ДЕПУТАТ РЕБЕНКА НЕ ОБИДИТ

Детские сады становятся удовольствием для богатых

24 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 200
  Что может быть важнее для политика, чем выступление в защиту детей? Правильно — ничего. Вчера удовлетворением самой естественной потребности занимались депутаты Мосгордумы. После пафосных выступлений о “глазах ребеночка”, его “кроватке, столике и игрушках” стал вырисовываться предмет обсуждения. Депутаты с удивлением обнаружили, что за каких-то десять лет в Москве закрылось 500 (!) ведомственных детских садов.
     Все началось с того, что к депутату Рукиной обратились возмущенные родители. В одном из детских садов стали твориться странные вещи. Оплата внезапно выросла почти до 3000 рублей, и поползли слухи, что владелец садика не сегодня-завтра продаст детское учреждение.
     Вообще-то для Москвы ситуация совершенно привычная. У предприятия, которое является собственником детсада, рано или поздно возникают финансовые трудности. Дети — мероприятие крайне затратное, так что чаще всего собственник решает прикрыть лавочку. А дальше — по выбору: можно поднять оплату детсада до “объема фактических затрат”. Как правило, сумма получается круглой: от 2500 до 4000 рублей. Так из детского учреждения выдавливаются малообеспеченные. Вариант второй: можно сдать в аренду либо продать часть здания или весь сад целиком.
     По информации Департамента образования, озвученной на вчерашнем заседании комиссии по социальным вопросам МГД, за последние десять лет по такой схеме закрылось более 500 детских садов. Многие заброшены, часть перепрофилирована в “доходные дома” вроде ликеро-водочных магазинов. Куда делись дети — никому не интересно. При этом в столице есть районы (Фили, Коптево и т.д.), где нет вообще ни одного государственного садика.
     Но самой большой “детской неожиданностью” для народных избранников стало известие о том, что рождаемость в столице растет. “И куда же их (в смысле, детей) девать?” — задумались депутаты. А если еще будут рожать? Это ведь гуманитарная катастрофа — садиков и так на всех не хватает. В конце концов думцы единодушно решили, что “вопрос серьезный, и им надо заниматься”.
    


    Партнеры