Вояж “Зеленого фургона”

28 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 2716

Бывают фильмы обычные. Мы их смотрим, говорим о них. Иногда — что понравилось, иногда — поругиваем, а чаще — вообще ничего не говорим.

Бывают фильмы любимые. Мы их пересматриваем по пять—десять раз, подсовываем кассетку дорогим нам людям, чтоб и они заразились нашей любовью и пропитались нашими вкусами.

А бывают фильмы-легенды. Про них мы знаем все. И ничего не знаем...


Скажи любому пароль — “Зеленый фургон”. Каждый вспомнит молодого обаятельного Харатьяна, удивительного Брондукова, трогательного Демьяненко, смелого Соловьева и подлого Адомайтиса. И каждый, наверное, сразу заразится жарким духом 20-х годов прошлого столетия, когда вся Россия делилась на “красных” и “белых”.

Знаменитой картине на днях стукнуло 20 лет.

“Зеленый фургон” мог снять Высоцкий

Режиссер “Зеленого фургона” Александр Павловский получил заказ на эту ленту случайно. Но если подумать, то всем важным вещам, которые с нами случались, мы обязаны именно случайности. Вот и Павловский теперь считает, что это был подарок судьбы.

В 1980 году на кинообъединении “Экран” готовился к запуску фильма “Зеленый фургон” Владимир Высоцкий. Был написан сценарий, и даже распределены некоторые роли.

Сам Владимир Семенович хотел сыграть Червня, на роль которого Павловский впоследствии пригласил Регимантаса Адомайтиса. А на роль, которую в дальнейшем сыграл Харатьян, Высоцкий хотел пригласить Андрея Гусева.

Но случилось горе — Высоцкий умер. И проект остановился. Через два года руководство “Экрана” перепоручило съемки Павловскому. Но согласился он не сразу. Во-первых, вся Москва знала, что это фильм Высоцкого, и сравнения было не избежать. Как не избежать сравнения с одноименным фильмом 1959 года. Молодого режиссера взялась уговаривать Елена Демченко, будущая жена Сергея Маковецкого и по совместительству — редактор картины (она также редактор “Трех мушкетеров”, “Место встречи изменить нельзя” и многих других). Но Павловский колебался.

Все решил опять-таки случай. Точнее, сон. Павловскому, как он сейчас вспоминает, “покадрово” приснился финал картины — когда Володя Патрикеев играет с Красавчиком в футбол. Проснувшись и решив, что в этом повинно провидение, Павловский согласился на съемки.

Как Харатьян запел от отчаяния

На роль Володи Патрикеева Диму Харатьяна Павловскому посоветовал Владимир Меньшов, у которого тот дебютировал в “Розыгрыше”. Именно в “Зеленом фургоне” Харатьян впервые запел. “Двадцатый год” и “Ты где, июль?” — песни Максима Дунаевского, которые первоначально должен был исполнить Александр Градский. Но к тому времени знаменитый бард не исполнял чужих песен и наотрез отказался участвовать в проекте.

Между съемками группа веселилась — Одесса, лето... Короче, сами понимаете. Между делом случались и дружеские вечеринки. На одной из них Харатьян взял в руки гитару и запел. Пел он необыкновенно популярные песни Булата Окуджавы. Его исполнение так тронуло Павловского, что они этой же ночью собрались и поехали в Полтаву, где находилась студия Максима Дунаевского. Павловский лично уговорил Дунаевского, что петь в фильме должен именно Харатьян.

Томатный сок и настольный хоккей

Во время съемок Харатьян сдружился с Александром Соловьевым, исполнявшим роль Красавчика. Тогда они дали друг другу торжественный обет — не употреблять спиртных напитков за все время работы над картиной. Как могли, следили друг за другом. Употребляли только соки, продававшиеся в то время в трехлитровых банках. А выпить, конечно же, хотелось. Но — зарок, нельзя. Зато соком можно было упиться. Особенно в этом преуспел Соловьев, который от чрезмерного употребления томатного даже покраснел и стал похож на очищенный помидор.

Еще в перерывах между работой ребята развлекались тем, что дулись в настольный хоккей. Соловьев все время выигрывал, а когда проигрывал — сильно обижался, так что Харатьян решил ему на всякий случай поддаваться, чтобы не испортить еще не окрепшую дружбу.

После хоккея молодые актеры шли к морю, где Соловьев нырял и доставал прилипших к пирсу мидий, из которых актеры потом сообща готовили вкусный плов.

Где же вы теперь, друзья-однополчане?

Судьба у героев “Зеленого фургона” сложилась по-разному. Дмитрий Харатьян продолжил развивать образ Володи Патрикеева в фильме Леонида Гайдая “Частный детектив, или Операция “Кооперация”, а романтический дух 20-х перенес в фильм Светланы Дружининой “Гардемарины, вперед!”.

Александр Соловьев погиб несколько лет назад при невыясненных обстоятельствах.

Ушел из жизни Александр Демьяненко, тонко сыгравший в “Зеленом фургоне” Александра Прокофьевича. Этот образ целиком придумал сценарист Игорь Шестов, который недавно погиб в автокатастрофе, не успев дожить до юбилея своего самого любимого фильма буквально две недели.

Борислав Брондуков, сыгравший Грищенко, уже много лет живет в Киеве. Перенес три инсульта, удаление гематомы мозга, приступы эпилепсии...

Регимантас Адомайтис живет в Литве, где, по собственному признанию, еле сводит концы с концами. Последние десять лет актер практически нигде не снимался...


Булат Окуджава о фильме “Зеленый фургон” (1983г.):

— Должен вам сказать как на духу, что, когда мне принесли кассету с фильмом “Зеленый фургон”, я очень скептически к нему отнесся, потому что я фильмам о гражданской войне не доверяю. Но я был больной, мы всей семьей болели и решили поставить этот фильм, чтобы посмеяться. Я понимаю, что в наших условиях очень сложно снимать фильмы такого типа, и приходится за что-то расплачиваться, и приходится в угоду общественно-официальному мнению что-то портить... Но в принципе фильм получился замечательный. Я не могу сейчас говорить конкретно, актеры мне все очень нравятся, особенно Брондуков — в нем много обаяния, он такой тонкий актер (не знаю, может быть, в работе он и сволочь). Все сделано очень легко, по-человечески, гуманно, без злобы, и я очень признателен вам за это. Настоящее всегда пробьет себе дорогу и помянется неоднократно.






Партнеры