Сам себе “Cамоцвет”

1 июня 2003 в 00:00, просмотров: 842

Живут такие люди, роль которых в команде внешне практически не видна, однако именно на них держится коллектив. Их можно сравнить с центральными защитниками на футбольном поле. Солист ансамбля “Самоцветы” Евгений Курбаков относится именно к этой категории.

У Евгения нет “Мерседеса” — музыкант ездит на обычной “девятке”, живет не в престижном центре города — его небольшая квартира расположена в Химках...

По словам руководителя “Самоцветов” Юрия Маликова, Евгений всегда оказывается в нужное время в нужном месте. За ним закрепилось даже некое прозвище — “Палочка-выручалочка”.

2 июня у солиста “Самоцветов” юбилей. Из 55 лет своей жизни 28 он отдал коллективу...

В “Самоцветы” Евгений попал в 77-м году. В то время в ВИА еще пел Владимир Винокур. А привел Курбакова в ансамбль Вячеслав Добрынин.

— Однажды перед началом концерта появляется Володя и сообщает, что петь не может, потому что голоса вообще нет и температура 39... — рассказывает Евгений. — А у нас программа уже выстроена, изменить что-то сложно. И я тогда предложил — давай спою. А Владимир удивился: “Ты что, слова знаешь?”. Я ответил: “Знаю”.

Так что когда дошла очередь до его песни “Пусть полно сегодня небо” — легкая такая, радостная песенка, — Винокур спокойно вышел на сцену. Только он рот открывал, а я за кулисами за него пел. Конечно, как мог, изменил голос под него. В то время я пародировал Людмилу Зыкину, Юрия Антонова. Никто в итоге не заметил подмены.

— Насколько я знаю, вам пришлось не только за другого артиста петь, но и в роли аккомпаниатора выступать и даже заменять отсутствующего коллегу?

— На одном концерте в 79-м году мне пришлось делать это дважды. Произошло это на Днях Москвы в Праге, где я познакомился с Валентиной Толкуновой. Буквально перед началом концерта ко мне подошел Юрий Маликов и со словами: “На вас смотрит вся страна!” — попросил аккомпанировать на гитаре самой Толкуновой, поскольку ее аккомпаниатор не приехал. Я вначале растерялся, но другого выбора не было. С Валентиной мы быстро нашли общий язык, прорепетировали немного — и при исполнении песни “Поговори со мною, мама” все прошло как по маслу.

Но на этом моя миссия не закончилась. Оказалось, что помимо пианиста Толкуновой не прибыл на выступление и народный артист СССР Александр Ворошило, у которого одновременно оказалось выступление в Пражском оперном театре, где он исполнял арию Ленского.

Меня попросили спеть вместо Александра под фонограмму песню о Москве. В итоге я, слыша эту композицию всего один раз, вышел на сцену и даже попадал в такт. При этом я так разошелся, жестикулируя, что все “самоцветовцы” катались от смеха за сценой. Да и сам я потом долго смеялся.

...Через пятнадцать лет Курбакову суждено было еще раз выручить народную артистку России Толкунову. В начале 90-х в период резкого спада интереса к ВИА Евгений, вспомнив о давнем предложении работать с Валентиной Васильевной, позвонил ей и был принят в коллектив. Он подпевал ей на концертах, пел с ней дуэтом, а также исполнял несколько сольных песен. И в 1994 году на генеральной репетиции творческого вечера народной артистки России в ГЦКЗ “Россия” стало известно, что основной гитарист ее ансамбля “Элегия” серьезно заболел и участвовать в концерте не сможет. Ну а дальше все как в 1979-м: “На вас смотрит вся страна”. С той лишь разницей, что тогда надо было выучить одну песню, а сейчас — 20.

— Юрий Маликов сравнивает вас с центральным защитником на футбольном поле. Сами таковым себя считаете?

— Если он так думает, значит, наверное, у него на данный счет есть соображения. Но когда мы с “Самоцветами” играли по-настоящему в футбол, меня почему-то ставили вратарем. Я вообще в футбол редко играю. Больше рыбалку люблю и русскую баню. Мы с коллективом частенько в баню заезжали после концерта. Помню, были как-то на гастролях в Казахстане, где выступали во Дворце спорта. Раньше прямо на таких крупных площадках обязательно располагались бани. Узнав, что и здесь она есть, обратились к руководству. Все было устроено в лучшем виде. Когда мы уезжали на следующий день, то узнали, что баня... сгорела. Слава богу, не по нашей вине, так как после нас там еще кто-то “отдыхал”. А что касается рыбалки, то здесь сыграла роль пословица “не было бы счастья...”. Во времена простоя ВИА у меня было достаточно свободного времени, и я заболел рыбалкой. Запасался, помню, по полной программе. Купил полностью снаряжение — от спиннинга до палатки и лодки. Жена, глядя на мой улов, которым я, честно говоря, за редким исключением не мог похвастаться, потешалась: “И не лень тебе ради этой мелочи вставать в четыре утра!”. Но, к счастью, мой любимый сибирский кот Матвей был другого мнения...

— Насколько я знаю, “Самоцветы” сегодня не единственное ваше занятие?

— Да, у меня есть интересная работа, которую можно смело назвать творческой. Вместе с профессиональными журналистами как звукорежиссер и музыкальный редактор я готовлю к эфиру на радио передачи о земле, о людях, о природе, веду рубрику “Песня заветная, самоцветная”, в которой рассказываю об истории создания любимых народом песен. Это, как вы понимаете, не только для души. Сейчас одной концертной деятельностью сыт не будешь — не то время. Приходится подрабатывать.

— В репертуаре “Самоцветов” очень много светлых песен о счастье, любви. Лично для вас что означает понятие счастья?

— Когда в семье царят мир и согласие. Как вы уже, наверное, поняли, я не ставлю во главу угла какие-то финансовые цели, накопительство. Я чувствую себя хорошо, когда вокруг все здоровы, есть любимая работа, достойная зарплата и просто хочется улыбаться. Дай Бог, чтобы так было у всех...



Партнеры