Свадьба стилиста

Сергей ЗВЕРЕВ повел себя как настоящий мужчина

6 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 700

Сначала их видели вдвоем лишь в закрытых клубах или в ресторанах для особой публики. Немногочисленные очевидцы не могли понять: кто же придумал такой пиар-роман для стилиста Сергея Зверева и восходящей звезды Саши Project? Как долго это протянется? Сергей и Саша, как выяснилось, тоже думали: сколько можно скрывать свои отношения? А потом взяли и плюнули на все и теперь своими нескромными объятиями смущают публику в самых неожиданных местах (см. прошлый номер “МК-Воскресенья”). И более того, на полном серьезе объявили о предстоящем бракосочетании.

О том, что происходит между 41-летним стилистом и 18-летней певицей, мы попытались узнать от самих жениха с невестой.

По десять минут на женщину

— Как произошло знакомство, повлекшее столь бурный роман?

— Мы долго встречались на тусовках, кивали друг другу головой, — говорит Сергей. — Я знал, что это Саша Project, певица молодая. Она знала, что я — это я. Ну а первое настоящее знакомство состоялось в “Красной Шапочке”. Я пришел со своей подругой. У Саши был мальчик Гоша, у меня была девочка Таня.

— Получилось, что нас как раз и познакомили Гоша и Таня, — подхватывает Саша. — Гоша работал в Питере моделью у Сережи. А Таня была моей знакомой. В итоге мы с Сережей просто вместе смылись ото всех. С этого началось наше знакомство.

— Чем же вас взял Сергей?

— Мне понравилось, что Серега все время шутит. Он серьезен очень редко, только когда у него подготовка к каким-то конкурсам. Не было такого никогда, чтоб у меня плохое настроение, я ему позвонила, а он не рассмешил.

— А мне, как и всем поклонникам Сашиного творчества, больше всего понравился ее №4 — первое, что я увидел в ней, — с серьезной миной говорит Зверев. — Второе — это то, что она легкая на подъем. Другая бы после такого непродолжительного общения сказала: “Ой, я не поеду, ну что вы, как вы могли подумать? Я не такая совсем”. Эта — с легкостью, уговаривать не надо.

— Уговаривать в каком смысле?

— Это кто как поймет... Я ведь почему так поступаю? Мне, если кто-то понравится, нет времени даже ухаживать. Саша знает. Единственное, что я могу, — подойти, в лоб сказать: идем быстро, есть десять минут. Такая вот проблема...

— На самом деле я вовсе не такая ветреная, — оправдывается Саша. — Этот случай был особенным. Влюбленность и единение с первого взгляда, а не раза. До встречи с Сергеем я вообще признавала только длительные отношения. А здесь произошло некое безумство, которое привело к настоящему чувству.

— Сергей, а ведь вы сами в одном интервью насчет женщин сказали, что вы “не по этой части”...

— Нет, ну а как вот скажешь иначе? Вот она, фанатка твоя, говорит: я ваша поклонница с детства. Мол, давайте будем как брат и сестра. А сама — ой, а можно подержать, можно потрогать? И начинается...

Я ей сразу: так, мы или дружим, или у нас что — секс по телефону? И чтоб отвязаться, говорю: я не по этой части. Я же не скажу: пошла на... Вроде человек интеллигентный.

— Как отреагировали близкие на ваш роман?

— Честно говоря, и Сережина мама не очень хорошо отреагировала, и моя мама, — вздыхает Саша. — Она ведь слышала, какие про Сережу слухи ходили. Но мы дали понять нашим родителям, что все серьезно.



Девушка дышала в пупок

— Сергей, вы следите за имиджем Саши?

— А зачем? Если б я видел, что что-то не так, я бы сказал первым. Но мне и раньше нравилось, как она была одета. Некоторые говорят, что у нее такой штамп Бритни Спирс. Но я не вижу ничего похожего.

— А ты, Саша, считаешь, что изменилась после знакомства со стилистом Зверевым?

— Да. Но многие думают: “Вот, она исправилась, потому что с Серегой стала общаться, он ею занимается”. На самом деле, когда я стала встречаться с Сережей, первое, что меня начало смущать, — я ему дышала в пупок. Ведь я всю жизнь ходила в кроссовках. Естественно, начала носить каблуки. Но со спортивными штанами не всегда это сочетается. Поэтому пришлось менять свой имидж в лучшую сторону.

Потом, я вообще не красилась. И рядом с Сережей стояла такая смерть. Сейчас приходится краситься. То есть для меня он стал неким стимулом.

— Вы теперь, наверное, и по магазинам вместе ходите?

— Бывает. Мы с ней в плане покупок схожи. У меня столько одежды, как будто на треть жизни. Когда в ней буду ходить — не знаю, — рассказывает Зверев. — Смотрю, у Саши то же самое. А вообще Саша любит розовый цвет. Пеньюар у нее розовый, трусики, тапочки с розовым мехом...

— Да, я сумасшедшая на розовом цвете, — смеется Саша. — Он свежит и успокаивает.



Младший партнер на брачном ложе

— Уже определились, каким будет ваше бракосочетание?

— Пока точно не знаем. Это же нужно делать обдуманно, не для пиара, — говорит Сергей. — С близкими людьми. А я знаю: Саша всех поназовет...

— Ну я-то знаю точно, какая у меня свадьба будет: средневековая, — добавляет Саша.

— Я буду в колготках, что ли, белых? — перебивает Зверев.

— Нет. Все дамы будут одеты в средневековые платья, корсеты. А мужчины будут ходить в генералах, ну или в зависимости от возраста. А Сергей будет принцем на белом коне, на белом лимузине.

— Я согласен быть принцем.

— Замечательно. С датой определились?

— Да ей совсем еще мало лет. Подождать, что ли, надо, — Зверев хитро улыбается.

— Да глупо все это: рано-рано!.. — Саша идет в наступление.

— Ну, это твоя мама говорит, — Зверев разводит руками. — И вообще: глупость глупостью, а сама еще мультики смотрит. Бывает, кино сексуальное показывают... Ну, представляете, эротика, как раз самое то начинается, а она мне: какое кино — мультики идут! А телевизор один — и что делать? Мне-то надо опыта набираться!

— У вас что, мало опыта?

— У меня мало — у нее больше, — признается Зверев.

— Когда мы с Сережей познакомились, у него был сексуальный опыт на уровне старческих представлений. Все было, типа: я сверху, ты снизу. Или наоборот. Ничего безбашенного не было.



На перепутье полов

— Саша, ты нашла общий язык с ребенком Сергея?

— Я к Сережке хорошо отношусь, и он ко мне хорошо. Он целыми днями в школе. Его привозят ночью. Утром увозят. Как-то, помню, он говорит однажды: вот давай ты будешь моей сестрой. Хотя... нет, папа говорит, что он тебя не мог родить. А давай, будешь моей подружкой? Я говорю: давай.

— Сергей, а почему вы долго скрывали сына от окружающих?

— Еще десять лет назад были такие правила в шоу-бизнесе: желательно, чтобы звезда была молодой, неопределенной национальности, пола, — рассказывает Зверев. — И первое условие, которое мне поставили: чтобы я ни в коем случае не говорил, что у меня есть ребенок, что был женат когда-то. Я должен нравиться как мальчикам, так и девочкам.

Это у меня очень хорошо получалось. Спор между теми и теми идет до сих пор.

— Как же раскрылся секрет?

— Первый, кто эту тему поднял, был Вульф. Он меня пригласил на программу. И уже зная, что у меня есть ребенок, спросил в лоб. А я подтвердил. Но тогда никто не поверил, и все прошло незамеченным. Я выдохнул.

А уж дальше мне предлагали бешеные деньги за то, чтобы я дал интервью с придуманной историей, что я этого ребенка усыновил. Я отказался: как это можно за деньги сказать, что это не мой ребенок?! Это грех, хотя я вижу, как пиарятся известные люди, рассказывая, что они приняли ребенка из детдома.



“Мой щуплый идеал”

— Говорят, хочешь узнать человека — поклей с ним обои. Вам приходилось что-нибудь подобное делать?

— Мы на съемной квартире переклеивали обои, — живописует Сергей. — Там было красиво, ужасно дорогая квартира, обои. Но они были в полоску. Такие, в лондонской теме: семейные трусы — шторы, семейные трусы — обои. Мы там цветочки-бабочки сделали. Естественно, розовые шторы и бантики, шелковое оформление. Угрохали денег немерено.

— Так вы нашли друг в друге идеал?

— Для меня идеальная женщина всегда была такая правильная, — говорит Зверев. — Но у меня сейчас поменялись все представления. Она должна быть безбашенная, но по отношению ко мне, и очень строга с другими. Что есть у Саши. Ты думаешь: она такая, а она — другая и делает все по-другому. Ты ее не можешь просчитать и предсказать.

— Саша, а ты что скажешь по этому поводу?

— Я знаю ее идеального мужчину, — перебивает Сергей. — Он должен быть накачанным, как Гоша, — Зверев с сарказмом описывает бывшего жениха Саши. — Не поймешь, где рука, где нога. Загоревший настолько, что кажется: он еще раз сходит в солярий — и кожа лопнет. И если он начнет мыться — щеткой нельзя, потому что, блин, это ж загар! Это ж деньги! А сейчас у нее идеальный мужчина другой.

— Ага, худенький, щупленький, — жалостливо произносит девушка. — Ничего не уме-ет...

— Гвоздь забить — это не про меня. Лучше соседа попросить. Или Гошу. Хотя Гошу нельзя, он же может себе по голове молотком, а ему на сцену выходить, — добивает бывшего соперника Зверев.

— У нас кран сломался однажды. Сергей мне: “А-а! Саша, что делать?” Я говорю: “Так, стоять!” Все скрутила, все сделала. Он и говорит: “Ты — мое спасение!”








Партнеры