питер на три дня, но “поскольку он не занимался пеленками, продуктами, приготовлением завтраков, обедов и ужинов, то мне стало легче после его отъезда”, — признается Путина.
     Через несколько лет жизнь наладилась — семья переехала в Германию. Людмила Александровна не работала, потому что для жен разведчиков была такая установка спецслужб. Но трудов и дома хватало выше крыши. Разведчикам по негласному закону полагались горячий домашний завтрак, обед и ужин... “Муж ест. Я с замиранием сердца жду реакции. Ее нет. “Как мясо?” — не выдерживаю я. “Суховато”. Для меня это что ножом по сердцу. Я так старалась! (...) Так что постепенно я начала испытывать отвращение к кухне...”
   
  Но Людмила Александровна на сдавалась, а только совершенствовалась. Она стала идеальной женой. Вот, например, как выглядел ее график в пору, когда муж уже работал в Питере у Собчака.
     “Владимир Владимирович возвращался домой часам к двенадцати, а в девять уже уходил. Что касается меня, то четыре раза в неделю я преподавала в университете, плюс занятия детей — скрипка, балет, а это, соответственно, сначала одну — в садик, другую — в школу, потом девочек надо было везти на занятия. Причем, возвращаясь с работы, я успевала их забирать прямо впритык к следующим занятиям. От домашней работы меня, естественно, никто не освобождал. (...) Выходные, как правило, мы проводили на даче. А это означало, что за день в гости человек 10—15 обязательно приедут. (...) Для меня подобные визиты были связаны опять же с кухней”.
 
    Сейчас жизнь у первой леди, наверное, совсем другая. Она может не стоять часами у плиты, и вся ответственность за сухость мяса ложится на специально обученных людей. Но Людмила Александровна по-прежнему уверена, что “экзамены” продолжаются.
     “То, что Владимир Владимирович всю нашу совместную жизнь меня испытывал, — совершенно точно. Всегда было ощущение, что он все время как бы наблюдал за мной — какое я сейчас приму решение, верное или нет, выдержу ли я то или иное испытание”.
     Но все это Людмила Путина воспринимает как должное: “Есть же известная фраза: не хвали женщину, чтобы ее не испортить. Так что Владимир Владимирович меня всегда тренировал, держал, так сказать, в тонусе”.
     Я бы так точно жить не смогла. Да после первой же “проверки” отправила бы кавалера подальше — какое там полтора часа в метро ждать, не говоря уж о плаванье с ружьем. Но зато и мой муж вряд ли станет президентом России — даже меня не может натренировать. Ни горячих ужинов, ни ожидания у окна. Редко раньше его домой прихожу...
     Думаю, что, если Владимир Владимирович — а время у него еще есть — так же строго и требовательно будет относиться к своим подчиненным, как к Людмиле Александровне, у нас еще есть шанс стать гражданами идеальной страны.
    


Партнеры