Не надо “На-На”!

8 июня 2003 в 00:00, просмотров: 467

Ему выпало в полной мере узнать отца лишь в 14 лет.

Нет, будучи столичной знаменитостью, папа время от времени заезжал в Саратов навестить сына. Но чаще мальчик видел преуспевающего родителя по телевизору.

И вот три года назад Бари Алибасов, а именно о нем идет речь, решил наверстать упущенное — забрал сына к себе в Москву и занялся его образованием. Два последних класса в престижной столичной школе, полгода обучения в Англии и море впечатлений от ночных огней больших городов — таков пока итог общения Бари-младшего со своим отцом.


— Бари, не так давно ты, как примерный сын, отбыл на учебу в Англию. И вот ты здесь. Что, не сложилось?

— Можно и так сказать. В Англии я пробыл всего полгода. Да и ехал-то туда с полным убеждением, что Англия — самое отстойное место, где мне — молодому полноценному парню — делать нечего. Мне по душе веселая молодежная жизнь, развлечения, общение с девчонками, одним словом, все прелести мира сего! Я был разочарован. В школе я не нашел интересного досуга, уровень обучения мне показался настолько серым, даже мрачным, что моим первым желанием было быстренько купить билет обратно и сбежать оттуда в Москву!

— Правда ли, что тогда ты набрал номер отца и сказал: “Папа, я тебя люблю, а ты меня нет! Зачем ты отправил меня в эту тюрьму?!”

— Немножко по-другому. Я позвонил домой и в отчаянии воскликнул что-то типа: “Уж лучше бы я замочил кого-нибудь в России, и меня бы отправили на зону, чем в эту Англию!”. Уже потом я постарался из этой Англии извлечь хоть что-то положительное. Присмотрелся и понял, что программа обучения в школе необычайно полезна. Она дает все необходимые жизненные навыки. Увы, не все мои соотечественники могут применить свое пусть даже замечательное образование в жизни. Если вы хотите стать великим математиком или гениальным физиком, то Россия — наиболее подходящее место для достижения этой цели. Но эти маленькие гении не могут даже приблизительно посчитать, сколько денег они собираются потратить в магазине. И неспособны проверить чек, не обманули ли их. Им это даже не придет в голову! В Англии учат именно этому.

— Новые одноклассники знали, что ты — сын известного в России человека?

— Нет, мой жизненный принцип таков: “Да, мне повезло с отцом. А кто такой я? Да никто!”. Да и кому известно в Англии, кто такой Бари Алибасов? Разве в Москве кто-то знает, например, имя предводителя племени тумба-юмба? А где-нибудь в Зимбабве он великая личность.

— Как английские девчонки? Лучше наших?

— Там все девчонки помешаны на учебе! А потом, со мной учились еще именно девчонки: маленькие и невинные. Я мечтаю о подруге, близкой мне во всем. Такой же, как и я... Ну, желательно, конечно, блондиночка — 90-60-90! Хотелось бы, чтобы все было красиво.

— Ты столько лет прожил с мамой и бабушкой в провинциальном Саратове. И тут вдруг целый мир с многочисленными соблазнами. Не растерялся?

— Да, в Саратове все было по-другому. Папочки под боком не было. Если мне хотелось жрать, нужно было самому что-нибудь придумывать. Мама ведь не работала. Отец, конечно, помогал деньгами, но у него не было возможности постоянно контролировать меня. А теперь благодаря отцу у меня в этой жизни появились неплохие шансы. Как бы я ни хотел не зависеть от него, тень Бари Алибасова всегда будет висеть надо мной. Будет блат, которого, может, я и не особо хочу. Мне не хочется пользоваться именем отца, но то, что меня зовут Бари Алибасов, — уже 50% моей жизни!

— Бари Бариевич... Звучит непривычно. Сверстники не дразнят?

— Как только меня не звали! Борькой и даже Барби. Но я не обижаюсь. Мне нравится имя Бари. Это ведь имя моего отца. Потом оно перешло по наследству мне. И своего первого сына я обязательно назову Бари!

— Твой отец слывет изрядным шутником. Причем шуточки его часто на грани фола. Успел к ним привыкнуть?

— Ну, как сказать?.. Я приехал из провинции с массой комплексов, слово лишнее боялся сказать. Ведь находился не среди своих саратовских корешей. И поначалу, конечно, его шутки не доставляли мне много радости. Помню, прихожу как-то поздним утром домой после ночной гулянки. Отец беседует с какими-то важными дядьками. И тут он меня спрашивает: “Ты что, всю ночь сексом занимался? А что ты сейчас делал в туалете? Онанизмом занимался?” Я был просто в шоке! Покраснел, не знал, что ответить. Но постепенно привык к подобным шуточкам.

— А что, ты не можешь ему ответить?

— Зачем? Он такой, какой есть. Единственное, что я хотел бы посоветовать отцу: “Будь попроще”. Он ведь — человек неглупый, образованный. Но когда заводит разговор со мной или с другими, слушать его порой просто невозможно. Вот начинает “парить” про какую-нибудь глобальную философию или ядерную физику. Его собеседники на это только и могут ответить: “А-а, м-м...”. Вот эта черта мне в нем не очень нравится.

— Бари Каримович был женат четыре раза. Не ровен час женится в пятый. Не боишься, что у тебя появится мачеха?

— Пускай женится! Мачехи я не боюсь. Иногда мне кажется, что папа моложе меня. А вот я как раз уже достаточно взрослый человек и не стану лезть в его личные дела. Пусть все будет так, как он сам хочет. Нравится ему жениться — пусть женится хоть десять раз! Конечно, если еще найдется такая женщина, которая стерпит его характер. Его будущую избранницу можно только пожалеть! (Смеется.) Шучу, конечно!

— Как известно, твой отец — отличный повар. Может, зря ты сочувствуешь его будущей супруге?

— Он действительно великолепный повар! В этом плане явно кому-то повезет... Мне больше всего нравится его бесподобная солянка! Наготовит огромную кастрюлю, кажется, кто же ее съест? Протухнет ведь. Через час кастрюля абсолютно пустая, даже если в доме никого нет. Каждый из “на-найцев” забежит и съест тарелочку. А потом еще и еще...

— Кстати, как тебе ребята из группы? Не обижают?

— Нет, конечно. Когда я с ними познакомился, то понял, что это отличные ребята, с которыми приятно общаться. Была одна смешная ситуация. “На-найцы” выступали в хит-параде MTV. Они обсуждали, какой прикольный подарок им туда принести. Я услышал их разговор краем уха и через три минуты вернулся с освежителем воздуха и с коробочкой, в которой лежало искусственное дерьмо. Долго мы потом угорали над моей находкой.

— Не хочешь стать четвертым “на-найцем”? Володя-то Асимов ушел, освободилась вакансия.

— Никогда! Я хочу достичь в десять раз больше отца. И без его помощи! А потом сказать с высоты: “Опа! Получилось!”



    Партнеры