ДЕЛУ ЛЕНИ ВЕРНЫ

2 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 565

Сколько пословиц и поговорок придумал наш великий народ на тему труда!

Работа не волк — в лес не убежит.

Пусть трактор работает — он железный.

Если хочется работать, ляг, поспи, и все пройдет.

От работы кони дохнут...

Это только малая часть — всего и не вспомнишь.

И ведь как прав народ! Но если раньше о его правоте можно было только догадываться, то теперь ее со всей строгостью подтверждает великая наука — статистика.

За праздничный январь в стране произошло меньше всего преступлений. Не случилось никаких серьезных катастроф и ЧП государственного масштаба. Не было массовой гибели людей. Не тонули корабли, не падали самолеты...

А все почему? Да потому, что наша огромная страна почти не работала.

Так, может, не стоит и начинать?

Чем больше я над этим задумываюсь, тем больше убеждаюсь: не стоит. Слава богу, наша богатая история подарила нам целых два календаря, доверху набитых праздниками. Если хотя бы каждый второй сделать выходным, то и дело с концом.

Уже слышу вражеские голоса безродных космополитов: мол, как это так — весь мир будет работать, а мы?

И гнусавый нудеж не вовремя зашитых наркологов: мол, такого образа жизни никакая печень не выдержит.

Ерунда. Сейчас убью аргументами и тех, и других.

Во-первых, нас с ними не надо сравнивать. Западная цивилизация, выросшая на западном христианстве, ссылается на Иисуса Христа, который, дескать, завещал им много работать. Лично я не слышал, чтобы Христос нечто подобное завещал нам. А кроме того, у нас есть свои, исконно русские исторические герои.

Если сын божий все свои дела на земле к 33 годам завершил, то былинный богатырь Илья Муромец к тому времени только с печи поднялся. Но никаких заповедей сочинять не стал, работать земляков не заставлял, а просто по шее всем надавал — и обратно на печь. За это его и любим.

Во-вторых, нас не запугаешь частыми застольями с вытекающими из них болезнями. Говорят, недавно ученые-филологи (те, что расшифровывали “Слово о полку Игореве”) совершили историческое открытие. Оказывается, в оригинале знаменитой русской народной сказки Емеля всю жизнь ездил не на печке, а на собственной печени. И очень любил рыбку к пиву, которую, кстати, ловил безо всякого труда. И — ничего. Даже стал народным героем.

“Как же так? А на что ж мы жить будем, если не работать?” — завопят горе-экономисты.

Что значит на что? Русь-матушка сама о нас позаботилась — щедро одарила нефтью, газом, золотом и алмазами. И этим как бы намекает своим неразумным детям: не фига вам работать. Сидели бы лучше дома, мед-пиво пили.

Вот я и думаю: остальной мир пусть качает нашу нефть и газ, с нами товарами и жратвой расплачивается, а водку мы уж ладно, как-нибудь сами.

Мировому сообществу есть над чем призадуматься. Ну, посудите. Что мы, русские люди, не замыслим сделать своими руками, хорошо получается только танк или ядерная боеголовка. Да, еще детей мы, говорят, делать умеем. Так это как раз на отдыхе. А от нашей работы не только нам самим прямой вред, но и угроза для всего человечества.

* * *

Радует то, что шаги на пути реализации новой национальной идеи вечного праздника уже делаются. Власть нутром чует чаяния народа и подает ему хороший пример. Наиболее близко подошла к идеалу российского общества будущего Государственная дума.

Опроси на улице хоть десять тысяч людей — ни один не скажет, чем сейчас занимаются депутаты.

Ни одного закона, принятого ими за последнее время, никто не вспомнит.

И замечательно. Вы заметили: когда Дума принимала много законов, часто заседала и спорила, страну сотрясали митинги, забастовки, путчи. То ли дело сейчас — депутаты бездельничают, и народ спокоен. В стране — стабильность и благолепие.

Вообще, такое впечатление, что у Думы — круглый год каникулы. Одного жаль — некогда слугам народа собраться, чтобы принять закон об отмене по всей стране работы как таковой.

Впрочем, первые ласточки уже полетели. Сразу после Нового года, который у нас только-только закончился, группа товарищей предложила перенести День защитников Отечества с февраля на сентябрь. Идея по сути верная — в сентябре у нас ни одного праздника. Но не додуманная.

Не переносить надо, а дополнять. Почему бы не отметить отдельно Бородинскую битву, отдельно 23 февраля? Кто мешает? А там и Куликовскую битву узаконим, и Ледовое побоище, и пару-тройку побед Чапаева с Петькой...

Нет, я уверен — когда-нибудь закон о всеобщем отдыхе соберутся и примут. Заранее большое спасибо.

* * *

Но впереди России всей — творческая интеллигенция. Субстанция во многом искусственная, но крайне нужная нации — как рюмка для водки, как повод для праздника.

А какое искусство для нас является важнейшим? Кино.

Слева от меня на утренних планерках в редакции сидит редактор отдела частной жизни. Поэтому я в курсе всех событий в жизни отечественного кинематографа.

Жизнь эта, судя по всему, удалась.

Январь у наших киношников, в отличие от всей страны, месяц обычный. То есть полностью нерабочий.

Только-только в Москве закончился фестиваль под названием, кажется, “Крики любви”. Еще свеж привкус икры во рту, еще голова бо-бо, а тут как тут — вручение премии “Золотой орел”.

Только принят утренний кофе, ушла к мужу любовница, а уже пора собирать чемоданы — начинается фестиваль в Ханты-Мансийске. То ли “Дух огня”, то ли “Нефтяной факел”.

Крыша творцов прекрасного в буквальном смысле уехала далеко за Урал. Но вряд ли там надолго задержится. Пора будет ехать на новые фестивали, премьеры, презентации. Вот уже, говорят, фестиваль “Белый столбы” начался. Жаль, что те, кто с Ханты-Мансийска, на него не успеют. А то так недалеко и до белой горячки.

Нет, опять что-то не то в сказке про Емелю. Если ученые еще покопаются, наверняка выяснится, что он был из кинематографистов. И дальний предок либо Гусмана, либо Михалкова...

Вот граждане культурные уже почти год спорят. А я на 100 процентов уверен: михалковский “Орел” в конце концов точно заклюет гусмановскую “Нику”.

Не по злому умыслу — с голодухи.

Сколько фильмов снимается в стране в год — точно никто не знает. Да и к чему эти хлопоты с микроскопом? Все равно приличных из них не больше десятка. А тех, которым можно хоть за что-то дать доморощенных “оскаров”, — вообще три-четыре.

Если на “Орла” номинировать одних, а на “Нику” других, будет смех, да и только. Собственно, и одной-то премии много. Сам Никита Сергеевич признался, что “Орла” пока недостоин.

Если он недостоин, то что уж говорить о других? Остается давать тем, кто пришел. Хорошим людям птичку не жалко.

Тем более не жалко праздника, который должен всегда жить в русской душе.

* * *

Хороший пример с киношников должны взять все трудоспособные граждане страны.

Токарь пусть изготовит одну-две болванки и отдаст начальнику цеха — чтобы тот весь год любовался.

Врач пусть чуть-чуть полечит человек триста больных — а потом весь год гуляет на их поминках.

Художник пусть загрунтует холст, вставит в раму, назовет каким-нибудь квадратом — и радуется.

Футболист... футболист пусть и дальше играет так, как играл.

Сложнее всего будет самому многочисленному отряду наших трудящихся — алкоголикам. Им пример брать не с кого, да и незачем — вся жизнь праздник.

* * *

Со спокойной уверенностью и благолепием смотрю я в будущее моей страны. И видятся мне бескрайние просторы России с гуляющим тут и там, толпами и по трое, празднующим народом.

Кругом — мир и согласие. Русский с кавказцем вместе отмечают Курбан-байрам, проститутка с монашкой — Пасху, трезвенник с язвенником — праздник граненого стакана.

Не жизнь у нас начнется, а сказка. Скатерть-самобранка не будет успевать нарезать закуску, печка раскалится от любовных утех... Плохо будет только золотой рыбке. Она высохнет от скуки и превратится в воблу.

Потому что желать россиянам будет больше нечего.




Партнеры