СТРАУСЫ В ГАЛСТУКАХ

Кремль оказался заложником собственной политики

25 октября 2002 в 00:00, просмотров: 435
     Финал драмы на Дубровке еще неизвестен. Но это событие уже стало водоразделом в современной политической истории России. В заложниках у чеченских боевиков оказались не только сотни зрителей, но и политическая карьера Путина, и судьба всей его политики. В 1980 году, например, провал попыток спасти захваченных в Иране американских заложников разрушил карьеру президента Картера. Впрочем, российская власть за случившееся может винить только саму себя.
     Нельзя все сводить к просчетам силовиков. Трагедия в Москве — это закономерный результат чеченской политики Кремля. “Бомба” могла взорваться раньше, могла — позже. Но нечто подобное было абсолютно неминуемым.
     Три года тому назад после взрывов жилых домов в Москве власть сделала в Чечне решительный шаг и свергла режим Масхадова. Но после этого Ичкерия перестала быть для Кремля политическим приоритетом. Лидеры страны молчаливо признали, что урегулировать политическую ситуацию в республике невозможно. А поэтому зачем стараться и зря растрачивать усилия? Пусть силовики сами разбираются! Тем более что основная масса россиян перестала реагировать на новости из Чечни. Репортаж об очередном теракте в Грозном или сто первой по счету зачистке федералов в каком-то селе стал привычной частью информационного фона. Поэтому Кремль и сосредоточился на “более благодарных” реформах: преобразовании Совфеда, учреждении федеральных округов и прочая, и прочая...
     По-человечески понять такую позицию можно. Но политически она мало чем отличается от действий страуса, засовывающего голову в песок. Эксперты ведь в один голос твердили: сама по себе ситуация в Чечне не рассосется!
     За три года для налаживания в мятежном крае нормальной экономики не сделано почти ничего. Подавляющее большинство жителей Чечни — безработные. Кушать, как известно, хочется всем. А боевикам платят очень хорошо...
     Между тем сделать кое-что для запуска экономики было вполне реально. Только один небольшой пример. Чеченское землячество в Москве обладает просто фантастическими финансовыми ресурсами. Почему этих людей нельзя было убедить начать вкладывать деньги в свою родину?
     За три года ничего не сделано и для налаживания политического диалога внутри Чечни. Вместо этого власть занималась самообманом и постановкой спектаклей. Как иначе можно, например, оценить бодрые рапорты о создании в Ичкерии ячейки “Единой России” во главе с “почетным чеченцем” г-ном Клинцевичем? Позиция “никаких переговоров с бандитами” похвальна. Но мировая практика показывает: врагов не выбирают. Договариваться надо с теми, кто есть. Как бы это ни было неприятно.
     В результате своего отказа от долгой, нудной, трудной и неблагодарной работы в Чечне российская власть и оказалась сегодня в капкане. В некотором смысле ситуация сегодня гораздо хуже, чем осенью 1999 года. Тогда у Кремля были хотя бы зрелищные варианты решений. Сейчас Чечня давно разбомблена и зачищена. Что же делать? Сбросить на Ичкерию атомную бомбу? Ввести российские войска в Панкисское ущелье?
     Не решит проблемы и согласие с требованиями террористов. Мы это тоже уже проходили. После рейда Басаева на больницу в Буденновске власть капитулировала и согласилась на мир. Но боевики восприняли это как признак слабости и устроили вскоре еще один грандиозный теракт — в Первомайском. Точно такая же история повторилась и после заключения мира в Хасавюрте. Ответом на признание ельцинским Кремлем собственного бессилия стала дальнейшая криминализация Чечни и вторжение боевиков в Дагестан.
     Как же власть будет вылезать из собственной ловушки? И как именно изменится политситуация в стране? Очень многое, конечно, зависит от финала нынешней драмы с заложниками. Если кризис удастся разрешить без больших человеческих жертв, власть тоже еще может отделаться минимальными потерями. Престиж Кремля, конечно, пострадает. Но у Путина и К° появится еще один шанс изменить свою политику в Чечне.
     Если жертв, не дай бог, окажется много, то события будут развиваться совсем по-другому. Скорее всего осуществится комбинация из следующих вариантов.
     Вариант первый. Крушение кумиров. Уходящие в поднебесье рейтинги власти становятся воспоминанием. Политическая ситуация в стране начинает дестабилизироваться. Во властных структурах царит паника. Путин теряет свои позиции безусловного лидера. Оппозиция резко увеличивает свое влияние.
     Вероятность осуществления: рейтинг президента и власти в целом, безусловно, очень сильно пострадает. Популярность оппозиции, напротив, обязательно повысится. Особенно это коснется сил, и раньше критиковавших чеченскую политику власти. Но потеря управляемости страной или катастрофическое падение авторитета Путина все-таки маловероятно. У власти достаточно серьезный запас прочности. Кроме того, ни у одной из оппозиционных группировок нет реального плана решения чеченского кризиса.
     Вариант второй. Опять стрелочники. Кремль объявляет, что его политика в отношении Чечни была абсолютно правильной. Но вот в ее осуществлении отдельными безответственными руководителями допущены просто вопиющие ошибки. В силовых структурах устраивается грандиозная чистка. Несмотря на свою близость к президенту, министр МВД Грызлов и директор ФСБ Патрушев с треском вылетают из своих кресел.
     Вероятность осуществления: перемены в российских силовых структурах, видимо, абсолютно неизбежны. Но вряд ли все ограничится только этим. Убедительно свалить всю вину на стрелочников просто не получится. Слишком уж неразрывно чеченская политика Кремля связана с именем Путина. Кроме того, сам президент уже не раз демонстрировал, что он не склонен к поискам козлов отпущения и демонстративным поркам.
     Вариант третий. Неизбежные жертвы. Лидеры страны заявляют, что в войне с террором жертвы неизбежны. Мол, нечто подобное может случиться в абсолютно любой стране мира. Даже в Америке в прошлом сентябре от рук преступников за один день погибли тысячи людей. Поэтому россиянам остается только оплакивать мертвых и с удвоенной яростью приступить к войне со вселенским злом.
     Вероятность осуществления: нечто подобное обязательно будет озвучено с высоких трибун и официальными СМИ. Власти же надо как-то оправдываться! Но вряд ли россияне молча проглотят все высокопарные фразы. Просчеты руководства страны слишком очевидны.
     Вариант четвертый. Закручивание гаек. Власть решает нанести упреждающий удар. Трагедия объявляется результатом царящей в стране раздолбанности. Мол, за последние три года мы пытались навести в России порядок. Но действовали чересчур мягкими методами и поэтому многое не успели. Зато теперь пощады не будет! Война в Чечне начинает вестись еще более жесткими методами. Одновременно снижается уровень демократических свобод и на остальной части территории страны. Политический режим в России становится более авторитарным. Спецслужбы мастерски используют ситуацию, чтобы увеличить свою власть и влияние.
     Вероятность осуществления: диктатуры скорее всего не будет. Но увеличение полномочий спецслужб и ужесточение политического режима в стране вполне возможны. Даже в США после 11 сентября мгновенно отказались от многих продекларированныхф юридических норм...
     


Партнеры