Душитель на колесах

7 марта 2004 в 00:00, просмотров: 874

Проблема “отцов и детей” в семье 17-летней Вики чувствовалась довольно остро. Частые ссоры с родителями обычно заканчивались серьезными скандалами, и девушка даже несколько раз порывалась уйти из дома. Воплотить эту угрозу в жизнь ей пришлось 4 сентября 2002 года после очередной ссоры с матерью. Вика всю ночь пировала с друзьями и домой вернулась только утром, чем и вызвала бурную реакцию родительницы. Выслушивать нудную лекцию о своем “безобразном” поведении дочь не стала. “Все, надоело, ухожу”, — отрезала “несносная девчонка” и начала складывать вещи в пакеты.


Кожаная куртка, джинсы, с десяток кассет — она любила Земфиру, Губина... Не забыла и своего любимца — плюшевого мишку в яркой оранжевой жилетке. Закончив сборы, Вика созвонилась с подругой — сказала, что прибудет к ней через полчаса, — и, хлопнув дверью, вышла на улицу с сумками наперевес. Водитель красной “восьмерки” согласился довезти юную пассажирку с 16-й Парковой улицы до Велозаводской за сто рублей...

На следующий день тело задушенной Вики нашли в овраге в Томилинском лесопарке.

Именно с нее начался страшный отсчет жертв серийного убийцы, прозванного “душителем на колесах”.

Труп молодой девушки долгое время числился неопознанным — при ней не было никаких документов, а заявлений о пропаже похожих гражданок не поступало. Так что розыск убийцы “по горячим следам” ограничился протоколом осмотра места происшествия и заключением судмедэкспертизы, которая обнаружила странгуляционную борозду на шее трупа и мелкие ссадины на теле. Причина смерти — удушение.

...Мама Вики Кузнецовой (фамилия изменена. — Авт.) весь день корила себя за несдержанность. Она не хотела, чтобы дочь сгоряча уходила из дома, уговаривала ее остаться, но все тщетно. Неоднократно потом она звонила на мобильный телефон дочери, однако тот всякий раз отвечал длинными гудками — Вика не брала трубку. Беспокойство росло, поскольку подруга Вики, Алена — та самая, к которой она уехала, — уверяла родителей беглянки, что их дочь 4 сентября у нее так и не появилась. Может, передумала и отправилась в другое место? Пришлось даже позвонить Юре, Викиному приятелю, — может, она не хочет общаться с матерью, а другу ответит? Но нет, и в ответ на его звонки все те же длинные гудки.

В голову полезли самые страшные предположения. Мать Вики вдруг вспомнила, как недели за три до этого дочь сказала, что ей приснился странный сон. Как будто она, Вика, уходит из дома, ее отвозят на какую-то дачу, там колют наркотик, насилуют, а потом убивают...

Заявление о пропаже дочери мать девушки написала 18 сентября.

Через неделю ее пригласили на опознание трупа.

У душегуба был любимый женский типаж

Андрей Мещеряков, 24-летний житель подмосковного Воскресенска, прекрасно разбирался в машинах и работал в одном из автосервисов Москвы. До столицы добирался на собственной “восьмерке” ярко-красного цвета, которую он холил и лелеял.

Работы было не так чтобы много — оставалось время “побомбить” даже днем. В свою “ласточку”, впрочем, Андрей кого попало не сажал. Пассажиров выбирал преимущественно женского пола. Посимпатичней и поаакуратней.

Одна такая села к нему в машину 17 сентября 2002 года, около полудня, у метро “Первомайская”.

— До улицы Перовская, пожалуйста, — сказала дамочка лет тридцати пяти и пообещала заплатить за хлопоты 60 рублей. В руках женщина держала жестяную банку с каким-то алкогольным коктейлем. Напиток, видно, заканчивался — пассажирка сделала два больших глотка, восхитилась симпатичным плюшевым мишкой в яркой оранжевой жилетке, брошенным на заднем сиденье, и, умиленная, задремала.

Когда женщина очнулась, машина стояла на обочине дороги. Место казалось пустынным — явно не Перово, хотя неподалеку и виднелись многоэтажки. Капот и багажник “Жигулей” был открыт.

— Небольшие проблемы с машиной, — сообщил водитель, копавшийся в багажнике.

Он попросил пассажирку придержать водительское сиденье, чтобы самому пролезть назад — у “восьмерки” это несколько проблематично. В руках у него был буксировочный трос. Дамочка только пожала плечами — пусть чинит свою машину, лишь бы довез. Она не видела, как водитель наматывал трос на руки, и, конечно, не успела среагировать на молниеносное движение — жесткая веревка цепко сдавила шею. Секунда-другая — и все было кончено...

Тело женщины обмякло, и убийца, абсолютно спокойный, без суеты снял с трупа две золотые цепочки, вынул из ушей серьги, с руки стянул три кольца. Заодно забрал мобильный телефон, солнцезащитные очки, документы и даже дисконтную карту какой-то фирмы. Труп Мещеряков незаметно сбросил со склона в овраг — место для “поломки” он выбрал удачно: рядом с Лениногорской улицей в районе Косино-Ухтомское было безлюдно, внизу как раз пустырь.

От похищенного добра убийца избавился немедленно — подъехал к рынку у метро “Выхино” и продал золотые изделия и мобильник перекупщикам. За все про все выручил 9500 рублей. Документы и прочие вещдоки сжег по дороге домой. Себе “на память” оставил лишь одну золотую цепочку.



От денег перехватывало дух

Утром 20 сентября 2002 года Марина Пекшина (фамилия изменена. — Авт.) сказала мужу, что поедет на рынок ЦСКА поменять туфли, купленные накануне.

— Слишком тесные, — посетовала Марина. — Я буквально туда и обратно, — пообещала модница, облачаясь в длинное джинсовое пальто. — Поймаю машину и на ней же вернусь...

Марина голосовала недолго — на Первомайской улице недостатка в авто не бывает. Притормозила красная “восьмерка”...

— До метро “Аэропорт” и обратно, — проворковала девушка. И добавила: — Двести рублей.

От пассажирки приятно пахло дорогим парфюмом. В ее манере говорить было что-то надменное — видно, привыкла командовать мужчинами, имеет деньги и знает себе цену... К сожалению, Марина не могла читать мысли водителя, который уже приговорил ее к смерти и теперь подыскивал подходящее местечко для воплощения своего дьявольского плана.

Машина “сломалась” недалеко от Дворца спорта “Сокольники”. С красавицей пассажиркой убийце, действующему по обкатанной схеме, пришлось повозиться — та отчаянно сопротивлялась душителю с тросом. Жертва затихла только после двух ударов отверткой в шею.

Прятать труп в Сокольниках Мещеряков не решился — слишком людно. Подумал, что безопаснее вывезти его за город. Он перетащил труп девушки с переднего сиденья назад и поехал в сторону шоссе Энтузиастов. Благополучно миновал пост ГИБДД и затем по Горьковскому шоссе рулил куда глаза глядят. Взглядом выхватил на обочине указатель “Рыбхоз”. Свернул, затем еще раз — на грунтовую дорогу. Остановился возле свалки. Теперь он спокойно снял с Марины все золотые украшения (4 кольца, браслет, серьги), а также забрал два мобильных телефона и сумку, в которой оказались те самые необмененные туфли и две тысячи долларов. От таких деньжищ у Мещерякова, как он признается позже, перехватило дух.

Он за руки вытащил труп пассажирки из салона и положил на кучу мусора. Тело завалил деревянными досками — отходами от пиломатериалов...

Побрякушки на следующий день Мещеряков сбагрил на том же рынке в Выхине. Часть денег потратил на покупку новых дисков для машины и других запчастей. Оставшиеся средства — 1200 долларов — убийца отдал на хранение... матери своей девушки.



Вещи убитых получала в подарок любимая

У Мещерякова была любимая (ее имени по понятным причинам мы не называем). Они познакомились в 1999 году на какой-то вечеринке. Правда, у Андрея в то время были проблемы с потенцией, он долго лечился, но молодой организм в конце концов справился с неприятной хворью. Однако медики вынесли суровый вердикт: детей Мещеряков иметь не может.

Впрочем, девушка от него не отвернулась. Они по-прежнему проводили вместе время, и когда она заболела — примерно в конце сентября 2002 года, — Андрей заботливо принес ей домой кассеты с записями Земфиры и Губина. Правда, потом, после выздоровления, забрал. Мещеряков вообще очень педантично относится к вещам. Это была одна из особенностей его характера. Еще он был вспыльчивый — “до бешенства”, как охарактеризовал его брат.

Позже, на допросе в прокуратуре, девушка Андрея припомнит, что в начале сентября у него появился телефон марки “Самсунг”. Он сказал, что этот мобильник в его машине забыла случайная пассажирка. Она же по рассеянности оставила в салоне игрушку — плюшевого медведя в оранжевом жилете. Потом у Андрея появилась золотая цепочка, затем бешеные деньги — 1200 долларов. “Заработал”. А в середине октября того же года Мещеряков “нашел” в Москве еще один мобильный телефон — марки “Сименс”.

Одновременно на берегу болота в подмосковном Дзержинске была сделана другая находка — труп задушенной женщины 45—50 лет. Ее опознали лишь через две недели. Татьяна Васильевна Моргунова (фамилия изменена. — Авт.), жительница Дзержинска, исчезла 10 октября. Примерно в 18 часов она звонила мужу по мобильному телефону марки “Сименс” из Москвы и сказала, что будет дома через час.

— На попутке быстро доберусь, — пообещала Татьяна Васильевна...



Злодея схватили и... отпустили

Андрей не сказал любимой девушке, что помимо мобильника “нашел” еще и четыре золотых кольца, а также золотую цепочку. С ними-то и отправился 14 октября Мещеряков на площадь к трем вокзалам — видимо, не хотел привлекать к себе внимание частыми продажами золота на рынке у метро “Выхино”. Около Ленинградского вокзала он стал демонстрировать перекупщикам украшения и телефон. Один из покупателей сказал, что не хочет светиться, и предложил Мещерякову пройти в какое-то помещение. Тот согласился, но как только парочка оказалась внутри, скупщик внезапно исчез, а вместо него возникли “сотрудники в штатском”...

Спустя какое-то время Мещеряков уже давал показания в святая святых московской милиции — МУРе. Но пойманный преступник очень быстро смекнул, что задержали его отнюдь не за убийства. И действительно: его спрашивали исключительно о происхождении золотых украшений. Его объяснение было простым и убедительным. Мол, занимался частным извозом и подвозил в Орехово-Зуево двоих неизвестных ему молодых людей, которые по внешнему виду были похожи на наркоманов. Когда же встал вопрос об оплате поездки, то эти граждане заявили, что денег у них нет и заплатить могут, дескать, только золотыми изделиями. Так побрякушки якобы и появились у него, Мещерякова.

“Чего с ним возиться?” — подумали муровцы и... отпустили. Вернее, не то чтобы совсем отпустили — передали в органы по месту прописки, т.е. Воскресенскому УВД. Но и там его не задержали — отпустили на все четыре стороны.



Педант убивал и просто невежливых пассажирок

Выйдя из милиции, Мещеряков понял, что в этой жизни ему несказанно везет. Значит — судьба...

8 ноября вечером он собирался пойти на дискотеку в одно из ночных заведений Воскресенска. Пока же было слишком рано, и он ездил по городу в поисках пассажиров. Примерно в восемь вечера он посадил в машину молодую симпатичную женщину, которой нужно было на другой конец города. В пути дамочка внезапно передумала — может, что-то забыла — и попросила водителя отвезти ее обратно. Тот тут же затормозил и велел взбалмошной пассажирке выйти. Женщина послушалась, но, рассерженная, сильно хлопнула дверцей машины.

Мещерякова такое небрежное отношение к его собственности просто взбесило. Он догнал пассажирку и трижды ударил ее по голове. А когда женщина упала, он молниеносно достал из багажника буксировочный трос, обмотал шею жертвы и сдавил петлю...

Труп случайной попутчицы Мещеряков отнес на свалку, расположенную неподалеку. Брать у несчастной было нечего.

Врачи-психиатры, обследовавшие Мещерякова на предмет вменяемости, не раз задавали ему вопрос: какая необходимость была в убийстве этой женщины? Ничего внятного по этому поводу убийца сказать не смог.

При обследовании у Мещерякова обнаружился целый букет психических отклонений. На перенесенные и наследственные травмы у него наложились “психопатоподобные расстройства”: вспыльчивость, злопамятность, мстительность, раздражительность, педантичность...

В то же время, по заключению врачей, Мещеряков мог “полностью отдавать отчет своим действиям в инкриминируемых ему деяниях”. Другими словами — вменяем.



Последняя жертва отделалась откушенным носом

К счастью, жительница Воскресенска стала последней в списке жертв 24-летнего водителя. Но кровавый перечень прервали отнюдь не сотрудники милиции, которые, наоборот, упустили шанс задержать серийного душителя. Обезвредить преступника смогла... его очередная жертва.

12 ноября, примерно в 12.30, в машину Мещерякова у кинотеатра “Волгоград” села молодая женщина с двумя пакетами и большой спортивной сумкой. Даме надо было доехать до Балашихи и обратно.

— В пути водитель стал говорить, что машина у него ездит на газу, и, мол, когда газовое оборудование установили, то неправильно подсоединили газовый редуктор, и машина может неожиданно заглохнуть в пути, — рассказывала позже в прокуратуре героиня, 30-летняя Ирина Храпко (фамилия изменена. — Авт.). — Чтобы устранить неисправность, ему нужно будет садиться на заднее пассажирское сиденье и спускать газ. Только после этого машина тронется дальше.

Тогда Ирина не понимала, что Мещеряков заранее готовил ее к незапланированной остановке. Но до Балашихи машина доехала без проблем.

— Мне нужно было встретиться с приятельницей, а потом ехать обратно, — рассказывала дальше Ирина. — Я попросила водителя подождать меня и даже сумки оставила в машине.

Мещеряков не стал красть пакеты — дождался пассажирку и тронулся в обратный путь. Но примерно на 21-м км Горьковского шоссе машина все-таки “заглохла”.

— Я не удивилась, — продолжала Ирина, — водитель же предупреждал... Он надел на руки хлопчатобумажные белые перчатки, пересел на заднее сиденье и стал там чем-то заниматься. Я особого внимания на него не обращала. Через несколько минут он попросил меня повернуть ключ в замке зажигания, в то время как сам он будет выпускать газ через редуктор. Я согнулась у руля — и в этот момент почувствовала, как он накинул мне на шею трос и резко тянет назад. Не знаю, как моя левая рука оказалась между петлей и шеей...

Ирина сопротивлялась что было силы. Она даже смогла прохрипеть: “Ты из-за денег?!” Мещеряков ответил: “Да”. Она как могла стала умолять не убивать ее. Сказала, что денег у нее всего 500 рублей. И что у нее двое маленьких детей... Краем глаза Ирина увидела, как душитель тянется к водительской двери.

— У меня мелькнула мысль, что он хочет достать нож, — с ужасом вспоминала Ирина. — Этому необходимо было помешать...

Она перехватила петлю правой рукой, а левой схватилась за руку убийцы, в которой уже была отвертка, но тот все равно смог нанести ей несколько ударов в бок. К счастью, на ней была плотная куртка, которая смягчила удары. В это время Ира изловчилась и выбила ногами лобовое стекло машины, чем привела водителя в исступление. Он с рычанием кинулся на нее и откусил... кончик носа. “Дура, ты что мне с машиной сделала?!” — заорал он. “А ты со мной что сделал?!” — прохрипела Ира, истекая кровью.

Мещеряков ослабил хватку: все его мысли теперь были о машине. Силачка-пассажирка повредила ему и переднюю приборную панель. Ира вышла из машины и приложила к обезображенному носу снег.

— Я пыталась незаметно проголосовать, чтобы кто-нибудь остановился, но все шарахались от нас, — продолжала отважная женщина. — Тогда я подумала, что нам надо проехать мимо поста ГАИ: с разбитым лобовым стеклом нас обязательно остановят. Мне удалось уговорить водителя, чтобы он отвез меня сначала в больницу, а потом я пообещала, что съезжу вместе с ним в автосервис к друзьям, которые бесплатно починят его машину. И еще обещала денег дать... Но в машину я села только после того, как он выбросил трос.

Женская смекалка не подвела. Подозрительную битую “восьмерку” остановили на первом же посту ГИБДД. Окровавленная Ирина тут же бросилась к гаишникам...

Ей пришлось сделать на носу пластическую операцию.

Во время следствия и на суде Мещеряков полностью признал себя виновным. Правда, все убийства он объяснял... непотребным поведением самих жертв. Например, 17-летняя Вика Кузнецова, по его словам, была пьяной и что-то бессвязно лепетала всю дорогу, чем сильно взбесила его. “Четвертая женщина” не переставая предлагала ему леденцы, а у него сахарный диабет. “Пятая” просто сильно хлопнула дверцей машины...

Вспыльчивого убийцу надежно изолировали. По приговору Московского областного суда Андрей Мещеряков будет отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима 25 лет. Одновременно ему назначено принудительное амбулаторное лечение у психиатра.





Партнеры