Сергей Бодров-старший верит в чудо

Режиссер “Брата” спас жену от лавины

24 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 2111
  Все новые и новые подробности чудовищной трагедии в Северной Осетии выясняются с каждым часом. Слава богу, не все члены съемочной группы Сергея Бодрова, которые должны были в тот день быть в ущелье, оказались там. Так, художник по костюмам Надежда Васильева накануне выехала в Питер — ее срочно вызвал муж, режиссер Алексей Балабанов, у которого Сергей Бодров-младший, как известно, снялся в “Брате”, “Брате-2” и “Войне”. Причина, спасшая ее, до банальности проста — к ним неожиданно нагрянули родственники, которыми надо было срочно заниматься.
     Как сообщил дежурный администратор гостиницы “Владикавказ” Лариса Бритаева, оператора Дмитрия Шибнева привезли в гостиницу в состоянии тяжелейшего стресса еще в воскресенье утром. Витамины, в огромном количестве введенные внутримышечно медработниками гостиницы, не помогли, и Шибневу было решено поставить капельницу. Уже через несколько часов состояние оператора заметно улучшилось, и вечером он даже ужинал в компании администратора съемочной группы Сергея Сафонова, спасенного самым первым — в субботу. Обстановка в самой гостинице остается крайне тревожной. Телефоны дежурного и в номерах ни на минуту не умолкают. Звонят из всех регионов нашей страны: родственники, знакомые потерпевших, в частности, жена и мать Сергея Бодрова, а также из Франции — на съемках картины находилась и француженка Натали Вотрен. Уже вчера поездом из Владикавказа в 18.40 первые двое из съемочной группы отбыли в Москву.
     Также стало известно, что на съемках в этот день кроме местного сопровождения из сотрудников ОМОНа и проводников присутствовали семеро каскадеров из единственного на Северном Кавказе конного театра “Нарты”.
     Нам удалось связаться с директором театра Махарбеком Кокоевым. Выяснилось, что “семеро смелых” выбирались из всей труппы лично Сергеем Бодровым. Вот их фамилии: Засеев Виктор, Багаев Заза, Сланов Сослан, Канатов Тамик, Тохтиев Руслан, Кесаонов Алан и единственная девушка-каскадер, двадцатичетырехлетняя Бегизова Марина. (Марина недавно вышла замуж, детей пока не успела завести, ее муж Сослан в ответ на наш вопрос, есть ли у него какая-нибудь информация о супруге, сказал: “Я не буду ничего говорить” и бросил трубку.) В конном театре в основном все молодые местные ребята: только Засееву и Тохтиеву по 43, остальным по 22—24 года.
     Они уехали с базы в 9.30, и к десяти вечера их ждали обратно, но так и не дождались. Планировалось, что всадники пробудут на съемочной площадке 4 дня. Двое из них, Багаев и Сланов, должны были дублировать главных героев картины, остальные — играть местных пастухов (по сценарию действие происходит в Дагестане, затем герои переезжали в Ставрополь и в Москву). Связи со своими актерами никто из руководства театра не держал. В их профессиональном уровне сомневаться не приходилось. По договору администраторы съемочной группы должны были оплатить театру только непосредственно аренду четырех лошадей (по пятьсот рублей за день съемки), а с каскадерами договаривались о сумме лично. До сих пор ни о ком из них ничего не известно.
     В пресс-службе “Ленфильма” “МК” сообщили, что в съемочной группе было и четыре человека с их студии — монтажер Марина Липартия, ассистент по актерам Шелест Татьяна, костюмеры Страмятина Наталья, Тутава Дарья. И об их судьбах у них пока нет никакой информации. Как и об известном московском художнике-постановщике Владимире Карташове, много работавшем как с Балабановым (за фильм “Замок” Карташов получил премию “Ника” за 1994 год в номинации “Лучшая работа художника”; “Брат”), так и с Александром Рогожкиным (“Особенности национальной рыбалки”, “Блокпост”). Он был художником-постановщиком и первой картины Бодрова-младшего “Сестры”.

* * *

     По одной из версий, в сходе ледника в Северной Осетии косвенно может быть виновна непосредственно съемочная группа Сергея Бодрова. Предполагается, что в процессе работы над картиной группе необходимо было отснять в горах несколько эпизодов с пиротехническими эффектами — взрывами, выстрелами и т.д. Известны случаи, когда случайный выстрел в горах провоцирует сход лавины. А если это был взрыв нескольких килограммов тротила?..
     Специалисты-взрывотехники МВД Северной Осетии официально эту версию отрицают. В интервью Интерфаксу руководитель пресс-службы республиканского МВД Исмель Шаов отметил: “По мнению экспертов, для того чтобы сдвинуть махину ледника, потребовалось бы подложить под него несколько тонн взрывчатки”. Логично. Но ведь речь в данном случае идет не просто о леднике, а о леднике подтаявшем, что уже отмечено специалистами. Иными словами, если на съемочной площадке Сергея Бодрова и применялись пиротехнические средства, то даже небольшое количество взрывчатки могло ускорить сход ледника.
     И потом. Никто в действительности никогда не интересовался, какое количество взрывчатки обычно используется на съемочных площадках. Руководитель пиротехнической фирмы “Спэш” Михаил Марьянов несколько лет назад в интервью “МК” признался, что в реальной жизни взрывы и выстрелы выглядят не так красочно и убедительно, какими мы их видим на экране кинотеатров. Для красоты пиротехникам приходится использовать не граммы тротила, а килограммы смертельно опасного вещества...

* * *

     — Какие именно сцены должен был снимать в эти дни Сергей Бодров? — спросили мы у пресс-секретаря кинокомпании “СТВ” Михаила Мальцева.
     — Я не буду это комментировать, — ответил пресс-секретарь и положил трубку телефона.
     Точно так же отказался от разговора и продюсер ленты Сергей Сельянов.
     С одной стороны, в данной ситуации в кинокомпании обеспокоены здоровьем своих людей, и понятно их желание не говорить непосредственно о картине. Но если предположить, что на съемочной площадке действительно использовалась пиротехника, молчание кинокомпании “СТВ” приобретает совсем другой оттенок...
     Профессиональные пиротехники сходятся в одном. Если на площадке у Бодрова применялись пиротехнические средства, то это должно было быть регламентировано разрешением на проведение подобного плана работ от официальных лиц. В том числе и от представителей Вооруженных сил. К тому же речь идет не о голом поле, а о горах, где использование даже небольшого количества взрывчатых веществ становится вдвойне опасным.
     В любом случае пиротехники — люди, привыкшие к опасности. И поэтому вряд ли могли пойти на нарушение норм безопасности. И даже если режиссер Сергей Бодров взял бы ответственность за съемку на себя, его указания могли просто проигнорировать. Цена человеческой жизни куда дороже амбиций режиссера или срыва графика съемок.
     За комментариями мы обратились к профессору, доктору географических наук Вячеславу Конищеву , заведующему кафедрой криолитологии и гляциологии географического факультета МГУ.
     — Нельзя точно сказать, могли ли взрывы стать причиной бедствия. Для этого нужно знать силу взрыва и его место, а такими данными никто не владеет, — утверждает Конищев. — Но причиной могли стать и сейсмические толчки. Ведь у нас на сегодня практически не осталось лавинных станций, способных в нужное время предупредить о предстоящем сходе.
     По мнению нашего эксперта, если судить по масштабу разрушений, вероятность схода ледника вследствие каких-либо кинематографических взрывов маловероятна. Едва ли съемочная группа применяла столь мощные спецэффекты, чтобы спровоцировать подобное бедствие. Пульсирующий ледник, по словам Конищева, мог сойти по ряду причин. Во-первых, этому предшествовала очень снежная зима, а во-вторых — дождливое лето. Вода пропитала снежные массы, и это вызвало неустойчивость ледяной глыбы. Эту трагедию можно было бы предотвратить, если бы на исследование ледников выделялось достаточно денег.
     — Хотя метод спуска лавин путем обстрела лавиносборов (мест наибольшего скопления снежных масс) существует, это делается для того, чтобы предотвратить спуск более крупных лавин, — продолжал объяснять Вячеслав Николаевич, — и при таком обстреле есть вероятность того, что кроме маленьких лавин может сойти и большая, круша все на своем пути. Такой случай был в 1993 году на Кавказе, вблизи реки Баксан. Тогда получилось именно так: хотели как лучше, а погибли люди. Именно после такого обстрела лавина обрушилась на нашу учебно-научную станцию.

* * *

     — Никаких новых сведений о пограничниках Евгении Пронине и Евгении Щекалеве, пропавших во время несения службы часовыми границы на заставе “Кармадон”, на этот час нет, — грустно констатируют в ФПС. — Поиски продолжаются, в них активно участвуют спасатели МЧС.
     Младший сержант Пронин и рядовой Щекалев ушли в дозор на российско-грузинскую границу ближе к вечеру пятницы и последний раз выходили на связь около 19.30 московского времени. Их маршрут пролегал в том числе и в том месте, где проходил селевой сход с гор, однако нет стопроцентной уверенности, что ребята попали под ледяную лавину, которая двигалась по определенному “руслу”. В федеральной погранслужбе не исключают, что бойцы могли быть просто отрезанными от заставы, а связь прервалась из-за севших аккумуляторов радиостанции. Так что их поиски, как, впрочем, и всех остальных людей, в том числе и из группы Бодрова, будут продолжаться.
     Вместе с тем в ФПС нам сообщили, что киношники не обращались к ним за помощью и не получали специального разрешение на работу, а тем более на проведение взрывов в Кармадонском ущелье.
     — Это вопрос не нашей компетенции, — поведал полковник Анатолий Прокопьев из погранведомства. — Съемочная группа Бодрова в пограничной зоне не появлялась, само ущелье является курортной зоной с уникальными природными источниками, и доступ туда открыт. Если бы они захотели работать непосредственно на границе, то должны были согласовать этот вопрос во Владикавказском погранотряде. Да и взрывные работы — это компетенция правоохранительных органов, местных властей и военкоматов.
     Насколько известно, группа Сергея Бодрова работала в Северной Осетии на съемках будущего кинофильма в тесном контакте с МВД. Их сопровождали два сотрудника местного ГИБДД и два омоновца-телохранителя. Однако обеспечение взрывных работ не проводилось — в съемках использовались лишь имитаторы взрыва, дающие шумовой и визуальный эффекты.
     Заметим, что нынешний сход ледника Мали в Кармадонском ущелье — не первый. Ровно сто лет назад, в 1902 году, он уже накрывал стоявший внизу поселок. Ситуация могла повториться в 1969 году, но тогда метеорологи вовремя заметили начавшееся таяние льда, и трагедия была предотвращена с помощью заслонов и направленных взрывов. С этого времени здесь располагалась горная метеорологическая станция, главной задачей которой и было наблюдение за состоянием ледника. Однако после распада Союза деньги на станцию выделять перестали, а вскоре ее и вовсе закрыли, оставив жителей Кармадона наедине с непредсказуемым ледником.

* * *

     По данным МЧС Северной Осетии, на 16 часов 23 сентября из зоны бедствия удалось спасти 27 человек.
     Двое спасенных в крайне тяжелом состоянии с обширными обморожениями находятся сейчас в реанимации Центральной республиканской больницы. Несмотря на полученные ими травмы, лечащие врачи оценивают состояние пациентов как стабильное. В понедельник также был найден и буквально откопан из грязи и льда охранник одной из баз отдыха, стоявшей у поселка Кобан, — Батрбек Иосифович Цгоев. Не исключено, что им удастся найти еще живых людей.
     Увеличивается и число погибших в лавине. По последним данным, уже найдено 7 тел. Три из них уже опознали и передали родственникам. Остальные переправлены в морг. Среди неопознанных — трое мужчин и одна женщина.
     Кстати, жертвами ледового селя стали двое сотрудников Центризбиркома Северной Осетии — начальник правового отдела 41-летний Ацамаз Гацирович Плиев и 25-летний ведущий специалист правового отдела Гиви Ираклиевич Молодигашвили. Их тела были найдены в одном месте — в районе поселка Гизель. Как рассказали “МК” в североосетинском центризбиркоме, оба выехали сюда в пятницу вместе с двумя девушками — секретарем председателя Центризбиркома Северной Осетии Ларисой Тибиловой и сотрудницей правового отдела Дианой Тибиевой. Все четверо очень дружили. На турбазе, расположенной неподалеку от Гизели, они собирались провести весь уик-энд. Но, чтобы не терять утро субботы, коллеги выехали в горы в ночь на пятницу. Когда начался сход ледника, они только-только устраивались на ночлег.
     Девушек — Диану и Ларису — пока не нашли. В Центризбиркоме Северной Осетии очень надеются, что им удалось выжить. Обеих пока внесли в списки без вести пропавших. Плиева и Молодигашвили будут хоронить во вторник.

ЧЕТВЕРОНОГАЯ НАДЕЖДА
В Кармадонском ущелье работает треть всех столичных розыскных собак

     Центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России в Жуковском. Железный забор с колючей проволокой, вывеска “Посторонним вход воспрещен!”. За забором — руки в брюки — толпятся мужики. Под ногами у них, поджав хвосты, крутятся собаки.
     — Вот эти, — показывает мне главный собаковод МЧС Илья Заславский, — чаще других работают по поиску людей под завалами. Они — самые талантливые.
     Репортер “МК” по воле случая побывал в питомнике непосредственно накануне ледниковой трагедии. В эти дни мои знакомцы: лабрадор Лаки, немецкая овчарка Пурш, бельгийская овчарка Лемон — всего пять собак вылетели в Осетию на поиски тех, кого похоронил заживо беспощадный сель.
     — Существуют видеокамеры, которые спасатели устанавливают под завалами, устраиваются “минуты тишины”. Но все это не может сравниться со специально обученной собакой, — рассказывает Заславский. — У нас в питомнике 22 собаки, при этом в России всего не больше 50 поисково-спасательных псов. Щенков подбираем с улицы, порода нам не важна, главное, чтобы питомец подходил по характеру и по здоровью.
     Практика показывает, что выдрессировать можно практически любую собаку. Но, конечно, есть псы, которые в силу породных особенностей для этого не годятся. Например, кавказская овчарка. Гарантировать, что она не сожрет раненого человека, почувствовав кровь, не сможет ни один кинолог. Зато бельгийские овчарки, наоборот, оказываются ко двору — как, впрочем, и лабрадоры, и русские спаниели. Зато категорически не подходят для спасения граждан собаки, у которых генетически заложена недоверчивость к людям. Хотя правил без исключения не бывает. Так, минувшим летом проводились всероссийские соревнования, на которых первое место занял ротвейлер. А ведь всем известно, что собаки этой породы могут быть опасны и далеко не всегда питают любовь к братьям старшим.
     — Какова вероятность того, что собаки сработают как надо?
     — Они обязательно сработают, главное, кого найдут: живых или мертвых, — объясняет Заславский. — Вообще-то почувствовать запах пострадавшего может любая собака. Но нужно, чтоб этот запах был для нее значимым. Чтобы собака проявляла к нему интерес. Этого-то мы и добиваемся в процессе дрессировки.
     Именно из-за проблемы запахов в отряде только кобели. Если пустить работать суку и кобеля, то последний станет больше интересоваться запахом потенциальной подруги, а не погибающего под завалами человека. Что касается сук, то они меньше подходят спасателям из-за естественных женских проблем — начинается течка, и собаке уже не до поисков.
     Кобелей, надо сказать, не кастрируют из опасения, что те после операции утратят не только ненужные мужские качества — агрессивность, ярость, желание разобраться с соперником, но и потеряют интерес к жизни, а значит, и к работе. В результате между кобелями, лишенными женского общества, случаются гомосексуальные связи.
     — Тем собакам, что работают сегодня в Осетии, будьте уверены, не до этого, — строго говорит Заславский, — они великолепно выдрессированы, а потом псы ведь тоже ощущают азарт поиска, понимают, сколько возложено на них надежд.
     ...Я вспоминаю, как красиво работали собаки на тренировке, отыскивая якобы погибающих под завалами людей! Дай бог, чтобы так же удачно сложилось у них и на месте непосредственной трагедии!
    



Партнеры