Трудный ребенок молчанова

28 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 775

Кто-то знает Лику Кремер как дочь скрипача Гидона Кремера, кто-то знаком с ее актерскими работами. Но большинство зрителей знает девушку по ток-шоу “Частная жизнь”. Год назад Лика стала соведущей Владимира Молчанова. Начинающая теледива уверена, что все самое хорошее происходит с ней по случайному стечению обстоятельств. О роли случая и о частной жизни во всех смыслах мы и поговорили с Ликой.


— Расскажи, как ты попала в “Частную жизнь”?

— Не поверишь! Я по образованию актриса и состою в одном агентстве. Они часто отправляли меня на кастинги, в том числе и на “Частную жизнь”. После двух этапов кастинга меня утвердили на роль ведущей. Тогда мне сказали, что это будет необычная программа, каких еще не было на телевидении. Сейчас, конечно, я не стала бы так говорить. Мы вполне в духе традиции.

— Как сложились отношения с Молчановым?

— Я ему очень благодарна. У меня не было иллюзий относительно внутренней жизни на телевидении — я ведь работала в театре. Те же интриги, возня. Но Молчанов никогда не делал мне прямых замечаний. Я училась, глядя на него. Излишнего внимания он ко мне не проявляет. Как и невнимания.

— Сначала ты, наверное, робела перед ним?

— Мне всегда кажется, что другие люди такие значительные, профессиональные. А я такая незначительная. И все, что случается со мной хорошего, — это случайность.

— Вне съемок вы общаетесь?

— Практически нет. Но мне кажется, так лучше. Люди, которые постоянно работают вместе, устают друг от друга. Мы же видимся раз в месяц, когда снимаем сразу серию передач в течение пяти дней.

— Тебе приходится применять свое актерское дарование во время передачи?

— Мне иногда говорят, как хорошо я сыграла в той или иной ситуации или перегнула палку, наиграла. Но и в том и в другом случае это моя искренняя реакция — мне действительно интересно общаться с нашим гостями. Бывает даже сложно вести передачу, когда жалко человека. Хотя иногда приходят и не совсем адекватные персонажи.

Гидон Кремер мало воспитывал дочь

— Сама в ток-шоу на какую тему хотела бы принять участие?

— Буквально на прошлой неделе первый раз была гостем ток-шоу “Оркестровая яма”. Пошла вместе с братом. Два дня думала, что буду говорить.

— И какая тема была?

— “На алтаре родительских амбиций” — нужно ли заставлять ребенка заниматься музыкой.

— Получается, тебя насильно запихивали в музыкальную школу?

— Именно так. Мама хотела этого, а я нет. Думаю, что противилась ее желанию во многом из чувства противоречия. Мне просто-таки нравилось делать назло. Дома устраивала жуткие сцены, моих выходок не выдерживали и преподаватели — мамины друзья. С некоторых занятий я уходила с отпечатком ладони на лице.

— Сколько же вы воевали?

— Я закончила 4 класса спецшколы при консерватории. И когда однажды мама сдалась и перевела меня в обычную школу, то у меня возникло чувство недоумения: за что же и с кем теперь бороться?

— Мама у тебя музыкант, как и отец?

— Она доцент Московской консерватории.

— И брат — музыкант?

— Братом я очень горжусь. У нас разные отцы, и в отличие от меня — то ли актрисы, то ли журналиста, то ли ведущей — брат в свои 14 лет уже может сказать, что он профессиональный пианист.

— А как отец относился к твоим капризам?

— Папа не участвовал в моей жизни до последних лет. Так что можно сказать, что я росла без отца, без биологического отца.

— Почему же так получилось?

— Сложно поддерживать близкие отношения, когда живешь в разных странах. К тому же некоторым мужчинам неинтересны маленькие дети. И мой папа из тех людей, которые не очень-то умеют общаться вне работы. Недавно у нас появилось общее дело, которое, как мне кажется, нас и сблизило. Он наговаривает главы своей книги, а я печатаю их и редактирую. Там как раз идет речь о том времени, когда я появилась на свет. Много интересного узнала.

— Про отношения родителей?

— У них все было очень печально. Рассказывать не буду — лучше читать книгу.

Ради жениха приходится ходить в консерваторию

— Актрисой мечтала стать с детства?

— В пять лет я снялась в главной роли в фильме “Карантин”. Сейчас я шучу, что это было вершиной моей карьеры. И с тех пор все говорили: “Ну, Лика у нас артистка”. С этой мыслью я и выросла. И пошла в Школу-студию МХАТ.

— Ты замужем?

— Я в процессе.

— И кто избранник?

— Он музыкант. Видимо, таким сложным путем судьба меня привела назад к классической музыке, которую я так не любила в детстве. Теперь хожу в консерваторию, чтобы слушать, а не чтобы считать завитки на колоннах.

— В “Форте Боярд” ты побывала?

— Это одно из сильнейших впечатлений последнего времени, такую гамму эмоций испытала! Для меня на “Форте” все было как в пионерлагере, помноженном на десять.

Честно говоря, сначала я боялась, что попаду в команду звезд, которые будут тянуть одеяло на себя и демонстрировать себя, любимых. Но со мной в команде были люди без звездной болезни. В том числе Лена Захарова и Люба Толкалина, с которой мы недавно вместе снимались в кино.

В “Форте” все устроено таким образом, чтобы максимально показать твои эмоции. Когда я искала ключ в 15 кувшинах с гадами, то мне его отдали только во второй раз. Чтобы показать мое изумление, когда я его не обнаружу с первой попытки.

— По натуре ты авантюрист?

— Наверное, да. На днях кричала специальным старушечьим голосом на курящих подростков в подъезде. И еще время от времени превышаю скорость и разворачиваюсь через две сплошные, что тоже можно назвать риском.

— Копить деньги умеешь?

— Вообще нет, но, пока снималась в Бельгии, в фильме “Матрешки”, накопила на машину. Купила “Ситроен С3”.

— На жилплощадь тоже нужно будет копить?

— У меня уже есть собственная однокомнатная квартира, которую я до сих пор сдавала. Сейчас там идет ремонт. Но к Новому году надеюсь в нее переехать.



Партнеры