Бабник поневоле

29 августа 2004 в 00:00, просмотров: 1015

Голосом этого певца уже много лет призывают смотреть “Ералаш” мальчишек и девчонок, а также их родителей. На спектаклях с его участием по сцене летает женское белье, поклонницы исписывают его подъезд признаниями в любви, но надолго привязать его к себе не удалось еще ни одной девушке.

Не догадываетесь, о ком речь? Даю наводку: “Belle”, “Новая волна”...

Именно с партии из “Нотр-Дам де Пари” и победы на фестивале в Юрмале началась триумфальная карьера солистов “СМЭШ”, которые с тех пор не покидают первых строчек хит-парадов.

Но если о Владе Топалове публике хоть что-то известно, то черненький симпатичный “смэшевец” Сергей Лазарев — персона более чем загадочная. Он вообще редко говорит о личном. Но нам, видимо, повезло, потому что кое-какие подробности из жизни 21-летнего солиста узнать все-таки удалось...

Фанатки срывали постельные сцены

— Сергей, так вы с Владом Топаловым братья или это сплетня?

— Мы и не скрываем, что двоюродные братья. Моя мама — сестра мамы Влада, познакомились мы в 9 лет. А сплетни про себя я не читаю. Читать предпочитаю хорошую литературу, классику, а не желтую прессу.

— Из любви к классике ты стал Ромео в Театре им. Пушкина?

— Я начал играть в “Ромео и Джульетте”, когда учился на третьем курсе в Школе-студии МХАТа. Роман Козак, худрук театра, был одним из руководителей нашего курса. И он предложил мне роль. А моей Джульеттой стала Александра Урсуляк. У нас друг к другу были очень нежные чувства. Может даже, я был в нее влюблен. Мы отыграли целых два сезона.

— А почему ушел из театра?

— Когда появился “СМЭШ”, на спектакли с моим участием стали ходить как на выступления солиста группы. И моим поклонникам было по барабану, как я играю. Стоило выйти на сцену, как начинались бурные аплодисменты. Короче, в зале происходило что-то наподобие детского утренника. Было неудобно перед актерами, которые профессиональнее и опытнее меня. И я понял, что просто гублю спектакль. Я ушел.

— Это ведь была не совсем обычная постановка Шекспира?

— Если ты о постельной сцене... Когда выходили, публику немножко шокировало, потому что мы играли голыми по пояс. Саша была топлесс. И помню крики фанаток: сними с него трусы. Или наоборот: убери от него руки! А еще на сцену девушки кидали лифчики и другие подобные вещи...



В “Тату” было слишком много вранья

— Когда видишь взрывной успех “СМЭШ”, так и хочется спросить: и как же зажглись звезды?

— Все говорят, что мы проснулись знаменитыми. Но это не так. Ведь было все: ошибки, выступления в непрестижных местах, провалы. А началось все с песни “Belle”, которую мы, кстати, записали впервые просто в подарок на день рождения папы Владика. Он услышал и решил создать группу. Изначально проект задумывался из четырех участников. Должны были петь еще две девушки. Но после того, как компания “Юниверсал” подписала с нами контракт, нам сказали, что с точки зрения выигрышности проекта будет лучше, если в “СМЭШ” останется только двое парней.

— К слову, а как ты относишься к разрыву “Татушек” с их продюсером?

— Я всецело поддерживаю девчонок. У нас же вообще неправильно поставлены взаимоотношения артистов и продюсеров. Во всем нормальном мире артист диктует волю продюсеру, а не наоборот. Артист главный. У нас же все проекты — под продюсерами. Нет артистов-личностей. Ну исключение — Пугачева, Леонтьев, еще немногие.

Так вот, для “Тату” продюсер действительно много сделал, он придумал им фишки. Но не факт, что все было сделано только Шаповаловым. Да и вообще там присутствовало изначально много вранья. Девчонок обманывали. Я об этом знаю не понаслышке: Юля Волкова — моя сводная сестра (мама Сергея какое-то время была замужем за папой Юли — Авт.). Сейчас у них якобы затишье в группе. Хотя на самом деле пишется новый альбом, а Юля в определенном положении — не буду говорить, думаю, об этом и так все знают (Волкова беременна. — Авт.).

— Открой секрет: куда потратили деньги, полученные за победу на “Новой волне”?

— В Юрмале никто не ожидал, что победим, скажу честно! Кто бы что ни писал — мы ни копейки не заплатили! И тогда для нас будто дверь открылась, которая всегда была заперта. А из этой суммы в 20 тысяч долларов ушло много на налоги, расходы по поездке, остальное — на запись клипа, на костюмы сценические и т.п. Нам ведь даже приз зрительских симпатий не стали давать: Игорь Яковлевич (Крутой. — Авт.) сказал, что “всего много сразу не бывает”. Да и статуэтка “Хрустальной волны” разбилась. Выпала из рук под напором толпы поклонников. Правда, стекло бьется на счастье. Пока, тьфу-тьфу, все нормально!



Жуткий чистюля

— Какие знаки внимания тебе оказывают поклонницы?

— Разные. И не все мне нравятся. Например, когда исписывают подъезд. Это хамство, я ведь не один там живу! Однажды я даже дал понять это — когда за руку поймал.

— Говорил на “исконном” русском?

— Да нет, объяснил культурно. Но они быстро поняли. На другой день смотрю: стерли даже то, что другие написали, и еще кактусы поставили!

— Помимо кактусов тебя чем-то любопытным одаривали?

— Я тут заказал одному представительству фан-клуба узнать, где продается русский гладкошерстный той-терьер. Мол, приеду с гастролей — куплю. Так они мне его подарили.

— Кто же за ним ухаживает, если ты постоянно на гастролях?

— Ну, я живу не один. Снимаю квартиру с друзьями. В семейном гнезде помимо родителей сейчас брат с женой живут. Недавно у них родился ребенок — девочка Алина. Я ей памперсы вожу, подарки всякие. Но мне там нет места. А я такой человек, что жить одному мне будет скучно.

— Ты с девушкой поселился или как?

— Мы уже год снимаем квартиру, и за это время здесь были всего две девушки, которые согласились жить в этом “балагане” (смеется). Одна сбежала, а вторая вот осталась. Но мы все как друзья. Интима нет. У каждого своя личная жизнь. Там полно места для каждого. Я, конечно, мог бы купить сейчас квартиру на окраине. Но если уж покупать, так нормальную, большую, недалеко от центра. Поэтому пока живу так.

— Значит, сам себя содержишь, сам себе стираешь...

— На самом деле я жуткий чистюля. Скажем, не люблю ездить на поездах, считаю, что там не слишком чисто. Стараюсь летать самолетами. Могу из-за маленького пятнышка чувствовать себя не в своей тарелке. Иду застирываю. Правда, такое мокрое пятно расплывается на всю рубашку!



“Без постоянной девушки мне лучше”

— Тебя наверняка замучили вопросом, какие девушки нравятся Сергею Лазареву?

— Ты знаешь, нет определенного типажа. Мне нравятся индивидуальности. В девушке должно быть что-то, за что ее уважают. Чувство собственного достоинства, искренность.

— Обычно люди твоего формата вращаются в среде “золотой молодежи”. Твои избранницы в основном оттуда?

— Ни в коем случае! В большинстве своем “золотая молодежь” — это дети богатых родителей. Их жизнь, как правило, состоит в следующем: ночью тусуются, до пяти спят, а потом опять в клуб. Я не хожу на тусовки. Мне они не нравятся. Лучше пусть девушка будет умная, чем симпатичная. Она должна что-то делать в жизни, к чему-то стремиться. Не должно быть хамства, тупости. Терпеть не могу матерщинниц и вульгарных.

— А я слышала, что ты любвеобильный молодой человек...

— Вообще-то я приверженец постоянных отношений. У меня такая жизнь, я не могу нормально и по-человечески ухаживать. Но сейчас нет постоянной девушки. Потому что были девушки, с которыми я встречался, но для них общение со мной всегда проходило тяжело: плачи, сцены ревности, истерики. Я понял, что надо выбирать: или работа, или личная жизнь. На данный момент для меня главнее работа. Я должен обеспечивать себя, родителей. Сейчас вот мы строим дачу. Я зарабатываю самостоятельно и этим горжусь.

Да и вообще лучше пока без постоянной девушки. Потому что, когда она есть, мысли о ней не дают сосредоточиться на гастролях. Постоянно тянет в Москву. Хочется уехать.

— Напоследок проясни: Влад как-то сломал тебе нос — это случайность или иногда у вас до драк доходит?

— У нас вообще не бывает серьезных конфликтов. Я одно время жил у Влада в квартире — там для меня была отдельная комната, — так мы и тогда не ссорились. А Влад действительно нечаянно сломал мне локтем нос, когда мы ехали в машине. Пришлось делать пластическую операцию. Вправлять нос. Но не подумайте: он такой же, какой и был до этого. Никаких горбинок мне не исправляли.

А если мы и препирались когда, то по поводу того, в какой ресторан пойти. Я очень люблю, точнее, любил суши. А он нет. Вот и не могли на гастролях определиться с рестораном. Теперь все проще: после того, как я объелся, заказав 20 порций, суши ем редко.


P.S. Это интервью уже готовилось к печати, когда страну потрясло заявление Филиппа Киркорова о его уходе со сцены. Вот как прокомментировал это Лазарев:

— Филипп очень много гастролировал в последнее время. Практически непрерывно. Он растратил очень много энергии, где-то, может быть, выдохся. Ему надо отдохнуть и накопить новых идей. Я его поддерживаю в его решении. А по поводу всей этой истории с пресс-конференцией... Я прекрасно понимаю Филиппа. Со стороны журналистки была провокация, а он реально устал в тот день. К тому же показали не всю пресс-конференцию, а только кусок. Кто знает, как она себя вела и с каким хамским лицом на него смотрела.






    Партнеры